Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

ГЧП в формате ТОРа

Что мешает инвесторам развернуться на дальневосточных просторах

ГЧП в формате ТОРа

Роль механизмов государственно-частного партнерства в развитии инфраструктуры на Дальнем Востоке обсудили на «Российской неделе ГЧП» в Москве.

Ничего неожиданного

На конгрессе «Российская неделя ГЧП» изо всех сил хвалили Якутию – именно этот регион ДФО совершил самый настоящий прорыв, поднявшись в рейтинге регионов РФ по уровню развития ГЧП на 49 позиций и заняв 25 место. Якутия стала лидером среди субъектов ДФО и заняла уверенные позиции в регионах со средним уровнем развития ГЧП. Секрет успеха – в принятии основополагающих нормативных правовых актов в сфере государственно-частного партнерства.

На панельной дискуссии «Роль механизмов ГЧП в развитии инфраструктуры на Дальнем Востоке: текущая ситуация, лучшие практики, перспективы применения в рамках ТОР», инициатором которой выступило Министерство Российской Федерации по развитию Дальнего Востока, Якутия правила балом. Ее ставили в пример регионам, попавшим в группу с низкой привлекательностью - Камчатскому краю и Еврейской автономной области (58 и 62 места соответственно), а также аутсайдерам рейтинга – Магаданской области и Чукотскому автономному округу (79 и 82 места рейтинга).

Заместитель главы Минвостокразвития Олег Скуфинский, комментируя рейтинг, отметил «очень существенный прорыв по Дальневосточным регионам». «Это, конечно, прежде всего заслуга губернаторов, заслуга региональных команд, заслуга предпринимателей, - сказал он. - Неслучайно Якутия – регион, с которым мы подписали соглашение на Первом международном форуме предпринимателей в сентябре прошлого года, текущий год объявлен годом предпринимателей и Якутия занимает 1 место. Это закономерное развитие событий». Скуфинский пообещал, что «в следующем году мы будем в десятке, вне всяких сомнений, по той динамике, которую мы сегодня показываем».

Новые проекты и расширение нормативно-правовой базы позволили Хабаровскому краю занять стабильное положение в рейтинге - 31 место с ростом на 41 позицию. Амурская область заняла 33 место, продемонстрировав рост на 15 позиций, Сахалинская область – 34 место (плюс 3 позиции), Приморский край - 37 место и улучшение показателей на 39 позиций. «Если федеральная власть, региональная власть и предприниматели включаются в процесс, реализуя не только какую-то узкую задачу, а наработки по всему периметру, оно (государственно-частное партнерство – прим.ред.) получается за достаточно короткий период. Поэтому ГЧП наш приоритет», - подытожил Скуфинский.

Третий ежегодный «Рейтинг регионов России по уровню развития государственно-частного партнерства 2014-2015» был подготовлен Министерством экономического развития РФ и Центром развития государственно-частного партнерства при поддержке Торгово-промышленной палаты РФ. При составлении рейтинга учитывались несколько параметров: развитость институциональной среды, опыт реализации проектов ГЧП, инвестиционная привлекательность региона. Всего было проанализировано 586 проектов (для сравнения в 2014 году – 131 проект), находившихся на различных стадиях – от инициирования до эксплуатации объекта. Опыт работы с проектами государственно-частного партнерства имеется в 68 субъектах страны, в 17 субъектах – проектов ГЧП нет даже на стадии инициирования.

По итогам расчета рейтинга регионов объекты были разделены на пять групп по уровню развития ГЧП: регионы – лидеры по уровню развития ГЧП (60-75%), с высоким уровнем развития (45-60%), со средним уровнем развития (35-45%), с низким уровнем развития (25-35%), с очень низким уровнем развития (0-25%).

Серьезные амбиции

Как сообщил Скуфинский, сейчас на Дальнем Востоке реализуется 61 проект с использованием механизмов государственно-частного партнерства. Важным для Минвостокразвития при этой работе остается вопрос эффективности: на каждый бюджетный рубль здесь должно приходиться минимум семь рублей частных инвестиций. Он подчеркнул, что «у нас есть и примеры с показателем 1 к 17».

Модели ГЧП при реализации инвестиционных проектов в округе будут использованы в полном объеме. «У нас очень серьезные амбиции, мы хотим стать лучшей практикой в России», - заявил он.

В ходе панельной дискуссии представители Центра развития ГЧП, «Фонда развития Дальнего Востока и Байкальского региона», региональных органов государственной власти обсуждали применение механизмов ГЧП в формате территорий опережающего развития (ТОР). В основу этого новационного инструмента заложен принцип партнерства государства и частного партнерства. В соответствии с Законом о ТОР, государство обеспечивает создание инфраструктуры, необходимой для резидентов.

«Инвесторы внимательно смотрят за тем, насколько комплексно работает команда Минвостокразвития. Принятый закон по территориям опережающего развития предполагает режим ТОР не только на саму территорию, но и на необходимую инфраструктуру. То есть это инструмент, который дает возможность в условиях ограниченных бюджетных средств финансовую модель проекта делать привлекательной для инвестора. Кроме того, мы с прошлого года сконцентрировались на внедрении в деловую практику Дальнего Востока концессионных проектов, именно поэтому по регионам наблюдается большой прорыв. Плюс в ряде регионов приняты необходимые нормативные акты», - приоткрыл Скуфинский EastRussia секрет успеха дальневосточных регионов в рейтинге.

По его словам, «из 61 проекта, реализуемых по принципу ГЧП, 12 региональных проектов, 49 проектов муниципального уровня». Он не стал выделять приоритетных проектов, однако отметил, что внимание приковано к «международным транспортным коридорам («Приморье – 1», «Приморье – 2», «Восточный обход Хабаровска» - прим.ред.): они дают очень серьезный эффект для экономики».

«Мы анализируем грузовую базу, логистические потоки, внимательно работаем с инвесторами, при работе с инвесторами у нас есть инструменты фиксации обязательств. Мы внимательно их слушаем в отношении того, что им нужно от государства, чтобы инвестору, в том числе иностранному, было комфортно прийти на нашу территорию и зарабатывать деньги», - сказал замминистра. Скуфинский уточнил, что у Минвостокразвития заключено порядка 20 меморандумов с иностранными компаниями. «Это начало пути. За меморандумом следует уже более глубокая проработка вопроса. Это ряд японских, корейских, китайских компаний, которые заинтересованы в развитии Дальнего Востока. И них мы будем выбирать те, которые предлагают наиболее оптимальные условия для интересов России», - сказал он.

Инвесторы – на контракте

Участники дискуссии говорили о препонах, которые мешают реализации механизмов ГЧП. Выяснилось, что даже у передовой Якутии есть масса нерешенных проблем. Несмотря на то, что основная ценность республики – недра, Якутия – небольшой регион, у которого нет серьезного бизнеса, ориентированного на внутренний рынок. И, безусловно, много ограничений, в первую очередь инфраструктурных, сетует заместитель министра экономики республики Евгений Чекин.

«Инвесторы в очередь не стоят. Но правительство республики проводит достаточно большую работу, в том числе и информационную, с инвесторами, как с российскими, так и с зарубежными. Понятно, что в текущем моменте акцент сделан на азиатский рынок», - поделился он с EastRussia.

Чекин пояснил, что при модели ГЧП, определенной законодательством РФ, инициатор проекта строит свой завод, а государство за бюджетный счет инвестфонда возводит всю необходимую инфраструктуру.

«Возьмем проектный этап комплексного развития Южной Якутии. Мы в рамках инвестиционного фонда его успешно реализовали, но этап предполагал только разработку проектно-сметной документации (ПСД) для инфраструктуры. А частные инвесторы – инициаторы проектов - инвестировали в свою часть, коммерческую, разрабатывали свою проектно-сметную документацию. Рабочая ли схема? Да, она рабочая», - сказал Чекин.

Он привел в пример строящийся Инаглинский угольный комплекс – «первая отгрузка угля уже пошла», железная дорога к нему строится в рамках бюджетного финансирования. Вопрос поддержки касался только электросетевой инфраструктуры, но и он уже решен. «Здесь ситуация, когда внятный инвестор, который уже вложился и никуда не пытался уйти. Поэтому риски минимальны», - продолжил чиновник.

По словам Чекина, есть много примеров, когда инфраструктура построена, но коммерческая часть даже не начиналась. «Я не буду называть конкретные случаи. Такой подход, когда государство, веря инициаторам проекта, берет на себя обязательство, например, по строительству дороги, может обернуться тем, что инфраструктура, кроме самого инициатора (инвестора), никому не нужна. Кому нужна железная дорога в тайгу? Электросетевая инфраструктура туда же тоже никому не нужна. Вместо того чтобы построить детям детсады, новые больницы, пустить эти деньги на повышение зарплат, построить нормальные дороги для общего пользования, государство, потратив деньги на такую инфраструктуру, просто-напросто вычеркнула их из экономики. Мы платили все налоги, а они ушли на непонятный объект в тайге в том случае, если инициатор не реализует свои обязательства», - отметил он. По мнению Чекина, проблема заключается недостаточной контрактной обеспеченности проектов. А потому требуется проектно-контрактный подход, который как раз и предлагает Минвостокразвития.

«Государство должно как предприниматель смотреть на любой проект – выгодно или нет реализовывать тот или иной инфраструктурный проект. Если смысла нет, то не стоит за него браться», - подытожил замминистра.

ТОРы – хорошая штука

Участники дискуссии сошлись во мнении, что бизнес иногда может быть заинтересован в развитии ТОР не только как резидент, но как инвестиционный партнер при создании инфраструктуры площадки. Однако найти инициаторов инфраструктурного строительства в некоторых регионах непросто.

Приморье может похвастаться близостью стран АТР, но только не в инвестиционном плане. «ТОРы – хорошая штука. Я думаю, она заработает. Но они не всегда являются необходимым стимулятором, так как есть куча бизнесов, которые настолько маржинальны, что позволяют сделать самим инфраструктуру», - рассказал представитель Инвестиционного агентства Приморского края Юрий Туктаров. Он признал, что «общая проблема региона - геология, которая увеличивает капитальные затраты. Строить на сопках на 30-40% дороже, чем в европейской части. Но на Сахалине и на Камчатке вообще в 2 раза дороже, потому что, помимо сопок и геологии, им еще надо стройматериалы перевозить с материка. Поэтому такие сделки, чтобы участники пришли и все построили в инфраструктуре, очень сложно заключить, так как капитальные затраты у Приморья чуть выше».

С Туктаровым согласилась и замминистра министерства имущественных и земельных отношений Камчатского края Ирина Богданова. На Камчатке, по ее словам, «механизм ГЧП находится в зачаточном состоянии».

«Вместе с тем у нас подготовлена вся необходимая нормативно-правовая база и рассматривается ряд проектов, которые могут быть реализованы по принципу использования механизма ГЧП», - сказала она.

«Что препятствует привлечению инвесторов? На мой взгляд, сегодня нет реального понимания возврата инвестиций. Инвестор должен понимать, за счет чего он вернет свои инвестиции», - считает Богданова. По ее словам, пример Якутии по воплощению в жизнь механизмов ГЧП следует взять на вооружение.

Тем не менее, эксперты уверены, что с инвестором надо работать, а инвестклимат создают люди.

«Каждый регион уникален. Должно быть открытое поле для обмена опытом по реализации механизмов государственно-частного партнерства, потому что мы должны выработать к ГЧП единый подход, в том числе и отрегулированный законодательством. И тогда реализация проектов будет проходить с меньшими издержками», - сказал Чекин, подчеркнув, что самые яркие проекты государственно-частного партнерства на Дальнем Востоке еще впереди.