Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Индонезия выбирает Дальний Восток

Индонезия намерена открыть во Владивостоке свое торговое представительство и сознательно ориентирует бизнес на сотрудничество с российским Дальним Востоком

На недавней встрече с главой МИД Индонезии Ретно Марсуди министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил о том, что отношения наших стран выходят на уровень стратегического партнерства. Участие в подготовке встречи министров России и Индонезии стало одним из последних дел, которые выполнил на своем посту в России индонезийский дипломат Херьёно Хади Прасетьо. Перед своим возвращением в Индонезию торговый атташе Республики Индонезия в России дал интервью директору Ассоциации «Центр содействия предпринимателям «Дом Индонезии». В рамках сотрудничества с «Домом Индонезии» издание EastRussia публикует материал, в котором обозначаются основные проблемы и вызовы развития отношений между Индонезией и Россией в целом, а также с Дальним Востоком в частности.

Индонезия выбирает Дальний Восток
Фото: Херьёно Хади Прасетьо, торговый атташе Республики Индонезия в России
– Мнения российских аналитиков по поводу российско-индонезийских отношений разделяются. Не смотря на общий позитивный информационный фон, некоторые эксперты указывают на отсутствие встреч между главами наших государств, а также на слабые рабочие контакты между правительственными структурами России и Индонезии. Как вы можете это прокомментировать?

– На самом деле отношения между Россией и Индонезией развиваются динамично, как в торговом, так и в политическом поле. Страны стремятся к стратегическому партнерству во всех сферах взаимодействия.

После встречи президентов Джоко Видодо и Владимира Путина мы наблюдаем растущее сближение наших стран. В результате трехлетней подготовительной работы в 2017 году был подписан контракт, согласно которому Россия будет экспортировать в Индонезию военные самолеты. В 2018 году индонезийское правительство ожидает визита президента Владимира Путина в Джакарту.

На уровне бизнеса мы видим развитие деятельности российских компаний в Индонезии. Это, прежде всего, РЖД, "Роснефть" и Black Space. Есть также российские инвестиции в туристическую отрасль Индонезии. Это и есть проявления стратегических взаимоотношений.

Важно отметить, что Российская Федерация и Республика Индонезия – комплиментарные страны по отношению друг к другу. Это значит, что у России есть то, что нужно Индонезии и, наоборот, у Индонезии есть то, что нужно России. Прежде всего Индонезия заинтересована в российском вооружении, высоких технологиях, продукции точного и тяжелого машиностроения, а также в сотрудничестве в нефтяной отрасли. Россия же, в свою очередь, нацелена на импорт из Индонезии продовольственных товаров, а также на сотрудничество в сферах деревообработки, текстильной и легкой промышленности и рыболовства.
 
– Таким образом, можно сделать вывод, что сомнения экспертов напрасны, так как положительная динамика очевидна?

– Я думаю, что отношения между странами складываются хорошо, несмотря на то, что есть много барьеров, среди которых и имидж России в Индонезии. Из-за того, что США долгие годы ведут антироссийскую пропаганду, в том числе и на территории моей страны, многие индонезийцы думают, что Россия – недружелюбная и даже опасная страна. С другой стороны, уже есть множество тех, кто воспользовался возможностью взаимодействия с Российской Федерацией, и их хорошие впечатления от вашей страны, от общения с российскими гражданами передаются от человека к человеку. Также мы получаем множество запросов в дипломатическую миссию Индонезии в России от россиян, желающих развивать свой бизнес с Индонезией.

Но барьер в политическом секторе существует. По общему мнению наших стран, западные государства не желают, чтобы Россия и Индонезия улучшали отношения. С другой стороны, большое количество санкций, направленное против России, создает для нас время возможностей. Для России это возможность в большей степени переориентироваться на отношения с восточными странами по сравнению с западными. И один из возможных вызовов – именно Индонезия, так как мы одна из самых крупных стран в азиатском регионе и самая большая экономика в Юго-Восточной Азии. Наряду с Китаем и Индией, Индонезия входит в число трех стран в G20, показывающих рост в период глобального финансового кризиса.

Давайте также вспомним историю наших взаимоотношений. Россия — это преемник СССР, который имел высококачественные и близкие отношения с Индонезией. По нашему мнению, сейчас наступило время вернуться в "золотую эру" наших взаимоотношений во всех сферах взаимодействия, включая взаимные инвестиции, торговлю, социально-культурные связи, а также туризм.

– Если говорить о взаимоотношениях между странами в 2017 году, какие достижения есть у нас в части развития экономических проектов, и что можно сказать о торговом балансе?

– По сравнению с объемами торговли России с Китаем и Вьетнамом, успехи Индонезии выглядят скромно. Но если сравнивать показатели нашей билатеральной торговли в динамике, то за последние 4 года мы регистрируем неуклонный рост. Стоит отметить, что Индонезия экспортирует в Россию на порядок меньше, чем Россия в Индонезию.

С моей точки зрения, выход на запланированные объемы межстрановой торговли между нашими странами затруднен имиджевыми барьерами, о которых я уже упоминал. Мы предоставляем мало информации друг-другу о тех возможностях, которые у нас есть. Очень часто российские граждане смотрят на Индонезию как на странную, экзотическую страну. И Индонезия также видит Россию как далекое и неизведанное государство.

Но прогресс есть. Ведь было время, когда российские граждане практически не появлялись в Индонезии, а сейчас их достаточно много в нашей стране. Мы должны воплотить те договоренности, которые уже сформированы; внимательно анализировать открывающиеся возможности, а также развивать информационный обмен и формировать социальный имидж на всех уровнях – и в правительстве, и в бизнесе, и в социальном секторе. Наши правительства проделывают большой объем работы для сближения России и Индонезии. У нас очень большой потенциал сотрудничества.
 
– Как мы знаем, сейчас Россия сфокусирована на развитии Дальнего Востока, и для этого были приняты специальные законы «О Свободном порте Владивосток» и «О территориях опережающего развития». Как вы думаете, интересны ли эти предложения индонезийским бизнесменам?

– Это, прежде всего, зависит от сектора. Индонезия, безусловно, заинтересована инвестировать в другие страны. Особенно в экономики, которые для Индонезии нетрадиционны, например, Африка и страны Ближнего Востока. Россия также является нетрадиционным рынком для Индонезии, поэтому наше правительство приветствует индонезийские инвестиции в РФ.

Однако здесь есть проблема. Это проблема в реализации намерений. Для успешного сотрудничества необходимы системное донесение информации о возможностях инвестиций до потенциальных инвесторов и продвижение территории в мировом масштабе.

Уже сегодня Индонезия рассматривает возможности сотрудничества именно с Дальним Востоком России. К сожалению, дальневосточники мало знают о возможностях, которые предоставляет наша страна. Как вы знаете, мы собираемся открыть свое представительство во Владивостоке. Это означает, что Индонезия уже сфокусирована на восточном регионе России. Мы уже отправляли представительную делегацию во Владивосток, и теперь будем рады принять ответный визит с презентацией дальневосточных возможностей.
 
– Почему Индонезия решила открыть представительство на Дальнем Востоке?

– Дипломатический корпус Индонезии в России, и особенно торговое представительство провели большую аналитическую работу для определения целесообразности этого решения. Были проведены множество консультаций, и в результате было внесено предложение об открытии торгового представительства Индонезии во Владивостоке. Министерство торговли Индонезии утвердило это решение. В 2019 году, надеюсь, открытие ITPC (Indonesian Trade Promotion Center) во Владивостоке состоится. Сейчас идет решение организационных вопросов.

Опять же, важно отметить, что это нетрадиционный рынок для Индонезии. До этого момента, являясь вторым по объемам азиатским экспортером, Индонезия работала в первую очередь с западными партнерами, а также имела тесное сотрудничество с Японией. Теперь нетрадиционные рынки для нас – это вызов, который мы приняли для увеличения своих возможностей.

Поэтому мы и открываем представительство во Владивостоке. Здесь большой торговый порт, и это ворота России в АТР, и ворота для АТР в Россию.

– В прошлом году во Владивостоке был проведен Первый российско-индонезийский форум, который поддержало и Министерство торговли Индонезии, и дипломатические круги. Данное мероприятие дало какие-либо результаты?

– Надо признать, результаты недостаточно хороши. Но, как минимум, стороны уже провели форум, на котором встретились представители частного российского бизнес-сектора с Торгово-промышленной палатой Джакарты, с губернаторами индонезийских провинций округа Восточная Ява, с главой Инвестиционной палаты округа, а также с несколькими индонезийскими бизнесменами. На прошедшем форуме были подписаны соглашения между Торговыми палатами Джакарты, Приморского края и Дальнего Востока — и это хороший старт.

Но не может быть такого чуда, чтобы после первой попытки все пошло быстро, поэтому встречи должны продолжаться. Для этого мы ждем ответных действий правительств регионов Дальнего Востока. Может быть, стоило бы после форума отправить делегации в Индонезию для налаживания дальнейшего сотрудничества. Нужно продолжать работу – мы должны создать и согласовать программу сотрудничества.

Несмотря на отсутствие программы, я думаю, что определенные результат есть, поскольку раньше никто из Индонезии никогда не посещал Дальний Восток РФ. Это большой шаг со стороны Индонезии, и теперь нужно, чтобы Россия предприняла ответные действия – посетила Индонезию.
 
– Наши государства уже имеют программу взаимоотношений. Вместе с тем, Вы сказали, что «программа» отсутствует. Вы имеете ввиду, что нам необходимо предусмотреть отдельный механизм сотрудничества, или речь идет о разработке в имеющейся межправительственной программе особых положений?

– Важно, чтобы программа взаимоотношений была не только межправительственная, но для бизнеса и общества. Когда встречаются только представители власти без общественных организаций и инвесторов, это менее эффективно. Но бизнес-сектор должен быть защищен государственными структурам. И чтобы развивались взаимоотношения, нужна субпрограмма частных инвестиций внутри правительственной.

– Обе наши страны – большие, и характеризуются сложным административно-территориальным делением. Наверняка есть регионы в Индонезии, которые лучше подходят для сотрудничества с Россией и наоборот?

– Да, именно поэтому наше правительство старается развивать межрегиональное сотрудничество. Россия очень большая, поэтому мы сначала установили отношения с центральной частью, а теперь движемся в регионы, стараясь соединить их с регионами Индонезии.

– Как мы знаем, индонезийский город-округ Сурабайя работает над тем, чтобы стать либо городом-побратимом с Владивостоком, либо регионом-побратимом с Приморским краем. Почему было выбрано именно Приморье? 

– Сурабайя, прежде всего, второй по величине порт в Индонезии после Джакарты. Это административный центр провинции Восточная Ява. Владивосток также один из крупных портов России, также находится на востоке страны, и в этом они похожи. Важно отметить, что Индонезия ищет партнеров в рыболовном секторе, что возможно именно во Владивостоке и в Приморском крае.
 
– Что вы можете сказать о работе с иностранными инвесторами в России, и, в особенности, на Дальнем Востоке? Какое у вас мнение об инвестиционном потенциале региона и о компетенции представителей власти?

– В общем и целом, мы хорошо оцениваем работу «дальневосточного блока» в российском правительстве, в том числе потому, что федеральные власти страны хотят сделать востоке страны «торговым хабом». Это хорошая программа, но стоит поработать с деталями. В дальнейшем, необходимо уменьшить бюрократические процедуры, чтобы облегчить инвесторам вход во Владивосток. Инвесторам требуется инфраструктура и гарантия безопасности для своих инвестиций.

Как вы знаете, Владивосток — это стратегическая территория, так как располагается поблизости с Китаем и Японией, поэтому мы положительно оцениваем начинания российских властей. Мое предложение состоит в том, чтобы российское правительство облегчило процесс адаптации для индонезийских инвесторов.
 
– Как иностранные инвесторы смогут понять, что у нас действительно снизился уровень бюрократии? Что послужит индикатором для определения этого?

– Опять мы возвращаемся к тому, что нужно действовать, нужно обмениваться делегациями и информировать друг друга об изменениях.

– А что по поводу Восточного экономического форума? Разве наше правительство уже не создало площадку для такого обмена делегациями и информацией? Или он недостаточно эффективен?

– Экономический форум проводится на высоком уровне, и поэтому должно быть что-то еще. Кроме того, одних форумов недостаточно, необходимо, чтобы бизнес встречался лицом к лицу на конкретных рабочих мероприятиях. В данном направлении наши страны уже добились некоторого прогресса, и стоит отметить, что формат b2b работает намного эффективнее, чем правительственные встречи.

Если срезюмировать, то ВЭФ — это отличное мероприятие для широкого правительственного взаимодействия, теперь же региону необходимо предусмотреть частные мероприятия для бизнеса и социальной сферы.

Я три раза был на Восточном экономическом форуме, и все взаимодействие там сводилось к тому, что представители официальных ведомств общаются друг с другом, и каждая сторона представляет какие-то огромные проекты. Частных же случаев вовсе нет, лишь общие контуры.
 
– Давайте представим ситуацию, что есть индонезийский инвестор, который хочет создать на территории Приморского края определенное предприятие, достаточно ли он информирован и знает ли он о том, как начать бизнес в России? И обратная ситуация, знают ли потенциальные российские бизнесмены о тонкостях ведения бизнеса на территории Индонезии?

– Если мы говорим о российском бизнесе, открывающемся в Индонезии, то индонезийское правительство примет участие только в процессе фасилитации (адаптации инвестора и первичной информационной помощи), но вряд ли это будет серьезная поддержка.

Обычно правительство помогает, но не инвестирует. Вот почему должны встречаться именно представители бизнеса и именно поэтому российскому правительству стоит позаботиться об информировании индонезийских представителей частного бизнеса, потому что сегодня в индонезийских бизнес-кругах отсутствует информация о возможностях и, тем более, процедурах в бизнес-сфере Дальнего Востока России.

Правительство не может влиять на бизнесменов по поводу того, инвестировать ли им в тот или иной проект. Бизнесменам необходимо обеспечить только видение возможностей и понимание механизмов, далее они все сделают сами.
 
– Что мы можем сделать для дальнейшего развития сотрудничества между представителями бизнеса двух стран – России и Индонезии?

– Нужно создать ежегодные программы по обмену бизнес-делегациями. И после того, как будут появляться определенные результаты, способствовать прогрессу.

Также все больше и больше надо расширять информирование, а именно – какие секторы Индонезии могут оказаться наиболее интересными для российских инвесторов и наоборот. И когда будут прописанные модели в конкретных бизнес-секторах, именно тогда дело пойдет быстрее.

Повторюсь, если мы посмотрим на статистику взаимодействия России и Индонезии – цифры будут небольшими. Тем не менее, прогресс есть, и наше сотрудничество движется семимильными шагами. У обеих стран есть ресурсы и возможности. Нужно развивать взаимодействие в сфере туризма и привлечения инвестиций, и создать дополнительные программы для сотрудничества.