Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

ЕГЭвакуация с востока

Единый государственный экзамен стал инструментом перекачки талантливой молодежи из регионов Дальнего Востока на запад страны. Может ли отмена ЕГЭ остановить отток самых мозговитых молодых людей из ДФО?

Единый госэкзамен отчасти задумывался как «великий уравнитель» - он дал шанс школьникам из самых дальних уголков поступить в ведущие вузы страны. Однако большинство уехавших на учебу назад не возвращаются. Ситуация может измениться с отменой ЕГЭ – разговоры об этом идут с момента его введения. В начале 2021 года об этом вспомнили снова. Лидер партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов предложил поэтапно отказаться от ЕГЭ, для начала — освободить от него тех, кто поступает в колледжи и техникумы. А зампредседателя комитета Госдумы по образованию и науке Максим Зайцев заявил, что сейчас разрабатывается законопроект об отказе от ОГЭ (который сдают в конце 9 класса) — и отметил, что следующим шагом может стать отмена ЕГЭ. Одним из основных мотивов отказаться от ЕГЭ сторонники этой меры называют его спорную эффективность. И если вдруг это произойдёт, каковы будут последствия для «интеллектуальной миграции»?

ЕГЭвакуация с востока
Фото: minobrnauki.gov.ru

УЕХАТЬ НЕЛЬЗЯ ОСТАТЬСЯ

Ученица 11 класса хабаровской школы Анастасия Заяц хочет поступить в вуз в Санкт-Петербурге. Чтобы пройти на международное право, ей нужно сдать три ЕГЭ: по русскому, английскому и обществознанию. Максимум за три экзамена — 300 баллов, плюс индивидуальные достижения, которые добавляют очков. Конкурс на бюджетные места большой — значит, чем больше баллов будет в сумме, тем лучше.



«В Хабаровске я не совсем вижу возможности для будущего развития в сфере международного права», — говорит Анастасия Заяц.

Родители выпускницы тратят по 3800 рублей в месяц на репетитора по русскому языку, по 3500 — на онлайн-курсы по английскому, столько же — на обществознание. Если подготовка стартует с начала учебного года и длится по май включительно, то в сумме выходит 97 200 рублей.

«Мне кажется, что в центрах, которые больше развиваются в России — то есть Москва, Санкт-Петербург — там как-то больше идет финансирование в вузы. И образование, соответственно, лучше», — так размышляет абитуриентка.

И так же считают многие школьники. Семьи, в которых есть возможность отправить ребенка в столичный вуз — не на бюджет, так на платное обучение — стараются ею воспользоваться. В ближайшем окружении Анастасии есть только один человек, который точно решил, что будет учиться в Хабаровске. Остальные приняли решение уезжать.

По данным Хабаровскстата, за 2019 год из Хабаровского края в другие регионы России выехало 42 472 человека. За неполный 2020-й (не считая декабря) — 35 166 человек: очевидно, на снижение миграции повлияла пандемия коронавируса. Но для дальневосточного субъекта это скорее исключение, подтверждающее правило: население Хабаровского края неумолимо сокращается.

Вузы принимают абитуриентов в основном по результатам ЕГЭ. Значит, нужно хорошо его сдать, чтобы очутиться в какой-то другой жизни.

ЕГЭ В ОДИН КОНЕЦ

С 2009 года, когда ЕГЭ стал обязательным во всех регионах страны, и по 2020 год включительно край покинуло (в абсолютных числах) 33 340 человек в возрасте от 15 до 19 лет. То есть в среднем уже на протяжении 11 лет из региона уезжает около 3 тысяч школьников в год. А выпускается — примерно по 5-7 тысяч человек. Повлиял ли ЕГЭ на отток молодежи из регионов?

«Если сказать очень кратко и просто, то да, безусловно. Я сейчас не говорю ни о каких «но», которые за этим следуют. Но да, ЕГЭ — это тот инструмент, который позволил границы значительно стереть. Значительно. Однозначно — и статистика об этом говорит — после того как ввели ЕГЭ, потоки очень сильно увеличились. И это специфика не только нашего Дальневосточного региона, это специфика всех. Но мы — на порядок выше», — отметил кандидат социологических наук, доцент кафедры социальной работы и социологии ДВИУ РАНХиГС Юрий Березутский.

Школьники предпочитают западные вузы страны дальневосточным, поскольку уверены: «региональное» качество высшего образования проигрывает «столичному». Но вариант после учебы трудоустроиться в своем регионе не рассматривает почти никто. Студентов подкупает уровень жизни в столицах: проведя несколько лет в комфортных условиях и получив доступ к новым возможностям для развития, молодые люди уже не хотят обратно.


«Я уже увидела, насколько обширными возможности могут здесь быть и насколько разные люди находят себе место в больших городах»


«В Хабаровске мало открытых галерей, мастерских, творческих объединений, в которых молодежь могла бы как-то себя проявлять. Те же курсы по керамике, или по дизайну, или по фотографии стоят зачастую не столько, сколько может потратить школьник или студент начальных курсов. А в Петербурге общественные площадки предоставляют возможность людям от 15 до 30 лет бесплатно приходить в коворкинги на курсы и на мастер-классы. Наверное, полностью я бы не вернулась [в Хабаровск] совсем. Если бы была какая-то возможность сотрудничать с Дальним Востоком, то, наверное, о таком варианте я бы задумалась. Но переехать туда снова я не хочу, потому что уже увидела, насколько обширными возможности могут здесь быть и насколько разные люди находят себе место в больших городах», — рассказала поступившая в питерский вуз хабаровчанка Екатерина Лапшаева. 

РОДИТЕЛИ ТОЛЬКО «ЗА»

Хабаровчанка Дарья Сайгушинская переехала в Санкт-Петербург больше трех лет назад. Поступила в вуз, в который проходила по баллам. Решила не оставаться в Хабаровске, потому что так советовала мама.

«Это самая важная, наверное, причина. Она меня на это настраивала очень долгие годы. Вуз я выбирала только потому, что по конкурсу туда прошла. Город (Санкт-Петербург) имел значение, потому что не хотела в Москву — хотя сейчас учусь именно здесь. Сейчас я довольна своим образованием, мне нравится большинство преподавателей. По моему мнению, именно преподаватели делают образование качественным, а не конкретное место», — отметила Дарья.


«Именно преподаватели делают образование качественным, а не конкретное место»

Ее мама, Лариса Сайгушинская, считает, что в хабаровских вузах нет такого сильного профессорско-преподавательского состава, как в столичных. Отсюда и разница в качестве образования студентов.

«У Даши в вузе очень сильный педсостав. Это профессора, это люди с огромнейшим опытом и практики, и теории. Это люди, которые пишут научные работы, научные статьи, принимают участие в конференциях, выезжают за границу. Естественно, в Хабаровске такого педсостава нет даже близко. Возьми любую специальность, любое направление. Не дают у нас такого образования, которое дают в Москве», — рассуждает Лариса Сайгушинская.

Получить доступ к «такому образованию» удается, судя по цифрам, примерно трети выпускников. Но отмена ЕГЭ сама по себе, как считают эксперты, не решит проблемы оттока молодежи.

«На мой взгляд, это ничего не изменит. Хотя, наверное, я чуть лукавлю: конечно, немножко изменит. Но альтернатива-то какая? Предложить просто сдавать экзамены, как раньше? Поезд этого ЕГЭ — он же прет. Если сейчас его убрать, не будет равнозначной замены», — считает Юрий Березутский. 

В ПОГОНЕ ЗА ПРЕПОДАВАТЕЛЕМ

По мнению ректора Высшей школы экономики Ярослава Кузьминова, одно из ключевых отличий высшего образования от школы и профессионального колледжа — в том, что оно учит студентов не только принимать знание, но и оспаривать его, сомневаться и опровергать.

«Став массовым, высшее образование в XX веке во многом утратило эту особенность, свою корневую черту, стало во многом просто транслировать готовое знание. Сейчас настоящих исследовательских университетов в мире — едва ли треть, остальные фактически не формируют инноваторов», — заявил Ярослав Кузьминов в интервью ТАСС.

А чтобы формировать этих самых инноваторов, нужны условия: годная теоретическая база, грамотные проводники в мир знаний (преподаватели), а также возможности для обмена опытом и расширения собственных горизонтов. Причем такие возможности должны быть и у студентов, и у их «проводников».

«Мы в среднем в год на наш маленький вуз тратили по 600-800 тысяч на поездки студентов по научным направлениям. Целыми командами ездили: Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Новосибирск, Казань, Ростов... Это я не считаю Дальний Восток. Было много поездок, много призовых мест, дипломов, грамот, кубков — и это только по научному направлению. А потом — ограничения финансирования. Так же сократились и поездки преподавательского состава на стажировки», — отметил кандидат социологических наук, доцент кафедры социальной работы и социологии ДВИУ РАНХиГС Юрий Березутский.

Экономический кризис в России 2014-2015 годов привел к сокращению финансирования во всех сферах. Но был небольшой список вузов, о которых и в такое непростое время государство особенно заботилось. Эти вузы — участники проекта «5-100». 

СЛИВКИ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ

Проект «5-100» был запущен в 2013 году. По задумке, за семь лет не менее пяти вузов страны должны были войти в первую сотню ведущих мировых университетов. Финансовую поддержку тогда получило 21 учебное заведение со статусом федерального, но задумка не получилась. К концу 2020 года в сотне лучших вузов планеты находился только один российский — Московский государственный университет имени Ломоносова, который в проект «5-100» вообще не входил.

Да, концентрация на «опорных» университетах дала определенные результаты. В международном рейтинге RUR по качеству преподавания сразу семь вузов России вошли в сотню лучших. Многие вузы-участники проекта отметили, что они укрепили свой мировой имидж, усовершенствовали учебный и административный процесс. Однако эта же концентрация на «опорных» университетах привела к тому, что в них стекаются все ресурсы: и материальные, и человеческие.

«Простой пример: открыли ДВФУ. Шикарнейшие зарплаты, условия. Я там несколько раз был на конференциях — ну это просто космос, давайте будем называть вещи своими именами. Мы жили в гостинице, где живут студенты — по два человека. И они даже там порядок сами не наводят», — вспомнил Юрий Березутский.

Социолог отметил, что в его окружении почти нет преподавателей, которые покинули Хабаровский край и устроились в ДВФУ. Но на других реклама «шикарнейших зарплат и условий» сработала. Проект «5-100» выкачивает в опорные вузы лучших наставников — прямо как ЕГЭ выкачивает из регионов талантливую молодежь. 

А КТО ОСТАЕТСЯ?

Остаются те, кто не может пройти по баллам в ведущие вузы страны. Проходным баллом называют результаты экзаменов последнего в списке зачисленных на бюджет. Сравним проходной балл на юриспруденцию в 2020 году в разных вузах. В Санкт-Петербургский государственный (второй по популярности в стране) он составил 295. Разница с вузами в регионах колоссальная: в ДВФУ — 243, в Хабаровском государственном университете экономики и права — 235, в Тихоокеанском государственном университете — 230.

Однако бывает и так, что абитуриенты с высокими баллами остаются в родных городах. Хабаровчанка Анна Мещерякова в свое время сдала ЕГЭ по литературе на 100 баллов. У нее была возможность поступить в любой вуз страны вне конкурса — на те направления, где требуется литература. Но Анна решила остаться в Хабаровске.

«Я была на тот момент влюблена. Я хотела остаться в этом городе с любимым человеком, — признается она. — Вообще я твердо убеждена в том, что человек может получить достойное образование в любом месте. Потому что ты можешь и у лучшего профессора из состава кафедры в Санкт-Петербурге ничего не взять. И тогда город и вуз тебе не помогут. Я взяла в своем вузе, на своей кафедре, наверное, действительно все, что мне было важно».

Анна получила профильное образование в ТОГУ. Хотела поступить на магистратуру в Санкт-Петербург, но не получилось. Трудоустроилась по специальности в родном Хабаровске — и считает, что здесь вполне можно достойно жить, работать, развлекаться в свободное время.


«Ты понимаешь, что практически все уедут. Это немного грустно осознавать, но потом ты примиряешься с этим и спокойно живешь»

«Мне нравится наш город. Мне очень нравится его архитектура, нравится атмосфера спокойствия — когда она, конечно, спокойная. Я люблю наш город за то, что он развивается, за то, что можно увидеть, как строятся новые дома, открываются новые торговые центры, как сюда приходят крупные федеральные компании», — делится Анна Мещерякова.

Из-за отдаленности ДФО от столицы России (и из-за высоких цен на билеты до Москвы, сопоставимых с месячной зарплатой начинающего специалиста) у многих дальневосточников есть ощущение оторванности от центра общественной, политической, культурной жизни страны. Кто-то чувствует себя как в ссылке. Но у Анны этого ощущения нет — зато есть другое. И оно про то, что исключения подтверждают правило.

«Единственное ощущение, которое у меня есть и которого наверняка нет у людей, живущих в Москве — это тотальное понимание того, что, вероятно, где-то 60 процентов близких тебе людей, особенно со школы, переедут жить на запад. Это фатум, что ли, хабаровский. Возможно, в принципе дальневосточный. Ты понимаешь, что практически все уедут. Это немного грустно осознавать, но потом ты примиряешься с этим и спокойно живешь».

9 марта: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайджест региональных событий и свежая статистика