Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Евгений Титов: «Чтобы бизнес двух стран давал совместные плоды, важно подготовить финансовую почву и взрастить доверие»

Председатель Дальневосточного Сбербанка Евгений Титов рассказал информационно-аналитическому агентству East Russia о перспективах сотрудничества российских и китайских банков

Евгений Титов: «Чтобы бизнес двух стран давал совместные плоды, важно подготовить финансовую почву и взрастить доверие»
 — Евгений Викторович, в сентябре в рамках Восточного экономического форума состоится заседание Российско-Китайского финансового совета (РКФС). Это будет уже не первая встреча в таком формате. Какие вопросы планируете обсудить с иностранными коллегами?

— Обмен информацией между партнерами должен быть непрерывным. Расстояния и разница в часовых поясах не мешает нам находиться в одном информационном поле. Хочется отметить, что члены РКФС обмениваются информацией не только во время встреч, но и в рабочем режиме. На новой площадке во Владивостоке мы планируем обсудить актуальные вопросы сотрудничества. В РКФС входят представители уже 49 банков России и Китая. Несмотря на то, что Совет образовался только год назад, его деятельность оказалась богатой на события. В рамках встречи мы подведем итоги работы за отчетный период, обсудим планы на вторую половину 2016 года и 2017 год. Мы с коллегами делимся информацией и аналитикой как по банковской отрасли, так и в целом по состоянию экономик наших стран. В ходе инвестиционного road show планируется презентация крупнейших инвестиционных проектов и инвесторов из Китая.

— Охотно ли бизнес КНР вкладывает средства в российскую экономику?

— Основные тенденции в российской экономике сейчас связаны с изменением цен на нефть и нестабильным положением рубля. Ни для кого не секрет, что стоимость рабочей силы в России сегодня дешевле, чем в Китае, исходя из курсовых разниц валют. Данная ситуация открывает определенные возможности для развития локального производства, в частности на Дальнем Востоке. За первый квартал 2016 года объем платежей по торговым операциям в Дальневосточном Сбербанке вырос на 30% по сравнению с четвертым кварталом прошлого года. Это свидетельствует о реальном оживлении экономики и наших внешних связей с иностранными контрагентами. Сегодня порядка 70% этих операции осуществляет Амурская область. Мы видим, что происходит изменение структуры баланса сделок. Если раньше мы ввозили многие товары, то сейчас значительные объемы товаров вывозятся из страны и, в частности, из Благовещенска – с территорий, имеющих упрощенный визовый режим.

Появляется ряд инвестиционных процессов, таких как взаимодействие в Амурской области по финансированию проектов строительства одного из нефтеперерабатывающих заводов. Это довольно крупный проект, который финансируется полностью за счет китайской стороны, и при этом большая часть погрузки нефтепродуктов будет осуществляться Китаем. При этом, часть продукции будет локализована, и к реализации на территории Амурской области планируется порядка 50% товара. Вместе с тем, регион получит новые рабочие места и высокотехнологичное производство.

— Есть ли ответный интерес российского бизнеса? Отечественные компании каких отраслей тяготеют к сотрудничеству с КНР?

— По большому счету, работают все. Уровень благосостояния в Китае повысился. Если раньше Китай был таким глобальным производителем, то сейчас становится мировым потребителем товаров высшего качества. Все мы знаем тенденции, которые были в последнее время, когда ввиду девальвации курса рубля товары у нас становились гораздо дешевле, чем в Китае. Наладился экспорт. Так, наши предприниматели наблюдают повышенный интерес потребителей КНР к состоянию своего здоровья. Например, в Приморском крае есть компания, которая производит мед. Она за полгода с локального сбыта перешла на 90% экспорта в КНР.

— Вы работаете с региональным бизнесом уже продолжительное время. Поделитесь наблюдениями, насколько дальневосточники стали опытнее в работе со сложными финансовыми инструментами? Пользуется ли спросом та инфраструктура, в совершенствование которой банки инвестируют средства и время?

—Три года назад мы фактически начали создавать наши подразделения по работе на глобальных рынках, которые как раз занимаются сделками, так называемыми global markets – сложно структурированными деривативными сделками по конверсионному бизнесу. На старте за первые три месяца мы начали работать с 30 клиентами, которые пользовались деривативными сделками. Сейчас на территории Дальнего Востока этими продуктами пользуются 150 наших клиентов. При этом они относятся абсолютно к разным сегментам рынка: это и малые предприятия, и крупные компании с большими оборотами. Сложные продукты становятся более понятными для бизнеса. Теперь мы сконцентрированы на том, чтобы оптимизировать свою продуктовую линейку так, чтобы многие моменты делались по одному клику. У нас уже многие сделки структурированы по принципу одной подписи. Сейчас деривативы фактически повсеместны. Важно понимать, что правильное и грамотное использование такого инструментария не просто минимизирует риски, а устраняет их. У нас был кейс, который я считаю очень показательным. В банке была заключена форвардная сделка на фоне резкого изменения валютного курса. Доллар тогда стоил 80 рублей, а клиент в течение полугода продолжал покупать у банка валюту стоимостью 33-34 рубля. В рамках форвардного контракта эффективность бизнеса этого клиента была просто недосягаема. Как раз эти полгода были очень сложные и решающие для многих местных компаний. К сожалению, не все предприятия пережили потрясение. Но своевременное решение и финансовая грамотность помогла клиенту победить и получить конкурентное преимущество.

— Выгодно ли китайской стороне привлекать кредитные ресурсы в России?

— Все зависит от того, какая у предприятия структура сбыта. Если компания планирует производить и сбывать продукцию полностью на территории России, выручка, соответственно, будет в рублях. На фоне существенной волатильности на рынке валют, довольно недальновидно разбалансировать рынок валют по выручке и по кредитам. Если мы изменяем валюту выручки и валюту долга, то есть риск оказаться в сложной ситуации при очередных ралли на финансовых рынках. Конечно, если бизнес-структура подразумевает узкую реализацию товаров в Китай, то логично приобретать юани.

— Предыдущая встреча участников РКФС состоялся в Хайнане. Какую задачу помог решить Форум по инновационному сотрудничеству, организованный китайской стороной?

— Ключевая тема, которую мы обсуждали с иностранными коллегами – это мероприятия, которые могут стать катализатором развития отношений между Россией и Китаем в целом и торговых отношений в частности. Поэтому, обсуждались вопросы более активной интеграции китайского бизнеса в наши инструменты развития на Дальнем Востоке. Также возможности Свободного порта Владивостока, и то, какие проблемы китайская сторона сейчас видит для активизации отношений в этом направлении, какие необходимы преимущества, какие они видят важные шаги, которые необходимо предпринять для развития экономики. Чтобы бизнес двух стран давал совместные плоды, важно подготовить финансовую почву и взрастить доверие. А для этого важен живой диалог на комфортной площадке. Наша делегация отметила высокий уровень организации Форума. Китайские коллеги всегда оказывают очень теплый прием.

На встрече совместно с Фондом развития Дальнего Востока и китайскими партнерами были подписаны соглашения, которые предполагают не только теоретические перспективы, но и практические шаги. Например, синхронизацию действий клиентов двух крупных банков. На территории Дальнего Востока – это Сбербанк, на территории ближайшей к нам провинции Хейлунцзян – это Банк Харбина, который является лидером северной провинции Китая. В рамках этого направления мы проводим ряд мероприятий, которые будут направлены как раз на то, чтобы перезнакомить клиентов двух банков.

— Нужно ли это клиентам?

— Да, без сомнений. За годы работы с представителями бизнеса мы отметили, что зачастую камнем преткновения в отношениях между партнерами из разных стран становится отсутствие доверия и взаимопонимания. Банки выступают гарантом надежности. Создают фактор доверия. Его можно назвать основным элементом для бизнеса, но не единственным. Важно сформировать комфортную расчетную и платежную инфраструктуру. Я имею ввиду взаимные счета. В настоящее время для Банка Харбина мы открываем корреспондентские счета. В ближайшем будущем они появятся для обслуживания клиентов еще семи банков Китая. Эффективная цепочка из корреспондентских счетов позволит совершать платежи между каналами и в два раза удешевит их.

— К слову об эффективности. Совсем недавно в рамках Российско-Китайского ЭКСПО в городе Екатеринбурге был дан старт использованию дистанционной системы банковского обслуживания Sberbank FinLine. Расскажите, в чем ее особенность?

— Можно с уверенностью сказать – мгновенные платежи между Россией и Китаем для бизнеса Дальнего Востока стали реальностью. Мы подписали соглашение с Банком Харбина. Оно открывает широкие возможности для развития расчетов в национальных валютах для бизнеса России и Китая. Наши клиенты так же, как и клиенты Банка Харбина, большое внимание уделяют прежде всего скорости, прозрачности и стоимости платежей. Высокие технологии, наши партнерские отношения с финансовым миром Азии помогают это обеспечить. Уже сейчас география предоставления услуг практически не ограничена. Для взаимных расчетов была выбрана система Sberbank FinLine – это одно из самых современных решений. Оно поможет производить двусторонний обмен платежными документами и информацией между российским и китайским банками, а также в режиме реального времени получать необходимый набор онлайн-сервисов.

— Доля Китая во внешнеэкономическом торговом балансе Дальнего Востока за короткий срок выросла до 30%. Как изменилась структура платежей в расчетах между странами?

— Если в начале 2015 года 98% составляли расчеты в долларах, а порядка 2% – в национальной валюте, то уже в конце прошлого года структура изменилась. Сделки в долларах составили 90% и 10% – в национальной валюте. Темп роста расчетов в национальных валютах в 2016 году ускорился в первом квартале текущего года в два раза, а соотношение платежей в рублях и юанях составляет 50% на 50%. Эти цифры подчеркивают необходимость развивать финансовую инфраструктуру для более оперативных операций в национальной валюте с меньшими затратами.

— Если говорить о корпоративном бизнесе Сбербанка в макрорегионе, то какие основные фокусы Вы можете назвать?

— Ключевая стратегия ориентирована на создание инфраструктуры, актуальных продуктов и инструментов обслуживания для стимулирования привлечения капитала на Дальний Восток. Формат территорий опережающего развития имеет разный информационный фон. Но в целом это достаточно сбалансированный и понятный инструментарий, который обеспечивает конкурентоспособные условия для ведения бизнеса. Если говорить о вопросах логистики средств, то все упирается в платежную инфраструктуру. Приток капитала подразумевает и трансграничные платежи. Здесь необходимо решать проблему стоимости денег, ведь она тормозит развитие деривативных рынков. Важно сконцентрироваться на обслуживании финансовых потоков, которые уже поступают и будут поступать в ближайшем будущем в макрорегион. Только не нужно думать, что банки заинтересованы исключительно в краткосрочных связях. Будущее есть только у долгосрочных отношений с партнерами и клиентами. Мы с коллегами хотим быть понятными друг для друга.

— В этом как раз и заключается одна из миссий РКФС. Есть ли особенные инициативы, которые помогают сближению?

— Да, их мы уже активно реализовываем. Во время встречи в Москве Президента, Председателя Правления Сбербанка Германа Грефа и Председателя Совета директоров Банка Харбина Го Чживэня был подписан договор об обмене стажерами. С Банком Харбина мы – давние партнеры, именно с ним мы открыли одни из первых корреспондентских счетов. Обмен стажерами поможет каждой из сторон узнать культурные особенности, обычаи и модель бизнеса своего партнера.

Представители Банка Харбина этим летом прошли недельную стажировку в Дальневосточном Сбербанке. Во время гембы коллеги из Поднебесной познакомились с особенностями ведения бизнеса в России. В ходе обмена опытом обсудили, чем отличаются подходы к кредитованию и проектному финансированию предприятий в двух странах. Гости из Банка Харбина узнали, какие возможности по работе на глобальных рынках имеет российский бизнес, и какие потребности дальневосточных корпораций реализуются через сервисы Сбербанка. Особенно актуальным оказался обмен опытом по реализации инструментов торгового финансирования и корреспондентских отношений: такой банковский сервис позволяет региональному бизнесу получить финансирование за счет средств, привлеченных банком на международном рынке, что дает возможность снижения итоговой стоимости финансирования для клиента. Кстати, сегодня мы отмечаем рост спроса на торговое финансирование на коммерческих рынках Китая. В первом полугодии 2016 года объем аккредитивов с пост-импортным финансированием в юанях увеличился на 80% по сравнению с объемом аналогичного периода прошлого года, причем наблюдается трехкратный рост количества сделок.

— Во время стажировки представителей банка-партнера из КНР акцент был сделан только на изучении бизнес-модели? Именно этот опыт помогает лучше узнать и понять друг друга?

— Важен эффект «полного погружения». Гости имели возможность окунуться и во внутреннюю жизнь нашего банка, узнали о его корпоративной культуре, философии и ценностях, клиентоцентричной модели бизнеса. Кстати, коллеги из Банка Харбина во время стажировки в Дальневосточном Сбербанке отметили сходство корпоративных культур двух банков. Менталитет у людей из разных стран может отличаться, но единые ценности нас сближают. Подобный международный обмен опытом между финансовыми организациями – это хорошая, нужная практика. Мы почерпнули много новой информации, как и наши коллеги из Банка Харбина. Особенно их впечатлила техническая модернизация банковских процессов – путь к сердцу клиента сейчас лежит через высокие технологии. Договорились, конечно, встретиться вновь – только уже по другую сторону Амура.

— Не мешают ли коммуникациям языковые барьеры? Если банки движутся к расчетам в национальной валюте, может в скором времени и общение между партнерами тоже будет на национальных языках?

— Стоматологи шутят, что языковые барьеры – это только зубы. Многие наши сотрудники говорят и на русском, и на английском, и на китайском. Самое время мне и моим коллегам – руководителям банков, входящих в РКФС, освоить язык партнеров. Учиться ведь никогда не поздно. Тем более друг у друга. В этом может помочь и искусство. У нас с представителями Банка Харбина под чутким руководством мастера прошел совместный урок по каллиграфии: иностранные коллеги пожелали нам удачи на русском языке, а мы им – на китайском. Уверен, практика обмена опытом продолжится, став залогом надежных партнерских отношений банков-членов РКФС. Наше сотрудничество не оставит никаких барьеров для бизнеса.

Убежден, что огромную роль при взаимодействии с китайскими коллегами сыграет глубокое понимание одной из самых древних и великих культур на земле. Понимаю, чтобы разбираться во всех тонкостях, нужно быть китайцем и знать всю многотысячелетнюю историю, но интересуясь Китаем, как единым целым, представляя Китай в лице одного человека, в котором собрана вся многоликость цивилизации, ясно понимаешь фундаментальные ценности этих людей – уважение друг к другу, уважение к старшим, взаимовыручка и доброта. Знаем, что на честность и открытые партнёрские отношения эти люди ответят взаимностью. Также я убежден, что и они, глядя на нас, находят много общего в истории. Несмотря на различия культур и традиций, наши народы придерживаются идентичных коренных основ взаимоотношений между людьми. Наши цивилизации очень схожи и в том, что нам пришлось преодолеть неоднократные, порой катастрофически губительные воздействия извне. Мы не раз, стоя у края пропасти, находили в себе силы и мудрость преодолеть все эти тяготы и пойти своим единственно верным путём, не для отдельных людей, а для целого народа. История делает нас сильнее, как бы ни пытались принизить наш потенциал. Тандем двух сильных людей, основанный на правильном фундаменте, всегда даёт соответствующий результат. Тандем двух крупнейших корпораций, которые хотят и могут плодотворно сотрудничать, основанный не только на цифрах, но и на понимании, уважении, – помимо материальных плодов, принесёт ещё более важную пользу. В таком сотрудничестве рождаются прочные дружеские связи. С каждой преодолённой задачей люди будут больше открываться друг другу и хотеть испытать это чувство вновь. Перед нами раскрывается огромная возможность – на деле, а не на словах стать ближе. Перспективы партнёрских отношений без преувеличения безграничны. Осознавая, с каким подходом мы начинаем, захватывает дух от предвкушения силы их развития. Есть все условия, чтобы стать историческим примером синергии для современников и будущих поколений.