Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Дышите. Не дышите. Выдохните!

Как решаются главные экологические проблемы Дальнего Востока

Эксперты признают: в регионах Дальневосточного федерального округа экологическая ситуация на протяжении многих лет остается одной из самых неблагополучных в стране. Вокруг мест проживания человека на Дальнем Востоке везде - первозданная природа, отсюда и проблемы. EastRussia разбиралось, почему к решению многих экологических вопросов на востоке страны пока не удается не только приступить, но хотя бы подступиться.

Дышите. Не дышите. Выдохните!
Фото: shutterstock.com
ОХРАНА БЕЗ ПРОГРЕССА

В экологическом рейтинге, составленном общественной общероссийского организацией «Зеленый патруль», дальневосточные регионы далеки от высоких позиций, а значит, и от экологического благополучия. В рейтинге по итогам весны 2018 года из регионов ДФО самое высокое место - 11-е, - у Магаданской области. При этом ее позиции «подросли» на два пункта по сравнению с предыдущим периодом (зимой регион был 13-м). Чукотка и Камчатка, наоборот, в рейтинге чуть опустились (на 3 и 1 пункт соответственно) и заняли 26 и 29 места. Ну а остальные регионы-«дальневосточники» можно отнести уже к аутсайдерам. Сахалинская область – на 57-м месте из 85 возможных, Приморский край – на 61-м, Хабаровский – на 63-м. Якутия и Амурская область заняли 67 и 68 места соответственно. А Еврейская автономная область вошла в десятку худших в стране по экологической обстановке и оказалась на 76 месте.

Как отмечают составители рейтинга, такой расклад стабильно держится на протяжении долгого времени – ситуация, по сути, не меняется с тех пор, как рейтинг вообще стал составляться. При его формировании учитываются, в частности, данные об основных предприятиях – загрязнителях окружающей среды, о расходах на природоохранные мероприятия в регионе, о продолжительности жизни. Принимаются во внимание и события, произошедшие за период, по итогам которого составляется рейтинг. Вот, например, выдержки из «Хроники событий» по Приморскому краю: упоминаются массовый мор рыбы, лесные пожары, митинг против открытой перевалки угля, загрязнение водоемов нефтепродуктами… Неудивительно, что итоговое место Приморья в рейтинге оказалось крайне невысоким.

 – Рейтинг формируется не только на основе официальных сообщений, публикаций в СМИ или государственной статистики об объемах и характере выбросов и разного рода ЧП, но и на основе жалоб жителей регионов, поступающих к нам, - рассказывает EastRussia Роман Пукалов, директор природоохранных программ «Зеленого патруля». - И на Дальнем Востоке, прямо скажем, хороших новостей мало. По ЕАО, в частности, основной поток жалоб связан с вырубками леса. Оцениваем мы и адекватность и оперативность реагирования властей на жалобы людей, – а она в данном случае нулевая. И экологическую ответственность бизнеса. Скажу, что серьезных вложений в природоохрану со стороны промышленных компаний, работающих в ДФО, по большому счету, нет. Подвижек к лучшему тоже нет. Впрочем, и ухудшения тоже. Как было уверенно плохо, так уверенно плохо и остается. Складывается ощущение затяжного застоя, сопровождающегося разворовыванием природных ресурсов. При этом в России есть регионы, в которых за последнее время наблюдается колоссальный прогресс в этой сфере – значит, ситуацию изменить все-таки реально, было бы желание. Хотя условную «пятерку» по итогам наших исследований поставить пока нельзя никому.

Экологические проблемы Дальнего Востока, разумеется, ни для кого не тайна. Для федеральных властей в том числе. Так, в начале июля секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев провел в Петропавловске-Камчатском совещание с главами дальневосточных регионов по вопросам экологической безопасности и рационального природопользования. Как заявил Патрушев на совещании, «угрожающий характер приобретает несоблюдение хозяйствующими субъектами норм природоохранного законодательства, низкий уровень экологической культуры». Согласно приведенным им данным, в ДФО очищается не более 15% сточных вод. Следствие – сильные загрязнения водоемов соединениями алюминия, меди, цинка и фенолами. Требованиям санитарного законодательства не отвечает каждый шестой источник питьевой воды в ДФО.

Особо отметил секретарь Совбеза ситуацию в «угольных» портах в Находке и Ванино – там чрезвычайно высок уровень загрязнения воздуха, морских акваторий и почвы. В целом же, подчеркнул Патрушев, 18% городского населения в округе дышат воздухом, в котором повышено содержание вредных веществ, а разного рода отходов на территории ДФО накоплено боле 630 млн тонн.

«Болевые точки» экологической обстановки на Дальнем Востоке обозначены. Но что делается для того, чтобы их не было?
 
ПРОТИВ ЧЕРНОГО СНЕГА

Роман Пукалов рассказывает: самое большое число жалоб (и не только в масштабах Дальнего Востока, но и всей России ) поступает в «Зеленый патруль» из Приморского края – из Находки. Жалобы на открытую перегрузку угля на местных терминалах в организацию приходят еженедельно. Город задыхается, говорит Пукалов.

Когда-то Находка была «экологическим оазисом», одним из самых чистых городов России. Сейчас в порту Находки на пяти угольных терминалах несколько частных компаний ведут отгрузку угля, поступающего из Кузбасса, и отправку его на экспорт. Эта «деятельность», а заодно и угольные хранилища, растянувшиеся на несколько километров, сделали жизнь в городе невыносимой. Над Находкой висит угольный смог, который виден даже из космоса, зимой в этих местах лежит черный снег, а угольная пыль проникает в дома жителей.
Люди писали во многие инстанции, выходили на акции протеста, но более-менее сдвинулось дело с мертвой точки, когда на прошлогодней «прямой линии» с президентом школьник из Находки Андрей Боль рассказал о том, что происходит в городе.

Впрочем, сказать, что ситуация в Находке после президентских поручений изменилась стремительно и радикально, все же нельзя. Угольщики пылили по-прежнему, и весной этого года Тихоокеанское морское управление Росприроднадзора было вынуждено приостановить работу одного из угольных терминалов с формулировкой «за проведение работ по перегрузке угля при отсутствии разрешения на выбросы вредных веществ в атмосферный воздух».

Весной же представители региональных и городских властей и руководители угольных компаний заключили соглашение о природоохранных мероприятиях и, в частности, о постепенном прекращении перевалки угля открытым способом. Девять предприятий, поставивших подписи под документом, взяли на себя обязательства до 2020 года полностью перейти на закрытую перевалку угля. До этого времени в комплексные меры по охране окружающей среды в Находкинском городском округе они вложат более 1,5 млрд рублей. В свою очередь, врио главы региона Андрей Тарасенко пообещал совместно с надзорными органами приостанавливать работу компаний, которые не смогут предложить эффективные меры защиты от загрязнения воздуха угольной пылью.

Сейчас работа в этом плане идет – в частности, на мысе Астафьева в Находкинском морском торговом порту устанавливаются ветропылезащитные экраны и стационарная система пылеподавления. Эти объекты обойдутся стивидору в 150 миллионов рублей.

Подобная работа идет и на других терминалах. Всего на данный момент, как сообщили EastRussia в пресс-службе регионального правительства, компании приобрели 30 систем пылеподавления и девять единиц спецтехники, установили около двух километров пылеветрозащитных экранов.

Однако жители Находки считают: говорить о конкретных результатах таких мер пока еще слишком рано.

 – Об эффективности тех мероприятий, которые начали проводить угольные стивидоры, преждевременно, - заявил EastRussia Артем Трембовлев, президент приморской краевой общественной организации содействия защите прав человека и культурного наследия «Надежда». – Сейчас лето, влажность большая, растительности много, а направление ветра таково, что угольная пыль почти не попадает на жилые районы. Собственно, каждое лето так и есть. А зимой ситуация резко меняется, и город оказывается сплошь накрыт угольной пылью. И так происходит каждый год. Сейчас мы видим, что у всех стивидорных компаний установлены ветрозащитные экраны, водяные пушки, но насколько все это эффективно – станет понятно только осенью.

Сейчас общественники, кроме того, ждут результатов научных исследований, которые бы дали объективную оценку воздействия работы угольных терминалов на окружающую среду. Выясняется, что этих исследований то ли не было вовсе, то ли они хранились под грифом «секретно».  

–  Исследований не было, хотя общественность настаивала на их проведении. Недавно губернатор дал соответствующее поручение одному из профильных институтов, ожидается, что осенью мы узнаем о результатах этих исследований, - говорит Артем Трембовлев. – А пока их нет, нам остается только верить своим глазам и, например, замечать огромные площади, покрытые угольной пленкой и в море, и на побережье. Когда же появятся результаты экспертизы, мы используем их в том числе и для судебных разбирательств, если понадобится. Но вообще, то, что сейчас происходит, - просто возмутительно. Компании занялись строительством очистных сооружений, которые будут готовы через 2-3 года. Но пока их не построят, промышленные отходы так и будут выбрасываться в воздух и в море. Я считаю: останавливайте работу, стройте сооружения, а потом уж продолжайте работать. Во всем мире именно так и происходит. Только у нас наоборот.

При этом Артем Трембовлев верит: Находку удастся спасти.

- В прошлом году, после того, как общественность вышла на митинги, о нашей проблеме стали широко говорить, мы вынесли ее на федеральный уровень. Потребовалось несколько месяцев, чтобы начали приниматься какие-то конкретные меры. Но сейчас, можно сказать, маховик запущен, набрал обороты, и теперь уже ясно, что проблема однозначно будет решаться.
 
ЗОЛОТЫЕ РОССЫПИ

Еще об одной проблеме, хотя для Дальнего Востока она далеко не новая, широко известно стало относительно недавно.

Этим летом Центр спутникового мониторинга и гражданского контроля совместно с международной коалицией «Реки без границ» при поддержке Всемирного фонда дикой природы (WWF России) получил спутниковые снимки из трех российских регионов – Красноярского и Забайкальского краев и Амурской области. На снимках видно: водоемы там сильно загрязнены из-за работы золотодобывающих компаний. Причем в Амурской области ситуацию можно назвать критической.

Спутниковый мониторинг проводился после многочисленных жалоб местных жителей. «С земли» всего не разглядишь. А вот космоснимки помогли определить масштабы бедствия. Как рассказал Александр Колотов, российский координатор международной коалиции «Реки без границ», если говорить конкретно об Амурской области, то там по состоянию на начало июня было выявлено загрязнение реки Унаха на протяжении 90 километров, вплоть до ее впадения в Зейское водохранилище. Река Иликан была загрязнена более чем на 70 километров. По словам Колотова, добыча россыпного золота (к слову, запрещенная во многих странах) является самым распространенным источником негативных воздействий на водные объекты в Амурском бассейне, сравнимым с масштабами воздействия ГЭС и инфраструктуры поселений. В Амурском бассейне, отмечает эксперт, негативными последствиями добычи россыпного золота оказалась затронута территория в 4200 квадратных километров, 13 000 километров речной сети.

В Зейском межрайонном отделе Амурского территориального управления Росрыболовства поддержали деятельность экологов и подтвердили: нарушения со стороны золотодобытчиков носят массовый и губительный для природы характер.

«В ходе рейдовых мероприятий, в 2017 году по установленным фактам негативного влияния на окружающую среду было возбуждено 222  дела об административных правонарушениях (в том числе 13 дел в отношении юридических лиц). В отношении нарушителей, деятельность которых связанна с разработкой месторождений россыпного золота, возбуждено 148 административных дел, - говорят в ведомстве. - Последствия деятельности недобросовестных золотодобытчиков окажут негативное воздействия на нерестилища, которые будут уничтожены вследствие заиливания. ГСМ с загрязненных водоохранных зон будет смываться дождями в реку на протяжении многих лет, оказывая негативное влияние на обитателей водных объектов. Все ремонтные площадки должны быть за пределами водоохранной зоны  водных объектов. Однако на деле, за редким исключением, можно наблюдать одну и ту же картину: в непосредственной близости от рек и ручьев стоит ремонтирующаяся техника, а вокруг все залито нефтепродуктами, на участках работ отсутствуют утвержденные технические проекты, в соответствии с которыми и должны осуществляться работы». 

В межрайонном отделе Росрыболовства приводят и конкретные примеры.

Предприятие «Маристый» разрабатывало месторождение на ручье Верный (притоке реки Джалта, которая является в свою очередь правым притоком реки Иликан). «На самосвалах порода привозилась с ручья Верного и промывалась на реке Джалта. Промприбор был установлен на берегу реки, вода на промывку породы подавалась непосредственно из русла реки…Фильтрационных отстойников не имелось, река от прибора ниже по течению была сильно загрязнена взвешенными частицами», - объясняют в ведомстве.

Компания «Прииск Дамбуки» на реке Иликан, рассказывают специалисты, добывала золото с нарушениями проекта, при этом водоохранную зону сильно загрязняла сильно отработанными нефтепродуктами. Сотрудники Рорыболовства обнаружили их разливы на берегу Иликана. Валялись поблизости и бочки из-под нефтепродуктов: их остатки вытекали на грунт.
Росприроднадзор по Амурской области этим летом провел проверку по описанным фактам (отметим: провел впервые!). К нарушителям будут приняты меры.

– По Амурской области мы в этом году работали в первый раз, и рады, что получили оперативный ответ по существу от регионального Росприроднадзора, - говорит Александр Колотов. – При этом десятки жалоб от жителей области к нам продолжают поступать. Скажу прямо: в Приамурье в этом плане ситуация аховая. Проблема варварской золотодобычи назрела и перезрела. Но дело в том, что действующее законодательство фактически развязывает руки недобросовестным золотодобытчикам. Так, Росприроднадзор не может приехать к ним для отбора проб без предупреждения, – а за два-три дня старатели вполне успеют все за собой «подчистить». К тому же артели часто работают в удаленных, труднодоступных районах. Но если даже золотодобытчиков уличат в содеянном, дело дойдет до суда, а суд назначит им наказание – то что это будет за наказание? Штрафы ну пусть в десятки тысяч рублей. Для золотодобытчиков это ничто. То есть у таких компаний нет никакого экономического стимула улучшать свою деятельность. Но повторюсь: то, что региональный Росприроднадзор быстро отреагировал на предоставленную нами информацию – очень хороший, обнадеживающий знак.
 
ЛЕС РУБЯТ - ОПИЛКИ ГОРЯТ

Сейчас много говорится о масштабных вырубках лесов в России, прежде всего на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири. Но вырубки, которые ведутся в промышленных масштабах, как к ним ни относись, проконтролировать все-таки легко, - не то что деятельность многочисленных лесопилок. Отходы производства – то есть опилки – они не утилизируют так, как это полагается делать (а зачастую утилизировать их и негде – специальных полигонов нет), а попросту сжигают. И от этого задыхаются поселки, рядом с которыми разместились лесопильщики.

Такая проблема коснулась, например, жителей поселков Известковый и Березовый в Хабаровском крае.

Екатерина Дробот, житель Известкового, депутат Падалинского сельского совета, рассказывает: жители поселка задыхаются уже восемь или девять лет. С тех пор, как в их местах начало работать лесопильное предприятие.

- Работает рядом с нами подразделение фирмы «ДВ-Максимум плюс». Ее учредители – китайские граждане, а головной офис у них находится в Хабаровске. Мы пытались на них выйти, попросить, чтобы решили ситуацию, но они на контакт не идут, - рассказывает Екатерина. – Мы писали жалобы в правоохранительные органы, в прокуратуру. Нарушения там признали, вроде на какое-то время работу предприятия приостановили, территорию огородили, сторожа поставили. А сейчас все работает заново. И опилки так же горят. Мы задыхаемся. И не видим, бывает, друг друга в нескольких метрах. Тем, кто неподалеку от лесопилки живет, белье на улицу не вывесить – оно за день становится черным.

Екатерина Дробот говорит: раз уж взялись жители Известкового отстаивать свое право дышать нормальным воздухом – значит, постараются довести дело до конца и добиться своего.

Хочется, конечно, верить, что так и будет, и что у экспертов при составлении очередного экологического рейтинга будет меньше поводов говорить о Дальнем Востоке как о территории, где «все долго и уверенно плохо».
Что на Дальнем Востоке произошло за неделю и кому это выгодно?
Эксклюзивная аналитика от EastRussia – каждый вторник в вашем почтовом ящике