Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

"Главное — возможность заработать"

Почему Китай заинтересован в развитии переработки в России, объясняет Виталий Монкевич

Особенности взаимоотношений России и Китая разъясняет EastRussia президент Русско-Азиатского союза промышленников и предпринимателей (РАСПП) Виталий Монкевич.

Фото: shutterstock.com

Виталий Монкевич

президент Русско-Азиатского союза промышленников и предпринимателей (РАСПП)
— Начался новый российско-китайский деловой год. А каковы итоги сотрудничества российского Дальнего Востока с Китаем за прошлый год?
— Главный итог — объем экономического сотрудничества, составивший $102 млрд, что выше показателя 2015-го года на 28%. Что касается конкретных проектов, где есть определенные результаты, то союз вел работу по проектам в области инфраструктурного сотрудничества: это истории о портах, аэропортах, высокоскоростных трассах.

— В чем сложности в сотрудничестве России и Китая?
— Главная сложность — непонимание друг друга. Китаю не понятно, как общаться с Россией, в частности, из-за непонимания российского менталитета, а также того, как именно в отношении него настроена Россия. Что касается последнего, за прошедший год союзу как раз удалось убедить Китай в том, что Россия по отношению к нему — не иначе как дружественно настроенная страна. И даже более — готовая сотрудничать с ним на равных. С российской стороны непонимании заключается большей частью в непонимании граждан Китая. Вместе с тем, имеет место и непонимание принципов взаимодействия с ним, того, как именно работать с китайскими партнерами. Все эти моменты, которые России сегодня непонятны в Китае, союз со своей стороны и пытается активно устранить.

— Это самое непонимание в итоге сильно мешает?
— Оно выливается в сложности ведения переговоров с Китаем. Те некоторые успехи, которые все же есть, связаны с тем, что немало делается того, что облегчает в России жизнь Китаю. Развиваются территории, китайские компании привлекаются к процессу создания дополнительных рабочих мест, идет сотрудничество по такому особенно важному проекту как Великий Шелковый путь. Думаю, будут и новые успехи.

— Какие дальневосточные регионы наиболее интересны китайским партнерам?
— Выделю не регионы, а ряд дальневосточных городов. Это Владивосток, Хабаровск, Находка. Речь о расширении масштабов присутствия в таких сферах как высокоскоростные магистрали, порты, логистика — да и в целом России так. Союз как раз и работает над тем, чтоб сотрудничество развивалось именно в этих сферах. Схожие перспективы имеет ряд городов Камчатки — союз прорабатывает вопрос об инвестициях туда Госбанка развития Китая.

— Это закрытый перечень приоритетов?
— Для китайского бизнеса главное — это возможность заработать. Соответственно, если предложить выгодный проект из сфер обрабатывающей или перерабатывающей промышленности, то китайцы и в него вложатся — будь это машиностроение или легкая промышленность. Поэтому кроме транспортно-логистического комплекса и сельского хозяйства я вижу перспективы расширения присутствия Китая и в перерабатывающей промышленности Дальнего Востока.

— А Китай действительно заинтересован в российском Дальнем Востоке, а не в сотрудничестве с США и Евросоюзом?
— Китай сегодня акцентируется на соседе, то есть на России, включая ее Дальний Восток, поскольку в значительной степени связывает свое развитие с проектом Великого Шелкового пути. Можно даже больше сказать — этот проект для него наиболее актуален.