Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«Говорить нужно о мультипликативном эффекте для экономики»

Александр Левинталь, губернатор Еврейской автономной области – в интервью EastRussia

«Говорить нужно о мультипликативном эффекте для экономики»
Накануне второго Восточного экономического форума правительство России утвердило постановление о создании еще одной территории опережающего развития (ТОР) «Амуро-Хинганская». Это – 13-ая ТОР на Дальнем Востоке и первая — в самом маленьком регионе округа, Еврейской автономной области. Новая ТОР будет расположена в Биробиджане и двух районах ЕАО — Ленинском и Октябрьском, в ней будет создано более 1 тыс рабочих мест, общий объем инвестиций ныне имеющихся резидентов ТОР составляет 17,1 млрд рублей, а налоговые поступления в бюджеты всех уровней за 2016–2025 годы составят 11,2 млрд рублей. По мнению губернатора единственной в России автономной области Александра Левинталя, для региона появление ТОР – уникальная возможность для ускоренного развития экономики, и, как следствие, для повышения уровня жизни населения.

– Александр Борисович, в чем основной плюс от появления ТОР в вашем регионе?
– По сути, мы получили дополнительный инструмент развития, который используется только на Дальнем Востоке. ТОР — это эксклюзивная мера для привлечения инвестиций, путем создания преференций, предоставления налоговых льгот для бизнеса, административных упрощений, чтобы компаниям было проще и выгоднее работать на данной территории. До последнего момента такие зоны ускоренного развития были созданы во всех регионах ДФО. Мы активно работали с Минвостокразвития России, готовили документы, отбирали резидентов. Прошли все необходимые шаги и получили постановление правительства РФ, по которому в ЕАО появилась такая территория.

– Какова роль региональной власти в процессе формирования ТОР?
– Роль большая. Во-первых, мы были инициаторами ее создания. Во-вторых, мы вели активную работу по подбору проектов, занимались стыковкой различных административных решений и т.д. Ведь в нашей ТОР есть и иностранные инвесторы — китайские компании. Так, на площадке «Амурская» (резиденты ООО «Амурпром» и ООО «Логистика») в Ленинском районе будет создано комплексное производство, включающее предприятия по переработке сои, древесины, гостиничный и выставочно-ярмарочный комплексы. Там — российско-китайские предприятия. ООО «Дальграфит» планирует организовать предприятия на двух площадках. На площадке «Союзная» в Октябрьском районе планируется создание предприятия полного цикла по добыче и обогащению графитовой руды мощностью 40 тыс. тонн графита в год. На Площадке «Унгун» будет создан перегрузочный комплекс на ст. Унгун в Ленинском районе для отгрузки готовой продукции (графитового концентрата). В городе Биробиджане на Площадке «БирЗМ» (резидент — ООО «Биробиджанский завод металлоконструкций») планируется строительство завода по производству 30 тыс. тонн металлоконструкций в год.

– Что нужно резидентам ТОР от вас как от властей?
– Прежде всего, компании ждали льгот. Мы — правительство ЕАО — берем на себя обязательства по налоговым льготам, в частности, по обнулению региональной части налога на прибыль. Конечно, мы лишаемся возможных поступлений, если бы предприятия работали в обычном режиме, без преференций. Но зато они будут платить НДФЛ и еще ряд налогов, тот же налог на имущество. В совокупности мы теряем, но на самом деле, я это всегда подчеркиваю, мы приобретаем, потому что если бы не было преференций, компании к нам и не пришли бы. Их привлекает именно льготный режим. И потом, когда льготы закончатся, мы получим все эти налоги, ведь они будут по полной платить. Но самое главное, как мне кажется — вокруг крупных заводов по переработке сои и деревообработке будет «прорастать» малый и средний бизнес, неминуемо появятся предприятия-спутники, сектор услуг, транспорта и т.п. Экономическая картина станет более живой, все вокруг начнет двигаться. Персоналу надо будет где-то жить, товарооборот увеличится. Иными словами, нельзя говорить только о том, что в самом ТОР происходит — говорить нужно о мультипликативном эффекте для экономики.

– У вас есть оценки, насколько вырастет экономика региона за счет работы ТОР?
– Будем говорить о проектах первой очереди. Потому что проектов на самом деле больше — мы изначально смотрели 8-9 площадок, но потом часть отсекли. Не потому, что они плохие, просто не везде степень готовности проекта оказалась высокой. По графиту пример приведу. Мы добываем графит, обогащаем и на железнодорожной станции перегружаем. И был проект про выпуску литий-ионных аккумуляторов для электромобилей в Биробиджане. Но пока мы его отложили на вторую очередь, поскольку еще не готова проектно-сметная документация. В общем, есть возможность для расширения ТОР. И мы осознанно на это пошли. Что касается роста инвестиций, то считайте сами. В первые пять лет из заявленных 17 млрд рублей будет вложено, может, 15 млрд — то есть мы получим примерно по 3 миллиарда новых инвестиций в год. Это серьезная прибавка, ведь сегодня по ЕАО объем инвестиций в основной капитал — 13-14 млрд рублей ежегодно. И я говорю только про добавку от резидентов ТОР, а ведь в области и другие проекты реализуются.

– Вы имеете в виду металлургию?
– Нет. От ГОКов хорошо если один миллиард приходит, там ведь уже практически строительство завершилось. Я про такие объекты, например, как НПС ВСТО, это примерно 3 млрд рублей за два года. Или про агропроекты, не включенные в ТОР. Приходит к нам инвестор в олово, планирует несколько сот миллионов рублей вложить в добычу олова на базе хвостов, которые были брошены. Современные технологии позволяют добывать из них этот металл. Говоря проще, мы серьезно занимаемся, по сути, ручной сборкой инвестиций. Но без ТОР, хотел бы подчеркнуть, это делать было сложнее. Поскольку льготы, которые получают резиденты ТОР, серьезно улучшают экономику проектов. Некоторые проекты, возможно, вообще не пошли бы, или сроки их реализации были бы более длинными. Эффективность возрастает, и это привлекает инвесторов.

– Прошел уже год с момента вашего избрания на пост губернатора ЕАО. Какой главный итог своей работы за этот год вы бы назвали?
– Прежде всего, мы выстроили приоритеты развития экономики. Сейчас мы понимаем, в каком направлении нам надо двигаться. Мы начали серьезную работу по улучшению инвестиционного климата. Это очень важно, потому что какие бы проекты вы не придумали, если с точки зрения климата, бюрократии, административных барьеров все будет не на высоте, то в регион никто не пойдет. Год назад ЕАО даже не было в рейтинге инвестиционной привлекательности регионов по версии АСИ. Мы создали рабочие группы и в течение всего проработали все проблемные вопросы. И в этом году ЕАО заняла первое место среди регионов ДФО и 26-ое — по России. Это серьезное достижение, мы довольны, но теперь другая сложность — надо удержаться. Потому что все регионы ведут аналогичную работу.

– То есть имидж ЕАО как депрессивной территории уже в прошлом?
– Конечно, полностью это восприятие мы еще не развеяли, но к нам начали менять отношение. И это самое важное! Кроме того, еще не все приоритеты выстрелили. К примеру, туризм. Мы спокойно можем с Алтаем соревноваться: вода у нас не хуже, а Китай ближе. Осталось только в инфраструктуру вложиться. И китайцев вытащим. А когда мост через Амур достроим – то еще проще станет. Вагон цепляй и вперед. Стройка идет полным ходом, генподрядчик уже сваи начал вбивать. По графику ввод моста в эксплуатацию — июнь 2018 года.