Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Экспортеры идут в ТОР

Специальные экономические режимы на Дальнем Востоке оказались благоприятными для развития проектов, ориентированных на экспорт

Приоритетное развитие регионов Дальнего Востока России обеспечивается созданием целого ряда инструментов, открывающих дорогу предпринимателям и инвесторам. Журнал "Российский экспортер" рассказывает о том, как режимы Территорий опережающего развития (ТОР) и Свободного порта Владивосток (СПВ) оказались востребованными среди экспортеров. 


Экспортеры идут в ТОР
ТОРы — экспортерам

Что дает режим ТОРа или Свободного порта экспортерам? По факту каких-то специальных мер, которые бы эксклюзивно и адресно касались именно экспорта производимой продукции, данные экономические режимы не предоставляют. Есть некоторое количество частных мер, которые, безусловно, оптимизируют процессы внешнеэкономической деятельности. К таким относится возможность создания свободной таможенной зоны (СТЗ) на предприятии резидента, что позволяет беспошлинно завозить оборудование и товары для переработки, а затем — экспортировать продукцию. Значимыми для экспортно-импортных операций стали также нормы Свободного порта Владивосток, обязавшие погранпереходы Приморского края перейти на круглосуточный режим работы. Однако в общем и целом данные экономические режимы направлены на оптимизацию инвестирования и ведения бизнеса на Дальнем Востоке, в то время как экспорт — это скорее объективный мотиватор для инвесторов приходить на Дальний Восток.

По мнению министра Российской Федерации по развитию Дальнего Востока Александра Галушки, сформированная система механизмов и институтов развития направлена «на расширение свободы экономической и предпринимательской деятельности, повышение доходности и снижение рисков инвестирования в макрорегион».

И ТОРы, и Свободный порт Владивосток позволяют бизнесу существенно оптимизировать экономическую модель при работе на Дальнем Востоке. Помимо широко применяемых льгот по оптимизации налога на прибыль и налога на имущество, эти режимы имеют, например, такую льготу, как оптимизация социальных выплат на фонд оплаты труда. Резиденты на срок до 10 лет выплачивают страховые взносы в размере 7,6 % вместо 30 %, что дает ощутимую экономию, в особенности для проектов, в которых занят высококвалифицированный и высокооплачиваемый персонал.

По словам замминистра Минвостокразвития Александра Крутикова, «привлекательность территорий опережающего развития обусловлена тремя основными элементами. Первый — налоговые льготы. Второй — наличие инфраструктуры. Третьей составляющей является особая система управления такими территориями. В основе этой системы лежит простой принцип: инвестор всегда прав».

Что интересно, претендовать на подобную поддержку, получив статус резидента Свободного порта или ТОРа, могут компании от мала до велика. Минимальный «порог» инвестиций составляет 500 тыс. руб. для ТОРов и 5 млн руб. для Свободного порта. При этом заявляться на льготный режим можно как новым компаниям, начинающим бизнес с нуля, так и существующим предприятиям, инвестирующим в технологическую модернизацию или расширение производства. Практика показывает, что малый и средний бизнес действительно начинает пользоваться льготами: среди действующих резидентов есть компании, в которых занято всего по 10–15 человек.


Бизнес-кейс на экспорт

В октябре прошлого года стало известно, что канадский производитель строительных сэндвич-панелей, выбирая поставщика тепловой изоляции, закупил партию продукции хабаровского завода компании «ТехноНИКОЛЬ». Утеплитель был оперативно доставлен в Ванкувер морским транспортом, а представители компании рапортовали об успешной экспортной сделке. Уникальность этой истории состоит в том, что к моменту поставки завод еще даже не вышел на проектную мощность: он начал свою работу всего за месяц до сделки.

Отечественная компания «ТехноНИКОЛЬ» является одним из крупнейших международных производителей строительных материалов. Сегодня компания имеет 51 производственную площадку в семи странах мира. Продукция поставляется более чем в 80 государств.

Завод в Хабаровске строился на условиях льготного экономического режима территории опережающего развития и изначально предполагал развитие в том числе экспортной стратегии. Согласно сообщению компании, ежегодный объем продукции, выпускаемой хабаровским заводом, составляет 750 тыс. куб. м.

При этом, как отметил на сессии «Новые условия ведения бизнеса на Дальнем Востоке: первые истории успеха» Российского инвестиционного форума в Сочи гендиректор ООО «ТехноНИКОЛЬ — Строительные системы» Владимир Марков, «мы понимаем, что 60–70 % материалов мы будем вынуждены вывозить за пределы региона — в Китай и Японию». По словам Владимира Маркова, одной из причин, побудивших компанию к строительству завода в ТОР «Хабаровск», стало то, что «в непосредственной близости расположена страна с 1,3 млрд людей населения — Китай».

«По нашему профилю — по строительным материалам — рынки Китая примерно в 6–7 раз больше, чем все рынки России, вместе взятые. Технологии Китая во многом старые, ориентированы на людскую рабочую силу, не автоматизированы, не технологичны, и вопросы качества весьма актуальны. Буквально 3 месяца назад мы выиграли большой контракт в Шанхае, хотя наша цена была в полтора раза выше, чем стоимость аналогичных китайских материалов», — отметил Владимир Марков.

В целом, по мнению инвестора, применение льготного режима ТОРа дает предприятию значительные преимущества: «За короткий отрезок 2016 года мы получили льгот примерно на 13 млн рублей, при том, что за 10 лет плановый объем льгот составит 700 млн рублей. И если сравнивать 2,1 млрд инвестиций и 700 млн, это весьма существенная поддержка для бизнеса».

Первый успех побуждает развивать экспортную стратегию — со слов Владимира Маркова, сейчас компания рассматривает дальнейшие инвестиции: «...еще миллиард хотим вложить в этот же ТОР и построить завод по рулонным материалам. Он будет на 50–60 % нацелен на потребности Китая».

Помимо представителя компании «ТехноНИКОЛЬ», на упомянутой сессии сочинского форума выступал целый ряд бизнесменов, инвестировавших в ТОРы Дальнего Востока. Что интересно, каждый из них, говоря о бизнес-стратегии, упомянул развитие экспорта.

Заметным было выступление Вадима Мошковича, председателя совета директоров Группы компаний «Русагро», которая в настоящее время строит в ТОР «Михайловский» в Приморье крупнейший свиноводческий комплекс с ориентацией на рынок КНР.

«У нас половина мира живет вдоль границы: Китай, Япония, Корея, Индия. Потенциал Дальнего Востока в десятки раз превышает внутренние потребности», — заявил господин Мошкович. С его слов, помимо инвестиций в свиноводческий комплекс, группа «Русагро» рассматривает для себя еще два рынка: переработку молока, куда может быть вложено до миллиарда долларов, и питьевой воды (частные инвестиции могут составить до 500 млрд руб.).


Уроки географии

Особую значимость для бизнеса дальневосточные ТОРы и Свободный порт приобретают в контексте того, как именно распространяются данные режимы по территории. Если изначально специальные экономические зоны появлялись в отдельных точках, имеющих привлекательное для инвесторов расположение, то сейчас очевиден тренд «накрыть» льготными режимами практически всю территорию, имеющую потенциал к экономическому развитию.

География ТОРов начиналась с семи точек, разбросанных по территории федерального округа: две в Приморье, две в Хабаровском крае, две в Амурской области, по одной — на Чукотке, на Камчатке и в Якутии. Сегодня ТОРов уже 17 (из них два — в процессе создания), а режим Свободного порта Владивосток распространяется на два десятка муниципальных образований в пяти регионах ДФО — Приморье, Хабаровском и Камчатском краях, на Сахалине и Чукотке. По факту сегодня только считаные крупные дальневосточные города не имеют в своих границах или в непосредственной близости территорию с льготным экономическим режимом. Обделенными пока остаются Магадан (в котором, между тем, действует режим особой экономической зоны — ОЭЗ) и Мирный.

Учитывая, что с точки зрения налоговых льгот и административных преференций режимы ТОРа и Свободного порта практически идентичны (принципиальная разница заключается в том, что в ТОРе инфраструктура может быть создана за государственный счет, а в Свободном порте — нет), сегодня на Дальнем Востоке создана система почти повсеместного предоставления привилегий бизнесу. И, как свидетельствуют официальные данные Минвостокразвития России (по состоянию на 1 марта 2017 г.), на такое предложение есть свой спрос: общее количество заявок на резидентство в ТОРах и Свободном порту уже превысило 500, а суммарные инвестиции по ним стремительно приближаются к 1 трлн руб.

Очевидно, что по мере дальнейшего развития эти показатели будут существенно прирастать, по некоторым оценкам, уже к концу текущего года, после включения в льготные режимы ряда крупных проектов по переработке углеводородов (ВНХК, Амурский ГПЗ и др.), сумма инвестиций приблизится к 3 трлн руб.


От экспорта сырья — к переработке на экспорт

«Новые инвестиции диверсифицируют структуру макрорегиона, — комментирует министр Российской Федерации по развитию Дальнего Востока Александр Галушка. — 73 % новых предприятий не связаны с добычей природных ресурсов. Это обрабатывающие производства, логистика, сельское хозяйство, туризм».

Структурные изменения во многом мотивированы общей концепцией развития макрорегиона. Государственный подход к развитию Дальнего Востока строится на открытости и интеграции в экономическое пространство Азиатско-Тихоокеанского региона. Именно оттуда сегодня ждут основные инвестиции, там же расположены рынки сбыта для продукции. Не секрет, что именно совместные проекты на Дальнем Востоке составляли как минимум половину российско-японской деловой повестки во время визита в Страну восходящего солнца российского президента Владимира Путина в декабре 2016 г. Не менее системным является и взаимодействие с соседним Китаем, который уже участвует в ряде проектов своими инвестициями. Кроме того, ведется работа по «открытию» китайского рынка для продукции российских предприятий (например, в области сельского хозяйства).

На этом фоне, при сохраняющемся спросе стран АТР на российское сырье (нефть, газ, уголь, лес и т. д.), проекты, предусматривающие переработку в России, становятся особенно заметными и значимыми. С одной стороны, этому способствует политика Правительства Российской Федерации (дальневосточные льготы не предоставляются сырьевым проектам по добыче и экспорту углеводородов). С другой стороны, не менее значимы и экономические факторы, сформировавшиеся вследствие девальвации рубля.

Интересная деталь, но сегодня рабочая сила в России обходится инвестору порой дешевле, чем рабочая сила в соседнем Китае. Выгодные цены предлагаются и на другие ресурсы. Согласно официальному бюллетеню Агентства Дальнего Востока по привлечению инвестиций, в ТОРах инвесторам электричество предлагается по 0,06 цента за кВт·ч (что в 1,5 раза дешевле, чем в Китае, и более чем в 2 раза дешевле, чем в Японии). Еще более выгодно предложение на природный газ — он обходится в 9 центов за куб. м (в Китае — в 2,5 раза дороже, в Японии — в 6,5 раз дороже).

Именно в этой логике — переработка в России для последующей поставки на экспорт продукции переделов — реализуется сегодня целый ряд крупных проектов. Под два из них — проект ВНХК и проект Амурского газоперерабатывающего завода (ГПЗ) — даже создаются отдельные ТОРы: «Нефтехимический» и «Свободный» соответственно.

Так, нефтехимический кластер в Находке (ТОР «Нефтехимический» под проект ВНХК) позволит Приморскому краю «обеспечить свои растущие потребности в высококачественном топливе, а также помогать в этом своим соседям-дальневосточникам, — утверждает губернатор Приморского края Владимир Миклушевский. — Кроме того, реализация этого проекта, на мой взгляд, это важный шаг для перехода от экспорта сырья к поставке на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона товаров с высокой добавленной стоимостью. По оценкам экспертов, за 10 лет региональный продукт только от реализации этих проектов вырастет в 2,5 раза».

Что касается Амурского ГПЗ, это предприятие с проектной мощностью 49 млрд куб. м в год, построенное на базе экспортного газопровода «Сила Сибири», станет крупнейшим в России и одним из крупнейших в мире. Очищенный метан будет поступать для газоснабжения и газификации регионов Восточной Сибири и Дальнего Востока и на экспорт в Китай. Извлеченные на заводе ценные химические компоненты станут сырьем для другого крупного промышленного объекта — Амурского газохимического комплекса, который планирует строить компания СИБУР. В состав ГПЗ также войдет крупнейшее в мире производство гелия.

Экспортная логика присутствует и в сравнительно более малых проектах. Об экспортных амбициях заявил, например, резидент Свободного порта — компания «Восток-Поликор». Инвестор уже построил и запустил во Владивостоке предприятие по производству бытовой химии и изделий из полиуретана для очистки поверхностей. В настоящее время мощность производственной линии составляет около 40 т готовой продукции в месяц. Сегодня ведется работа по увеличению объемов производства до 200 т готовой продукции в месяц. Пока что продукция, произведенная на заводе «Восток – Поликор», реализуется на территории Приморского края и других дальневосточных регионов. Однако в перспективе инвестор планирует направлять 50 % объема продукции на экспорт в Китай и Южную Корею.

Экспортом продукции намерена заниматься и компания «АКОР Инструмент», объявившая о намерении построить в ТОР «Комсомольск» завод по изготовлению и восстановлению твердосплавного металлорежущего инструмента и корпусов для фрез. Инвестор планирует вложить в производство 674 млн руб., что позволит выпускать на предприятии до 250 тыс. единиц инструмента в год. Как отмечает генеральный директор компании Анатолий Корогодский, «мощности завода рассчитаны на весь Дальний Восток и на экспорт в соседние страны». Предприятие может начать работу уже в текущем году: запуск запланирован на декабрь.

Таким образом, экспорт становится объединяющей идеей для большинства проектов, которые запускаются сегодня на Дальнем Востоке. Красноречиво по этой теме высказался на недавнем форуме в Сочи представитель Группы DNS (входит в топ-50 крупнейших частных компаний по версии Forbes) Владимир Богданенко: «В конце 2013–2014 годов, когда розничная экспансия в стране была завершена (сейчас у нас более 1400 магазинов в России), мы думали о том, как диверсифицировать свой бизнес, пока не обнаружили Клондайк под ногами. Приморье — действительно регион огромных возможностей: в радиусе 500 км от Владивостока живет полмиллиарда человек. Такого ресурса нет ни в каком регионе нашей страны. Их обеспечение — очень важный и серьезный проект».

Комментарий

Иван Суханов, руководитель Центра поддержки и развития экспорта Хабаровского края: 
– В структуре экспорта региона, конечно, пока преобладает сырье. Но ситуация постепенно меняется. Например, благодаря развитию лесопереработки на мировых рынках представлено не просто «круглое бревно», но и продукция нескольких краевых деревообрабатывающих предприятий. Немалый вклад в это вносят именно малые и средние предприятия: «нырнуть» в зарубежные рынки с сырьем сложно, нужен масштаб. Малый бизнес — это, как правило, производитель-заготовитель. Пример — те же самые «продукты леса», активно поставляющиеся за рубеж. 

Нельзя сказать, что на экспорт от региона массово поставляется продукция глубокой переработки, продукция инновационная. Но и такие примеры есть: завод «Дальхимфарм», производящий уникальные медицинские препараты, завод «Дальэнергомаш», экспортирующий оборудование. Кроме того, есть компании, работающие по подрядам и субподрядам с иностранными заказчиками по разработке различных IT-технологий. Например, компания White Soft периодически ездит с нами на международные мероприятия и завязывает рабочие контакты. 

Главные препятствия на пути некрупных экспортеров к внешним рынкам — это нехватка средств и недостаток информации. Я бы поставил их в равные позиции. С одной стороны, у предприятия может быть возможность финансирования, но оно не знает, куда пойти и с чего начать. С другой стороны, вывести продукцию вовне — это действительно ресурсоемкая задача.

Очень помогают в этом плане малому бизнесу международные выставки форматов Expo. Ближайшая выставка пройдет 15–19 июня в Харбине. Статус российско-китайского ЭКСПО все время растет — в нем участвуют уже вице-премьеры двух государств. В этом году мы повезем на него компании из Хабаровского края. Сделаем в экспозиции региона блок, где смогут представить свою продукцию местные производители. Участие в ЭКСПО абсолютно бесплатно, бизнес оплачивает только перелет и какие-то дополнительные услуги, если они ему нужны. 

Опыт показывает, что такие контакты — самые действенные, они приводят к заключению реальных экспортных контрактов. Это то, чего не хватает бизнесу: возможность представить товар лицом. 

Конечно, основной упор в этом году будем делать на пищевую продукцию. «Русская еда» — качественная, экологически чистая, вкусная — пользуется большим спросом в Китае. Но мы готовы везти производителей и из других отраслей. 

Наши предприниматели уже понимают, что очень важно встречаться лицом к лицу с потенциальными партнерами. Раньше местные бизнесмены были пассивны. Теперь пользуются возможностью b2b-встреч активнее. Перелет и проживание — это сравнительно небольшие затраты по сравнению с эффектом. А затраты непосредственно на участие в российских или зарубежных выставках, что пока знают немногие, можно и частично компенсировать за счет краевого бюджета — до 70 % от организационного взноса и стоимости шести квадратных метров выставочной площади. 

Выехать за рубеж с точки зрения налаживания экспортных связей — это всегда лучше, чем принять гостей. Те, кто приезжает с делегациями в Россию, как правило, хотят продать что-то свое. 

Побудить бизнес экспортировать не сырье, а продукцию с высокой добавленной стоимостью может только выстраивание соответствующей государственной политики. Это должно отражаться в сниженной ставке по кредитованию, например. Нужно, чтобы предприниматель четко видел: государство поддержит его больше, если он будет поставлять на внешние рынки «доску», и меньше, если «бревно». Российская продукция всегда будет востребована за рубежом из-за ее качества и стоимости.

Опубликовано в журнале "Российский экспортер"