Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Две стороны одного лосося

Сахалинские рыбаки опротестовали грядущий запрет дрифтерного промысла в России

Две стороны одного лосося

Законопроект о полном запрете дрифтерного промысла внесен в Государственную Думу страны. Поправки к закону «О рыболовстве и сохранении водных биоресурсов» внесены спикером Совета Федерации Валентиной Матвиенко. Если они будут приняты, под запрет попадет промысел тихоокеанских лососей в исключительной экономической зоне, внутренних морских водах и территориальном море Российской Федерации.

Что такое дрифтерный лов? Это добыча рыбы промысловыми судами с помощью плавных или, как их чаще называют, дрифтерных сетей, обладающих свойством задерживать прикоснувшихся к ним рыб. Пытаясь пройти сквозь сеть, рыба натягивает ячею сети на себя до плавников, поэтому не может перемещаться вперед. При попытке отойти назад она не может снять с себя ячеи. Цикл работы судна дрифтерного лова складывается из следующих процессов: выметывание сетей, дрейф, то есть основной процесс, в течение которого происходит запутывание рыбы, выборка сетей, освобождение их от улова.

«Необходимость введения законопроектом запрета на использование пелагических или плавных (дрифтерных) сетей на путях нерестовых миграций вызвано тем, что это приводит к неизбежному облову смешанных популяций разных видов лососей, в том числе и нерестового стада, что может привести к полному опустошению конкретного нерестилища и соответственно к прекращению промысла. Кроме того, дрифтерный промысел перехватывает значительную часть лососей у российских береговых предприятий, деятельность которых основывается на рыболовстве, а также наносит прямой ущерб биологическому разнообразию морской экосистемы в результате гибели морских птиц и млекопитающих», - говорится в пояснительной записке к законопроекту. Разработчики поправок напоминают, что после принятия Резолюции Генассамблеи ООН в 1991 году, дрифтерный промысел был запрещен за пределами 200-мильной зоны России, США, Канады, Японии и Республики Кореи.

Тема запрета дрифтерного промысла обнажила противоречия между двумя дальневосточными регионами – Камчатским краем и Сахалином. Камчатские рыбопромышленники не скрывают, что систематически лоббируют внедрение этого запрета с 2008 года. Сахалинцы ответили обвинениями в нечистоплотной игре: якобы сторонники спорного законопроекта пытаются лишить конкурентов возможности добывать особо ценного лосося – нерку и чавычу, пользующихся большим спросом как на внутреннем, так и на внешнем рынке. На Камчатке ведется береговой лов этой рыбы. Но нерка – это главная цель и тех, кто ведет дрифтерный промысел тихоокеанских лососей в море. Есть мнение, что их камчатские рыбопромышленники, привыкшие считать эту красную рыбу «своей», нередко воспринимают почти как браконьеров, перехватывающих законную добычу. В этой логике появление законопроекта, который должен поставить крест на дрифтерном промысле лососей, становится очередным эпизодом конкурентной борьбы за ценный ресурс.

Есть еще одна «правда»: запрет дрифтерного промысла лишит работы сахалинских рыбаков, всего около 500 человек. Министр сельского хозяйства России Николай Федоров, находясь на прошлой неделе в командировке на Сахалине, признал, что введение запрета – дело практически решенное. Но в этом случае возникает вопрос о компенсации ущерба компаниям, ведущим дрифтерный промысел.

«Рыбопромышленники квоты на ресурсы для дрифтерного промысла приобрели законным путем на аукционах в 2010 году, - сказал уполномоченный по защите прав предпринимателей в Сахалинской области Андрей Коваленко. – Они заключили с государством договоры, которые гарантируют им работу в течение десяти лет. И сейчас, в середине этого срока, им говорят, что их промысел может быть свернут. Это создает опасный прецедент».

«Ни один добросовестный рыбак пострадать не должен, - сообщил свою позицию Николай Федоров. - Он получил государственные гарантии до 2020 года? Значит, государство должно свои обязательства сдержать. И добиться этого - наша общая совместная задача».

Тем не менее, в данный момент законопроект о запрете дрифтерного промысла направлен на общественную экспертизу в регионы России. Камчатка одобрила его одной из первых: 17 февраля проект закона единогласно поддержал Президиум Законодательного Собрания Камчатского края, сообщил вице-спикер депутатского корпуса Роман Гранатов.

«Именно камчатские депутаты в 2008 году первыми забили тревогу, когда возникла перспектива закрепления квот за дрифтерными компаниями на 10 лет. Тогда за несколько дней было собрано больше 20 тысяч подписей против дрифтерного промысла, - сказал Роман Гранатов. - Ведь что такое японский и отечественный дрифтерный промысел? Это когда плавными сетями, которые не пропускают ничто живое, перегораживаются целые побережья. И рыба просто не приходит на нерест. Гибнет молодь. Без возможности воспроизводства популяция единственного в мире ценнейшего дикого камчатского лосося оказывается под угрозой уничтожения. В настоящее время 16 российских и 35 японских дрифтероловов выставляют всплошную 1600 километров сетей, закрывая рыбе доступ на нерест. Чем это чревато? Мы все помним последствия дрифтерной катастрофы, разразившейся в пятидесятых годах 20 века. Тогда японские дрифтероловы нанесли непоправимый урон экономике и морской среде Дальнего Востока, буквально выгребая рыбу еще на подходах к Камчатке. На полуострове разорились 30 рыболовецких колхозов, было закрыто 25 суперсовременных по тем временам рыбоконсервных заводов, 36 рыбоперерабатывающих береговых баз, 23 рыбокомбината и 27 поселков. На восстановление экосистемы и промысловых объемов лосося понадобилось более 25 лет».

Сегодня Камчатка – лидер по объему добычи лососей. Здесь добывают четверть всех российских уловов, здесь воспроизводится практически 100% ценных видов рыб – чавычи и нерки. За последние годы в крае построены десятки современных заводов по переработке рыбы, инвестировано более 13 млрд рублей.

«Мы за полный запрет дрифтерного промысла и поддерживаем законопроект. Все эти годы мы наращиваем объем переработки рыбы на берегу, уходим от продажи необработанного сырца в море. Сегодня уже 70% рыбы, добытой нашими судами у берегов Камчатки, приходит на берег. На побережьях края строятся высокотехнологичные заводы, выпускающие продукцию глубокой переработки. За последние годы их построено уже более полутора десятков. Эта рыба попадает на столы россиян. А это и занятость населения, рост уровня жизни в небольших прибрежных селах, это позволяет закрепить население в удаленных районах, - заявил заместитель Председателя Правительства – министр рыбного хозяйства Камчатского края Владимир Галицын. - Дрифтерный лов – выгодный промысел. Затрат минимум – добытую рыбу практически в полном объеме сдают за рубеж. Порядка 80% дрифтерной нерки уходит в Японию, даже не доходя до российского берега. Мы выступаем за то, чтобы давать работу российским береговым предприятиям. Практически вся рыба, которую вылавливают дрифтерными судами, воспроизводится на Камчатке. Государство тратит колоссальные средства на работу органов рыбоохраны, на защиту нерестилищ, на воспроизводство лосося на рыбоводных заводах. Промысел должен быть щадящим и разумным. А если мы будем и впредь дрифтерами перекрывать подходы рыбы к Камчатке, то работу многих предприятий на камчатском побережье, как и сами поселки, можно будет закрывать. И счет здесь уже не на сотни, а на тысячи человек».

Сахалину есть что ответить. Там дрифтерным промыслом лосося занимаются несколько компаний, в которых работают около 500 человек. У них свои веские аргументы в защиту этого способа лова. Уловы тихоокеанских лососей на Сахалине в последние годы устойчиво растут. Еще десяток лет назад в Сахалинской области считалось большой удачей, если путина приносила 50 тысяч тонн красной рыбы. Сегодня улов около 120 тысяч тонн считается нормальным. По словам сахалинских рыбаков, популяция лососей находится на пике численности, и ни о каком фатальном ущербе говорить не приходится. На долю дрифтерного промысла в лучшие годы приходится всего 4-5 процентов общего улова тихоокеанских лососей в исключительной экономзоне России. В силу существующих мощностей с помощью дрифтеров невозможно причинить фатальный ущерб запасам красной рыбы, считает заместитель председателя правительства Сахалинской области Сергей Карепкин, курирующий рыбную отрасль региона.

«Отечественная отраслевая наука и не скрывает, что не располагает объективными данными о том, что дрифтерный лов наносит сколько-нибудь значительный ущерб популяции лосося, - сказал Сергей Карепкин. – Все пугающие рассказы о дрифтерных сетях, якобы уничтожающих все живое, основаны исключительно на сведениях из зарубежных источников, полученных от западных экологических организаций, которые, как известно, далеко не всегда объективны. Более того, дрифтерный лов необходим. Сегодня нет других действенных способов определить численность лосося в море, сделать точный прогноз уловов в предстоящую путину. Именно с этой целью ученые регулярно принимают участие в экспедициях с применением дрифтерных сетей, которые проводят наши сахалинские рыбаки. Без этих прогнозов, которые выдает наука, и сами рыбаки, которые ведут прибрежный промысел, не смогут нормально планировать свою деятельность».

В качестве иллюстрации Сергей Карепкин привел научную оценку дрифтерного промысла, опубликованную в 2009 году доктором наук, руководителем всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии Олегом Гриценко. По его оценкам, ущерб экосистеме не выше ущерба от любого другого способа ловли, если дрифтерный промысел ведется в соответствии с действующими правилами рыболовства. «Ученый даже подчеркнул, что создание негативного представления о дрифтерном промысле обусловлено в первую очередь соображениями конкурентной борьбы», - резюмировал Сергей Карепкин, намекнув на сторонников законопроекта, имеющих интересы в рыбной отрасли Камчатки.

«Те, кто участвует в дрифтерном промысле, знают, что практически 70-80% изъятой рыбы выбрасывается», - парируют камчатские рыбопромышленники. «В улове остается одна валютоемкая нерка. Горбуша, кета и рыба, испорченная дрифтерными сетями, выбрасывается за борт. Есть статистика, исходя из которой можно сделать элементарный анализ: если в общих подходах рыбы на побережье горбуша занимает порядка 80% всего лосося, то на дрифтерных судах получается, что больше 70% добываемого лосося - это нерка. Сами цифры говорят об обратном - дрифтер оказывает пагубное воздействие, поэтому большинство рыбаков выступают против этого варварского промысла», - уверен председатель рыболовецкого Колхоза им. Ленина Сергей Тарусов.

Колхоз имени Ленина - одно из старейших и крупнейших рыболовецких предприятий Камчатки. Компания, в которой трудятся 2 тысячи рыбаков, доставляет основную часть рыбы на берег, а после переработки поставляет продукцию на российский рынок.

«Дрифтерная нерка – идет почти 100% на экспорт, в Японию. Россияне ее и не видят. Они не знают что такое нерка, зато знают, что такое горбуша, - рассказал Сергей Тарусов. - Мы уверены, если дрифтер запретят, подходы лосося значительно увеличатся. Берег начнет нормально работать, у людей будет стабильность. Наши коллеги с Сахалина вспоминают, что 500 сахалинских рыбаков, которые полтора месяца в году трудятся на дрифтерах, останутся без работы. О том, что 20 тысяч камчатских рыбаков останутся без работы в результате дрифтерного промысла, они не думают. С дрифтеров люди завтра перейдут на другие суда, а в прибрежных поселках люди живут, им идти некуда. Берег нельзя оставлять без рыбы, это просто преступно».

В качестве еще одного аргумента к запрету дрифтерного лова камчатские рыбаки называют цифру: по расчетам экспертов, в результате дрифтерного промысла Россия ежегодно теряет доходов на сумму свыше 8 млрд рублей, хотя вся уничтоженная рыба и бесконтрольно изымаемая нерка могли бы прийти на берег и работать на экономику прибрежных регионов. Как пример приводится 2014 год, когда удалось добиться сокращения дрифтерной путины всего на один месяц. В результате к началу промысла на восточное побережье Камчатки подошло существенно большее количество лососей, чем в предыдущие годы.

Пока дальневосточные территории оценивают законопроект, в Росрыболовстве приступили к детальному изучению проблем дрифтерного промысла. В конце января заместитель Министра сельского хозяйства страны, глава Федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков провел межведомственное совещание по вопросам, связанным с дрифтерным промыслом тихоокеанских лососей в исключительной экономической зоне России отечественными и иностранными пользователями. В результате «Тихоокеанскому научно-исследовательскому рыбохозяйственному центру дано поручение предоставить всесторонний анализ влияния дрифтерного промысла тихоокеанских лососей на состояние запасов водных биоресурсов в ИЭЗ России. Управления Росрыболовства при этом должны провести анализ экономического эффекта от предлагаемых мер для рыбохозяйственного комплекса Дальнего Востока, а также юридических аспектов вопроса. Материалы сейчас подготавливаются», - сообщили в Росрыболовстве.

Уже сейчас очевидно, что вокруг обсуждения законопроекта развернутся жаркие дебаты. Не исключено, что его редакция будет корректироваться. Главная задача законодателя в таких условиях - абстрагироваться от интересов конкретного рыбацкого лобби и руководствоваться лишь интересами рыбохозяйственного сектора страны и соображениями продовольственной безопасности России.