Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Губернатор от Охи

Губернатор от Охи

Андрей Калачинский — об отношении сахалинцев к аресту главы области:

- Арест главы сахалинской области для жителей острова стал сюрпризом. Неприятным.

Нефть. Газ. Рыба. А еще в планах: мост на материк и «энергомост» на Хоккайдо. Это все — Сахалин сегодня.

Сбылась мечта Чехова: каторжный остров благодаря свободному труду потомков бывших каторжан превратился, ну, вы не поверите, в Новую Зеландию. Но если в Южном полушарии тихо, мирно, скучно и даже волки не тревожат овечьи стада, то на Сахалине все кипит, бурлит, строится. И только одного человека в кандалах (простите, в наручниках) повезли с Сахалина в Москву — губернатора Хорошавина.

Местные люди даже после скандальных подробностей об изъятии в ходе обысков хорошавинских закромов миллиарда наличными и килограммов драгоценностей недоумевают: почему показательная расправа с коррупционерами началась с Сахалина? Почему с губернатора, при котором островная область получила огромный толчок развития и стала одним из самых если не благополучных, то обеспеченных регионов страны?

В сахалинских соцсетях звучало рефреном: ему накинули на голову капюшон от судебных репортеров, но он сам при этом не прятал лица и взгляд его был, «как у пойманного орла — горд и свиреп». Звучало и другое: «орел» подставился, высоко взлетел — больно падать.

Предлагаемые обстоятельства

Формальным поводом к задержанию стали обвинения Хорошавина в получении взятки от компании при заключении контрактов для строительства 4-го энергоблока Южно-Сахалинской ТЭЦ-1. Хорошавин заявил, что его оговорили по неприязни.

На острове к этому формальному обвинению относятся спокойно. И в мотив неприязни верят. Подрядчиком того самого строительства была компания Николая Крана. Этот человек на Сахалине за что бы ни брался, умел привлекать к себе внимание обличительной общественности. Сдав энергоблок, Кран пытался получить налоговый вычет из бюджета в размере 270 млн рублей. Мог ли Кран приязненно относиться к губернатору, который вывел деньги области из его банка?

Отношения власти и бизнеса в регионе сейчас строятся на зависти. Бизнес считает, что власть «сидит на богатстве» и никому ничего не дает. А власть считает, что бизнес вкладывает рубль, чтобы выкачать из территории десять и все забрать с собой. Поскольку эти отношения замешаны на корыстном расчете, государство устроило аукционы. Легальный: меньше потратишь казенных средств — получишь подряд. Но так как бизнесмены меряются богатством, а не скромностью своих аппетитов, то между ними и властью происходит еще один аукцион, нелегальный: хочешь получить подряд, покажи, сколько денег можешь дать.

Это механизм. Система. Альфа и омега. И всякий правдолюбец и либерал, клявшийся не брать и не давать, сев в кресло, видит, каким дураком он был, давая такие глупые обещания. Самые честные губернаторы заводят «фонд развития территории» и по взносам в него оценивают, кому дать подряд. А самые трезвые давно уже не отличают свой кошелек от регионального.

Резоны скоропостижного ареста ищут поэтому в другом — в системе отношений местной и федеральной власти. Самая популярная версия на острове: выстраиваются новые неписаные правила показателей эффективности губернаторов. Выстраиваются так, как паркуется слепой на слух: ударился о переднюю машину, сдал назад, ударился о другую и, наконец, нашел свободное место по звону разбитых фар. То есть: «парочку губернаторов посадим — остальные поймут, как себя вести».

Происхождение — свой

Хорошавин — человек «старой "Роснефти"». Выходец из второй сахалинской нефтяной столицы — Охи, где он был мэром маленького городка, едва ли 25 тысяч населения. В Южно-Сахалинске, где почти 200 тысяч жителей, «охинцев» считают чуть ли не за «северных варваров». В 2007-м стал и.о. губернатора по указу президента Путина, после отставки губернатора Ивана Малахова, который недостаточно эффективно справился с помощью пострадавшим от землетрясения в Невельске. В 2011-м Хорошавин по предложению президента Медведева был выдвинут на второй срок.

То есть Александр Вадимович ни разу не избирался, а значит, не прошел горнило резкой предвыборной критики. И если на севере области его хорошо знали, то на юге к нему долго привыкали. В сентябре 2015 года должны быть выборы губернатора, Хорошавин официально не выдвигался, но неофициально все знали — он пойдет. А теперь, после обвинения в коррупции, вряд ли.

Хоть всех губернаторов народ за глаза считает прирожденными «коррупционерами», после задержания Хорошавина «за взятку» среди отзывов на сахалинских форумах много недоумения: «...скажу о его личности. У меня мама с ним росла, они почти с одного года, да и с его сыном мы ровесники. Губер из простой семьи, где была одна мама, которая рано его родила, и жили они крайне скромно. Он всего добился сам! У него нет напыщенности, заносчивости, с ним легко работать! У него нет короны! А вся эта шумиха, видимо, не угоден он стал власти, вот и решили людям показать, шоу».

Самоорганизовалась даже маленькая группа общественности, человек в 50, которая отправила письмо президенту с наивным вопросом: почему, мол, вина Хорошавина еще не доказана, а по всем федеральным каналам он уже осужден?

Хорошавин — свой. И это очень важно для дальневосточников. Все страшно раздражены против «московских варягов». Считается, что, приехав, они отсчитывают дни до отъезда, весь бизнес перекраивают под «москвичей» и делают все, чтобы ухватить побольше с собой назад в Москву. А вот «свой», он и в детстве знал цену зеленым дубовой крепости яблокам и китайским мандаринам, которые местные жители видели только к Новому году. Знает, что сайру в банках нужно брать с датой выработки «осень». И вообще «помыкал» и «хлебнул», как все мы тут. Это такая своеобразная дальневосточная плаксивая гордость. Поэтому «своему» прощается многое, если он «не зажрался».

Хорошавин — образцовый в этом плане дальневосточник. Родился в Амурской области, учился во Владивостоке в политехе. Поехал на Сахалин в Оху специалистом по электросетям. А потом по комсомольской линии выбился в начальники и, как принято у больших руководителей, даже стал доктором экономических наук.

Сахалину, впрочем, не доктор помог, а обстоятельства: повезло в том, что часть прибыли от добычи полезных ископаемых законодательно достается территории.

Вот у Приморья тоже есть потрясающий природный ресурс: незамерзающая у побережья морская вода. Порты и таможня дают огромные поступления в госказну. Так, за 2012 год Дальневосточная таможня обеспечила поступление в федеральный бюджет 197,05 млрд рублей — это фактически совокупный доход Хабаровского, Приморского краев и Амурской области. Если бы хоть часть этих денег оставить на месте, то мечта о Гонконге или Сингапуре, которые разбогатели на перевалке грузов, стала бы для Владивостока реальностью. Увы. Зато на Сахалине мечты сбылись: доходы консолидированного бюджета за 2013-2014 годы выросли более чем на 60 процентов — с 95 до 155 млрд рублей. Денег поступило столько, что область не смогла их расписать по проектам и потратить. В конце 2014 года профицит бюджета Сахалина достиг 23 млрд рублей.

Кто накинул капюшон на губернатора?

Как же так? Сахалин купается в деньгах, пока девять десятых регионов страны стоят с протянутой рукой у федеральной казны. Полпред президента в ДВФО Юрий Трутнев 26 декабря 2014 года в ходе пресс-конференции резко прошелся по сахалинским властям, и сейчас все эти слова вспоминают:

«Бюджет Сахалинской области профицитный. Вы это пытаетесь скрывать, но, по сути, он профицитный. Это результат работы шельфовых проектов по СРП. И слава богу — для этого они и были созданы. Но теперь бюджетная обеспеченность жителей области самая высокая по стране. Жители области должны жить как в Арабских Эмиратах. Но, приезжая сюда, я этого не вижу. И буквально недавно я сказал вашим руководителям: вы должны предоставить программу, в которой не размазываете средства, а совершаете качественный рывок. Тогда я ее поддерживаю всеми своими возможностями. Если нет, то не исключен вариант перераспределения средств».

Ключевая фраза здесь «вы это пытаетесь скрывать». Формально «вы» Трутнева было обращено к сахалинским журналистам, которые, конечно, наоборот, хотели бы все финансовые тайны раскрыть. Фактически же «выкал» он, конечно, в губернатора.

Сахалинские шутники тут же предложили завезти на остров верблюдов, бедуинов и гастарбайтеров из Индии и Филиппин, чтобы превращение в Арабские Эмираты произошло быстрее. Все же понимают, если на Ближнем Востоке нефть бьет ключом уже сто лет, то на Сахалине первая нефть была получена в 1999 году, а завод по сжижению газа заработал только в 2009-м. Трутнев, конечно, перегнул: Сахалин купается в деньгах последние несколько лет, а до этого по закону о разделе продукции ему доставались только крохи со стола нефтедобывающих компаний. И чиновники здешние «до того» особо не шиковали.

Интересно, что Хорошавин свою декларацию о доходах на официальном сайте области выставлял на самом видном месте. Она, можно сказать, прямо била в глаза. По ней в 2013 году его доход составил 8800 тысяч рублей. У жены — 112 тысяч. У губернатора две машины ГАЗ 21, Lexus LX 570 и такой же джип у жены. Квартира в 56 метров, да у жены в 100 метров. И все. А теперь говорят — три квартиры в элитных домах в Москве, дом в Подмосковье, золотая ручка с брильянтами да пачки пятитысячных купюр на миллиард. Кстати, о происхождении всего этого не плохо бы спросить и у сахалинского прокурора — декларацию губернатора ведь его ведомство, надо полагать, проверяло...

Печальный пример Хорошавина, кстати, вызвал волну параллелей среди дальневосточников: повсеместная показная нищета губернаторов, делятся они друг с другом в соцсетях, свидетельствует о том, что они понимают свою обреченность. На государевой должности много не заработаешь. Остается только урвать, хапнуть, спрятать, вывезти.

В подобной ситуации с обыском и изъятием документов оказался в свое время перед вынужденной отставкой приморский губернатор Сергей Дарькин. Он тоже по декларациям был гол как сокол, а все богатства принадлежали жене. Сидеть бы ему в СИЗО. Но Сергею Михайловичу «по медицинским показаниям» удалось вылететь в Москву и пересидеть там, пока разводящие наверху не договорятся между собой — кому и что достанется. Для Дарькина в итоге все закончилось не уголовным делом, а отставкой и дальше работой в министерстве.

Вспоминают об этом не случайно: уже промелькнуло сообщение, что Хорошавин активно сотрудничает со следствием. Понимать это нужно так: доказать взятку будет тяжело. А с учетом того, что рассказать Хорошавин может многое и про таких людей, чье положение может стать «хуже губернаторского», финал истории с его этапированием в Москву — открытый. Никто не знает, что и как по концовке сложится.

Есть что вспомнить

До ареста сахалинцы губернатора Александра Хорошавина побаивались (хмуроват), уважали, гордились и по-домашнему звали Хо или, по инициалам, Хав, что особенно веселило сахалинских корейцев с их односложными фамилиями. После ареста все были шокированы, обижены, припоминали Хорошавину все плохое. Но плохого оказалось немного.

Чем он запомнился сахалинцам? Конечно, приливом денег в область. В 2012 году в областной бюджет поступил 61 млрд рублей налоговых и неналоговых доходов, что на 23,4 млрд превышало поступления 2011 года. В 2014 году — 143,5 млрд рублей — на 59 млрд рублей больше, чем в 2013 году. Платежи по Соглашению о разделе продукции (СРП) поступают один раз в год в апреле. В 2014 году они составили 75 млрд рублей. На что шли эти деньги — видели все жители.

В области практически ликвидированы очереди в детские сады. От 45 до 50 тысяч рублей заработная плата учителя.

Средняя зарплата врачей по Сахалину — 80 тысяч. Но их не хватает. Главврач городской больницы Южно-Сахалинска рассказывает, что каждый год пытается заманить выпускников из медвузов Владивостока и Хабаровска к себе. Подъемные — 800 тысяч рублей, есть даже жилье. Но молодые медики мечтают устроиться в кожвендиспансер, чтобы потом стать косметологами, и не рвутся «на острова». Для привлечения врачей высокой квалификации предусмотрена программа специальных бонусов. Например, ежегодная доплата в 1 млн рублей на специальный сертификат для приобретения жилья в других регионах страны.

Добрым словом сахалинцы вспомнят газификацию Южно-Сахалинской ТЭЦ-1. Строительство автодороги Южно-Сахалинск — Оха: 860 км, асфальт при Хорошавине дошел до поселка Смирных — это примерно 370 км. Километр на острове обходится в 100 млн рублей (болота, нерестовые реки, горы). Ежегодно на это выделяется 10 млрд.

Ледовый дворец в Южно-Сахалинске. Теперь сахалинцы спорят, как назвать: в честь знаменитого хоккейного тренера Анатолия Тарасова или в честь уроженца Невельска вратаря ЦСКА Евгения Белошейкина?

Что не успел Хорошавин? Построить мост на материк, «энергомост» в Японию и перевести сахалинский общественный транспорт и коммунальную технику на газ. Кстати, соглашение о строительстве сети заправок было уже подписано с «Газпромом».

Из плохого.

В 2009 году СМИ раскопали, что сахалинская администрация проводит тендер на «Бурундийских барабанщиков» для участия в новогоднем приеме губернатора для талантливой молодежи. Хорошавин инициаторов приглашения раздраконил, тендер отменил, но «Бурундийские барабанщики» уже проникли в общественное мнение и прочно там засели.

В 2010-м Хорошавин — первый губернатор в истории Сахалина — был вызван в суд свидетелем в связи с делом министра здравоохранения области, которого обвиняли в махинациях при закупке томографов.

В 2013 году сопредседатель центрального штаба «Общероссийского народного фронта» Александр Бречалов рассказал президенту на конференции ОНФ, что глава Сахалинской области потратил на «улучшение имиджа губернатора» 680 млн рублей. Конечно, это была «черная метка». Но таких «меток» после того роздано местным руководителям по стране пачками. На прошлой неделе, например, до Подмосковья дошло.

Был за Хорошавиным и скульптурный «косяк». Так же как Лужкову интеллигентные москвичи могли простить кепку, ульи, патент на кулебяку и кефир, но только не установку Колумба-Петра Церетели на искусственном острове посреди Москвы-реки, так и сахалинская интеллигенция была возмущена восьмигранной призмой в 42 метра высотой, окруженной гербами муниципалитетов и ценой 26 млн рублей. Безымянный сахалинский поэт державинской школы сочинил строки, мигом улетевшие в народ:

Сорвали тряпки с обелиска,

Убрали грузные леса,

Взнеслась бетонная пип*ска

Во славу первого лица!

Странное дело, ни один сахалинский губернатор в истории новой России не ушел со своей должности по своей воле: один погиб при крушении вертолета, другие вынужденно писали заявления об отставке. Хорошавин — очередной в этом ряду. И что-то подсказывает, вряд ли последний...

Источник:

Журнал «Огонёк» №10 от 16.03.2015, стр. 20

http://www.kommersant.ru/doc/2683320