Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

И стал ИИ

Искуственный интеллект (ИИ) уже участвует в разных аспектах жизни людей, но они продолжают процесс его сотворения. На Дальнем Востоке этим занимаются в ДВФУ.

Государство выделило на изучение искусственного интеллекта (ИИ) 7,3 миллиарда рублей. Деньги, среди прочего, пойдут и на создание в России в течение четырех лет 24 исследовательских центров ИИ на базе вузов и научных организаций. Где искусственный интеллект используют сейчас, на что он способен, и с какими проблемами при активном его внедрении может столкнуться человечество, EastRussia спросила у директора Школы цифровой экономики ДВФУ Ильи Мирина.


И стал ИИ
Фото: ДВФУ

ПРОГНОЗЫ И ГЕНЕРАЦИЯ

- Илья Геннадьевич, в Школе постоянно реализуются проекты, связанные с ИИ. В каких сферах лежат интересы?

- У большого направления «искусственный интеллект» есть свои предметные области, среди них, например, компьютерное зрение, которое сильно отличается от генерации текста. Вместе с тем, внутри направлений имеется гигантское количество различных ответвлений. И здесь не нужно себя искусственно сдерживать, потому что часто полученные знания и результаты находят применение в совершенно иных областях. Те же сверточные (специальная архитектура искусственных нейронных сетей, нацеленная на эффективное распознавание образов – прим. ред.) сети, которые сейчас много где используются, - в чистом виде компьютерное зрение. Технология позволяет хорошо определять лица на видеокамерах – в разное время суток, с разным освещением, с головными уборами и без.

Поэтому мы беремся почти за все, что интересно. Что-то получается, что-то нет, но в рамках учебной программы это нормально.

Наши магистранты делали прогноз по развитию пандемии коронавируса в Приморье и состоянию пост-ковидной экономики в России. Оба сработали. Они брали информацию по числу случаев COVID-19 по странам и датам за предыдущие несколько дней и предлагали машине их обработать. Это не алгоритм, принцип работы которого мы понимаем, а именно обучение. Есть данные на вход и выход, и, много раз повторяя простые операции подборки, получается результат. Чем больше цифр и чем они точнее, тем он ближе к реальности. По расчетам, на пике пандемии в Приморье в сутки диагноз COVID-19 должны были получать около 260 людей, в реальности цифра была в районе 250. Небольшая ошибка, думаю, связана с особенностями статистики, куда попадают не все заболевшие.

Справедливости ради надо сказать, что экономический прогноз хоть и был в целом верен, но все-таки немного не точен. Среди прочего, мы прогнозировали снижение продаж новых автомобилей на 300 - 400 тысяч в год в России, рост цен на бензин, курс доллара до 75 рублей. Сейчас мы считаем эти проекты завершенными, и будем обязательно использовать полученный опыт.

 - Если так пойдет дальше, то машины смогут заменить экспертов?

 - Грамотные прогнозы, как правило, делаются за большие деньги, а то, что мы видим и читаем в открытом доступе в виде публичных выступлений, имеет небольшую ценность. Еще есть интересный момент, который я бы тоже обязательно отметил: эксперты очень часто меняют мнение, а с машиной «все ходы записаны». По прошествии времени можно понять, насколько правильную методику избрали для прогнозирования, «открутить» назад и посмотреть, как нейросети вели бы себя в других ситуациях.

Так что, прогностические компьютерные модели, несмотря на минусы, займут и уже занимают свои ниши.

- Где еще в недалеком будущем машины они могут найти применение?

- Одно из самых востребованных направлений – генерация текстов и лидов – первых абзацев текстов, где собрана суть текста. Похожие и хорошо реализованные решения есть. Например, Яндекс собирает из массы текстов некую «франкин-новость». Мне кажется, это не слишком интересно, потому что сильно привязано к первоисточникам, которые могут быть перепечаткой одного пресс-релиза.

Куда интереснее брать какие-то данные и генерировать из них новость. Так, мы учили машину из набора цифр – температуры, скорости ветра, давления, возможности осадков – составлять связный складный текст о погоде. Сейчас переходим к работе над спортивными матчами.

В США уже есть коммерческий продукт для хоккея – ИИ по видео определяет ситуацию на поле и, исходя из этого, быстро создает репортаж. Мы приступили к созданию подобной программы, и это достаточно сложно. Но, думаю, уже в этом году появятся такие решения, так что ждем наступления эры электронных комментаторов.

 - А предсказать исход матча ИИ сможет?

 - В таких играх высока роль случайностей, и компьютер должен учитывать много неизвестных факторов – травма кого-то из игроков, о которой он, возможно не знает, но которая скажется на его игре, и тому подобное. Рискну предположить, что искусственный интеллект довольно быстро научится просчитывать вероятный вариант развития событий в процессе игры, но заранее – маловероятно. Но если результат матча и получится предсказывать, то вот серии – вряд ли, так как сложность возрастает не кратно или экспоненциально, она становится качественно другой. Поэтому основная угроза ИИ уже неоднократно себя проявляла – умные алгоритмы достаточно предсказуемы, они ориентируются, в первую очередь, на имеющийся опыт. Конечно, есть определенные манипуляции. Допустим, при обучении можно «подложить» какие-то не существовавшие варианты, которые, как мы предполагаем, могут случиться, чтобы машина имела их ввиду.

Но всех вариантов она все равно учесть не может, а глупости может делать со скоростью, недоступной людям. Именно поэтому машины нежелательно подключать к жизненно важным системам.

 - Иначе нам грозит воплощение в жизнь сценария фильма «Терминатор»?

 - Думаю, более реалистичен негативный сценарий, когда жизненно важные или судьбоносные для человека решения принимаются машинным способом без возможности их отмены. Как система социального рейтинга в Китае. Это 100% источник проблем в недалеком будущем.


Экспериментов с рейтингами проводилось огромное количество – банками, страховыми компаниями. Но человеческий мозг изощрен, и всегда находятся последователи чтившего закон Остапа Бендера, которые изобретают легальные способы обмана, получения необоснованных, с точки зрения организаторов, бонусов, чем дискредитируют систему. Так что человека из этих цепочек исключать нельзя, финальное решение должно оставаться за ним – это раз. Второе – последствия решения не должны наступать слишком быстро, необходимо оставлять время на то, чтобы успеть среагировать. И третье – нужно соблюдать баланс между удобством и дегуманизацией, когда к человеку относятся как к набору документов.


ГЕНИЙ МАРКЕТИНГА

- Когда мы вводим запрос в интернете, то потом еще долго видим похожие рекламные предложения. Ведь то тоже делает ИИ?

- Конечно. Маркетинг и продажи – колоссальная ниша, которая и дальше будет развиваться. Но сейчас это работает довольно грубо. Человек хочет купить автомобиль, заходит на YouTube, смотрит какие-то видео, и дальше огромная многокомпонентная машина начинает перестраиваться таким образом, чтобы показывать материалы на запрошенную тему, подтолкнув тем самым к покупке.

Пока там нет нарратива, и это просто перестройка информационного пространства. Необходимо менять содержание сообщения. Netflix уже достаточно давно пытается делать конструктор из сюжетов – когда разным людям показывают разные финалы сериалов. Не факт, что экономически эффективно в кинопроизводстве, но может хорошо работать с точки зрения продаж. Например, в технообзорах можно подменять концовки. И если настроить хорошо, люди даже догадываться не будут.

Но пока вся эта система работает не идеально, потому что не идеально идет распределение комиссии всем тем, кто участвует в продаже. Если бы каждый получал свою копеечку, даже если внес вклад месяц назад, все уже действовало бы лучше. Возможно, это дело 2-3 ближайших лет.

 - Где еще применим такой подход?

 - Безусловно, в политике. Кандидат будущего - это просто паспорт. Если потребительское поведение человека предсказуемо – что 100 лет назад, что сейчас, ему нужен был максимально быстрый, удобный и дешевый автомобиль, то политические настроения нестабильны.

Сейчас мы работаем над парафразом – когда машина возвращает вам ваши же мысли другими словами. Для английского это сделано достаточно давно, но с русским из-за особенностей языка дело идет сложно.

Парафраз – часть общего механизма. Учитывая впечатления, убеждения, желания людей, ИИ сможет конструировать и продавать политика, который нравится всем. В принципе, это старый добрый суфлер, но гораздо более технологичный. Представьте: перед политиком стоит много людей. С помощью камер видеонаблюдения высокой четкости машина понимает, к какой возрастной и социальной группе они принадлежат, кто они конкретно, проанализировав выражения лиц, делает вывод об их эмоциях и настрое, и, исходя из спектра полученных данных, подсказывает направление разговора.

С политиками в этом смысле проще всего - как правило, у них в голове уже есть несколько основных вариантов, нужно вовремя выбрать подходящий. Но в целом, это касается любого маркетинга - один и тот же смартфон продают как медиаустройство для любителей фотографировать, устройство с большим экраном для любителей сериалов и так далее.

Проблема в том, что политический маркетинг достаточно коррумпирован, поэтому и инновации туда идут сложнее всего, но и там такие решения со временем появятся.

 

ПОЭТ, ХУДОЖНИК, МУЗЫКАНТ

- Недавно Школа цифровой экономики рассказала о создании цифрового поэта, который творит в духе Владимира Маяковского. Он действительно сочиняет настоящие стихи?

- Стихи - это результат сделанного нашими магистрантами огромного количества экспериментов, большая часть из которых уходила в брак. Где-то не согласованы времена, неправильная структура предложения, рифма хромает. Стихи Маяковского для обучения ИИ выбрали по нескольким причинам, одна из них в том, что его обширное творческое наследие находится в открытом доступе, а кроме того, я почти уверен, что поэт был бы рад такому повороту.

Но никакой робот не заменит настоящего поэта, а вот, например, того, кто сочиняет незамысловатые поздравления к юбилеям и праздникам – запросто. Проект достиг определенного результата, но я кое-какие вещи усилил бы. Вот небольшой пример

восток бросал в одну пылающую вазу

Берите милые, но только сразу

Простыни вод под брюхом были

в метелях полуденной пыли

Значит кто-то хочет чтобы они были

Их рвал на волны белый зуб

Громче радуйтесь или

любовь и похоть медью труб

на флейте водосточных труб

землю растаптывает скрипящ и груб

Адище города окна разбили

гору взоров в гроб бросили

неужели не наскучили

Был вой трубы как будто лили

Мы победили

(пунктация и орфография автора сохранены - прим. ред)

Вообще, на мой взгляд, цифровое искусство - самое перспективное мирное направление использования ИИ, и «Маяковский» не первая наша творческая синтетическая личность. Магистранты по заказу Сбера работали над цифровым музыкантом, исполняющим легкие произведения в стиле лаунж. Он состоит из двух неравнозначных частей - одна учит сочинять нейросеть музыку, а вторая воспроизводит ее, озвучивая разными инструментами. Обучался музыкант на основе уже существующих мелодий, сочиненных людьми.

У нас неоднократно были выставки картин, созданных ИИ. Новая запланирована на апрель.


Есть ИИ, который занимается разработкой архитектурных решений. Творит, конечно, человек, но такой умной кисточки у него еще не было. Произведение традиционного искусства – это адский труд, и за конченым результатом стоит чудовищное количество этюдов или набросков, но с помощью ИИ их можно провести за разумный срок.

Плюс к этому, мы пробовали работать на пересечении видов творчества – начали экспериментировать с Театром молодежи в области создания искусственного актера. Это некий интерактивный персонаж, который помогал бы творческому коллективу работать на сцене. Как он будет выглядеть – задача режиссера и постановщика. К сожалению, из-за пандемии эксперимент пришлось приостановить, но надеюсь, мы вернемся к нему.

 - В социальной сфере у ИИ есть перспективы?

 - Да. Сейчас мы переключились на распознавание языка глухонемых. Это не денежная, не хайповая, но востребованная и по-человечески правильная задача. Первый прототип уже отправился к коллегам в Москву на экспертизу.

Мы наблюдаем не повсеместный, но достаточно заметный переход на бесконтактный интерфейс – там, где раньше нажимали кнопку и дергали ручку, зачастую можно подать команду голосом. Ковид и связанные с ним события подстегнули переход. Для многих глухих это не очень удобно. Если в нашей стране еще сохранились остатки советской системы обучения речи, то во многих других государствах этим не занимаются, и люди с проблемами слуха оказались отрезанными от подобных интерфейсов в общественных пространствах.

С этим вопросом тесно связан другой- нейродегенеративных заболеваний. В медцентре ДВФУ работает хирург Артур Биктимиров, который поставил себе цель создать некую технологическую концепцию, позволяющую понимать, как происходит развитие таких болезней. Пока доктора видят людей, страдающих паркинсонизмом, с задержкой – больные не могут ежедневно ходить на прием или годами лежать под наблюдением в стационаре. Мы научили ИИ распознавать жесты, и теперь по движению конечностей пытаемся понять динамику развития болезни.

 

РАЗРЕШЕНО ВСЕ, ЧТО НЕ ЗАПРЕЩЕНО

- Какие этические вопросы возникают вместе со все более активным использованием ИИ?

- Один из самых сложных – глубокий майнинг (поиск и анализ информации - прим. ред). Есть персональные данные: фамилия, имя, отчество, медицинская история, и в целом эта информация защищена законом. Но есть и такие, которые однозначно не попадают под персональные, но, являясь в той или иной форме публичными, могут очень многое рассказать о человеке.

Вы ходите в какой-то интернет-магазин. Сами эти платформы, так как это прописано в соглашениях, абсолютно законно собирают о вас информацию. Браузер на компьютере или телефоне знает, что вас интересует. На основе таких данных, особенно если соединить полученные из разных источников, можно, например, установить беременность, наличие каких-то, в том числе, стигматизирующих, заболеваний, сделать вывод, что человек собирается разводиться, жениться. Анализируя это, в нужный момент его легко подсовывать подходящую рекламу – клиник, путешествий... Но здесь встает критический вопрос, насколько это легально.

Это очень скользкая история, и к ней есть несколько подходов. Первый, условно американский - все продается и покупается, все разрешить. Второй, условно европейский - с целым комплексом жестких запретов.

В прошлом году наш магистрант работал над электронным юристом. Имея большую статистику, с помощью машинного обучения можно строить математические модели, которые дают возможность прогнозировать решения суда, понять, какие факторы на него влияют. Так вот, во Франции запрещен мониторинг судов. В России де-факто это пока разрешено.

Но мы, как публичная организация, не занимаемся глубоким майнингом физлиц. Хотя в нашей стране, как и в США, уже есть компании, чей бизнес построен на этом.

- Где, на Ваш взгляд, ИИ обязательно нужно искать применение?

- В мире его используют по-разному. Есть эксперименты, когда людям, которые имеют проблемы с передвижением и живут в одиночестве, предоставляют электронного собеседника. Это разные, очень неплохо сделанные персонажи. С одной стороны, лучше, чем ничего, с другой – эрзац. С такими вещами нужно быть осторожными, ведь они могут усилить дегуманизацию общества. Между тем, ИИ может помочь найти реальных людей для общения.

Можно уволить журналистов и поставить машину, которая будет генерировать новости. А можно помочь журналисту, который пишет на специфические, узкопрофильные темы с помощью ИИ найти свою аудиторию.

Искусственный интеллект должен объединять людей, помогать им общаться, взаимодействовать. Я ратую за использование его в гуманитарных целях, и надеюсь, со временем такой подход станет доминирующим.

 

4 августа: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайджест региональных событий и свежая статистика