Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Федеральная гастроль

Несколько общих слов о дальневосточном искусстве, или про дальневосточников опять забыли

Федеральная гастроль
Фото: Goga Shutter / Shutterstock.com

Леонид Бляхер

профессор, зав.кафедрой философии и культурологии Тихоокеанского государственного университета, доктор философских наук
Закончился очередной экономический форум во Владивостоке, традиционно разрабатывающий рецепты нашего (дальневосточников) спасения.  Привычно обещаны льготы всем переселенцам, отрапортовано о том, что какие-то из них уже предоставляются. Словом, все вполне стандартно. Не забыты даже эстетические потребности жителей региона. К уже открытому филиалу Мариинки обещаны новые филиалы музеев, галерей и многого другого. Хорошо это? Безусловно, хорошо. Но… есть нечто, что несколько смущает. Попробую поделиться.

Моя коллега, изучающая историю городов Дальнего Востока в предвоенные годы, как-то поделилась находкой, точнее, находками. В архивах сохранились многочисленные письма-жалобы от жителей приамурских и приморских городов. Письма – разные, а жалобы – сходные: как же так? Я здесь живу много лет, работаю, считаюсь специалистом. Но приезжий, который прибыл вчера, работает хуже, а получает намного больше, квартиру ему дают вне очереди, всячески опекают. Где справедливость, граждане?!

Нечто похожее происходит и сейчас. Большая часть речей, планов и программ направлены на «привлечение» населения. Но когда заходит разговор о тех, кому «не повезло» и они уже живут в регионе, предложения высоких гостей и экспертов становятся странными: запретить, оптимизировать, бороться и т.д.. Очень может быть, что сколько-то сот тысяч людей и приедут на Дальний Восток. Вот только, боюсь, уедут при таком подходе намного больше. Примерно то же самое происходит и с дальневосточными художниками, артистами, музыкантами, писателями, поэтами.

Организация активной гастрольной деятельности замечательных столичных артистов за счет бюджета протекает на фоне если не забвения, то, по крайней мере, существенного уменьшения внимания со стороны властей к талантам местным, дальневосточным. Так, может быть, их  нет?  Неужели все, что есть в регионе, настолько «третьего сорта», что нет смысла это развивать?

Конечно, это не так. Ежегодный Международный джазовый фестиваль во Владивостоке собирает тысячи зрителей и десятки исполнителей; театры Хабаровска становятся обладателями престижных премий, в том числе «Золотой маски» (Краевой музыкальный театр, ТЮЗ); театр КНаМ хорошо известен в Европе и может соперничать со многими титулованными «западными» труппами; музыканты, художники и писатели из Хабаровска обретают известность далеко за его пределами, и в области литературы и искусства регулярно вручаются Губернаторские и другие премии краевого и регионального уровней. Но сколько по региону есть потрясающе интересных музыкальных и театральных коллективов, солистов, певцов, поэтов и художников, которых официально  не видно! И это далеко не всегда нелюбимый властями андеграунд. Таким невидимкой можно назвать даже Дальневосточный академический симфонический оркестр, который чиновники только называют визитной карточкой музыкальной культуры Дальнего Востока, а на деле численность коллектива за последние несколько лет сократилась до возможного минимума (явно не от хорошей жизни музыкантов), и он уже давно довольствуется гастролями не ближе соседей – Комсомольска-на-Амуре или поселка Николаевка…

Если даже в крупных городах региона не все благополучно, то что говорить о меньших? О селах? И только ли в финансировании дело? Дело в понимании важности всего нашего, местного - того, что пробивается и выживает с огромным трудом, часто существуя только за счет энтузиазма конкретных людей, чьи силы не беспредельны. Нужно невероятное везение, упорство и небывалое сочетание звезд для того, чтобы нечто из области дальневосточной художественной культуры было замечено и по достоинству оценено СМИ, высоким начальством, а следом - и массовым сознанием жителей региона.

Из-за того, что «свое» изначально воспринимается своими же как пригодное «только для внутреннего применения», и возникает необходимость не дополнить, а заменить местных на приезжих.

Но и здесь не выходит. Выпускники Хабаровского краевого колледжа искусств, Дальневосточной Академии музыки, Краевого Института искусств и культуры с успехом концертируют в Германии и Корее, в Японии и США. По всему миру. Творчество дальневосточных джазменов анализируется в энциклопедиях по истории джаза. Становятся известными дальневосточные поэты и художники. Но все это происходит не здесь, не дома. Для того, чтобы стать известным дома,  нужно совсем немного – уехать, перестать быть дальневосточником. Нужно приезжать на Дальний Восток на гастроли по тем же программам развития Дальнего Востока.

Почему? Только ли дело в привычном отсутствии пророка в своем отечестве? Думаю, что не только. Проблема еще и в том, что искусство оказывается заложником отчетов. Большим (Всероссийским, Международным) мероприятием можно отчитаться, его можно продемонстрировать высокому начальству, за него можно получить благодарность или повышение, да и деньги какие-то на его проведение дадут и на региональном, а если повезет - то и на федеральном уровне. А вот ежедневная работа с «местным» искусством сулит намного меньше бонусов для чиновников от культуры, начальников от искусства. Нужно «выбивать» жилье и зарплаты, организовывать рекламу. Нужно ссориться и спорить, отстаивать и рисковать. А зачем?

Гораздо проще и дешевле привезти известного артиста, провести 2-3 концерта, назвать это как-нибудь красиво (фестиваль имени…), получить похвалу и жить дальше. Можно, конечно, заявить: при чем тут чиновники? Они всегда будут работать «на отчет», «на показуху». Такова природа их профессии. Искусство оценивает публика.  Все так. Вот только залы, зарплата, реклама и очень многое другое сегодня идет именно от них, от чиновников. Для того, чтобы публика пошла на это имя, нужно, чтобы она о нем хотя бы знала. Собственными усилиями это удается в лучшем случае на уровне города - даже не области или края. Исключения, конечно, есть, но на то они и исключения.

Вот и уезжают из региона артисты и музыканты, писатели и художники. Уезжают туда, где их оценят, где их слушают, смотрят. Уезжают молодые люди, которые могли бы стать гордостью Дальнего Востока. Уезжают талантливые учителя.

Не так давно прощался с человеком, прожившим здесь всю жизнь, во многом олицетворявшим для меня лучшие качества дальневосточника. На мой почти истерический вопрос: почему?! Он вздохнул и грустно ответил: «Дочка у меня. Все говорят, что у нее способности к скрипке. В конкурсах побеждает. А учителя разъехались. Вот еду следом за ними».