Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Иероглиф в приоритете

Зачем дальневосточники учат китайский язык?

По информации генерального консульства КНР во Владивостоке, дальневосточная столица занимает первое место в России по изучению китайского языка, обгоняя даже Москву и Санкт-Петербург. На эту новость пользователи Сети отреагировали неоднозначно. Были, например, такие, кто утверждал: жители Приморья учат язык, понимая, что Дальний Восток скоро отдадут Китаю, и к этому надо быть готовым. EastRussia выясняло, стоит ли верить цифрам, и для чего все-таки жители Приморья учат китайский.

Иероглиф в приоритете
Фото: pixabay.com

Китайский в цифрах

Директор Восточного института — Школы региональных и международных исследований Дальневосточного федерального университета Евгений Пустовойт косвенно подтверждает данные китайского консульства: количество студентов, изучающих китайский язык в ДВФУ, за последние годы выросло на несколько порядков, и их заметно больше тех, кто учит японский или корейский.

«На программах бакалавриата китайский язык как основной изучают 343 человека, еще 327 человек учат его как второй язык, это студенты первых-четвертых курсов и магистранты "некитаисты". То есть сейчас в вузе учат китайский около 670 человек», — рассказывает Евгений Пустовойт, подчеркивая, что этот показатель самый высокий среди стран СНГ и по России. Цифры выше, чем в Санкт-Петербургских и московских вузах, даже таких как МГИМО или МГУ.

Еще около 200 человек, добавляет он, одновременно учатся Институте Конфуция ДВФУ. Там есть курсы китайского языка для школьников, подготовки к сдаче международных квалификационных экзаменов HSK и программы практического китайского.

Учить китайский можно и во многочисленных языковых частных школах. В одной из них охотно делятся подробностями: китайский действительно обгоняет по популярности английский.

«Понимая тенденцию, мы даже вывеску сменили. Если раньше на ней было что-то вроде "Обучение английскому и другим языкам", теперь "Обучению китайскому, английскому…". Но китайский — очень сложный, быстро отсеиваются 70% слушателей, — поделился менеджер языковой школы.

По ее словам, большинство считает, что язык может пригодиться в работе, но вот тех, кто учит китайский из-за ожидаемой смены государственной принадлежности территории, не было ни разу.

Такой постановке вопроса удивляются даже китайцы. Студент ДВФУ из КНР, который на русский манер зовет себя Максим Си, не сразу понял, о чем идет речь, и вовсе не из-за языкового барьера: за пять во Владивостоке он научился сносно понимать и говорить по-русски.

«Один мой приятель из Москвы приехал учить китайский во Владивосток, потому что Приморский край граничит с Китаем. Есть возможность бывать там, совершенствуя язык. Он хочет заниматься бизнесом с моей страной», — рассказал Максим Си.

В планах самого Максима — заняться организацией совместных мероприятий для российских и китайских студентов.


На самом высоким уровне

Интерес к изучению того или иного языка всегда имеет под собой некую основу. Так, произошедший несколько лет назад всплеск интереса к японскому, напоминает Евгений Пустовойт, был вызван распространением культуры манга, анимэ, музыкального направления J-pop. В интересе к китайскому директор Восточного института тоже видит определенные мотивы.

«В 90-х годах прошлого века в научной литературе, масс-медиа озвучивалась тема так называемой "китайской угрозы". Но сейчас китайских граждан у нас даже меньше, чем в те годы, а интерес к китайскому растет. С чем это связано? На мой взгляд — с развитием отношением на самом высоком уровне между КНР и РФ. Мы сейчас вступили в фазу стратегического партнерства. Второй момент — обширное экономическое сотрудничество. Плюс интерес наших граждан к такой непонятной для нас восточной стране, с незападным типом мышления — многоликим, многообразным Китаем, темпы развития которого поражают. Есть и прагматические мотивы — люди думают, что найдут работу в Китае либо, связанную с Китаем. Знание китайского языка повышает шансы на трудоустройство», — объясняет директор Восточного института — Школы региональных и международных исследований ДВФУ.

Ориентируясь на это, в ДВФУ даже запустили совместный проект с компанией СИБУР. Юристы –«целевики» будут изучать китайский в России и в КНР.

«Наши выпускники работают в разных компаниях в самом Китае, некоторых даже брали на работу в представительство МИД России, мой одногруппник устроился на работу в Торгово-промышленную палату в Пекине. Работы много, главное — знать язык и иметь терпение к изучению этой сложной страны», — добавляет собеседник EastRussia.




Работа не ждет

Ожидания в плане работы, кажется, не лишены оснований. В октябре эксперты рекрутинговой компании hh.ru составили обзор самых высокооплачиваемых предложений от работодателей, представленных на Дальнем Востоке. Среди лидеров оказались вакансии с заработной платой в 300 тыс. рублей — директор по IT со знанием китайского и английского языков, имеющий опыт работы в сфере IT-проектов, и должность менеджера по закупкам, которому обещали от 200 тыс. рублей. От него требовались знание китайского языка на высоком уровне, наличие высшего образования и опыт работы в Китае. Обоим специалистам предлагался переезд в Поднебесную.

Но таких вакансий немного, а работать в Китай уезжает немалое количество народа. Елена Ковалева — одна из них. Несколько лет назад, окончив Восточный институт ДВФУ, помыкавшись в родном Владивостоке, уехала покорять Москву. Там ее китайский тоже не пригодился, и следующей остановкой стал Шанхай. Сейчас она работает преподавателем английского в центре детского дополнительного образования.

Елена не согласна, что китайский учат исключительно жители Приморья: на всем ее потоке было всего несколько человек, кто родился и вырос на Дальнем Востоке, остальные приехали из центральных регионов. И здесь все понятно: «восточка» ДВФУ — одна из лучших в России», а за счет территориальной близости проще ездить на стажировки.

Совсем недавно, будучи во Владивостоке, девушка встречалась с одногруппниками. Из семерых только двое нашли работу по специальности — в сфере внешнеэкономической деятельности. Но зарплаты небольшие — в районе 40 тыс. рублей. В Китае есть возможность зарабатывать в 2-2,5 раза больше, работу же с такой зарплатой во Владивостоке можно найти, и не зная китайского, считает она.

«Средства массовой информации рассказывают нам об огромном количестве совместных российско-китайских проектов, но по факту большинство из них сосредоточено в сырьевой сфере. И китаисты там особо не нужны, и немногие, к тому же, хотят после выпуска ехать в глухую деревню и помогать там китайцам, например, в вырубке сибирского леса», — рассуждает выпускница ДВФУ.

Виктория Трегубова тоже учила китайский — в Институте Конфуция, а затем в университете Харбина. В Китае нашла работу — учителем танцев. Недавно вернулась во Владивосток, поработала переводчиком в ресторане с приглашенной из Гонконга командой поваров. Через несколько месяцев заведение закрылось, и девушка решила вернуться в Китай, где ее готовы взять на прежнее место, поскольку в Приморье работу с такой зарплатой ей не найти.

«Студенты, которые видят более динамичное развитие китайской экономики, испытывают надежду, что смогут влиться в этот процесс и зарабатывать больше, чем в России. Пропаганда, которая присутствует в наших медиа относительно дружбы с Китаем, наводит на мысль, что отношения будут развиваться, что, соответственно, тоже обещает дополнительные возможности в трудоустройстве. Что касается "китайской угрозы", то с точки сточки зрения передачи территории — это глупости. С точки зрения влияния — экономического политического и иного, это происходит. И, если мы считаем этот процесс угрозой, то она растет. Но это зависит не от Китая, а от нас: чем слабее мы будем, тем большее влияние станет приобретать Китай, — резюмирует доктор политических наук, кандидат философских наук, заведующий отделом международных отношений и региональной безопасности Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН Сергей Песцов.