Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Иранская оттепель

Снятие санкций с Ирана может принести пользу Азии

Достигнутая 14 июля историческая договоренность между Ираном и шестью крупными державами об ослаблении режима санкций в обмен на ограничение иранской ядерной программы предвещает новую эру – со смешанными последствиями для остального мира.

Иранская оттепель

Американские консерваторы предупреждали о том, что сделка «поощрит» Иран и другие страны-изгои, такие как Северная Корея. У Конгресса США будет 60 дней, в течение которых он сможет решить, ратифицировать ли договор или нет, однако президент Барак Обама уже заявил, что наложит вето на любую попытку блокировки документа.

Анализ более обширного влияния договоренности с Ираном к настоящему моменту в основном фокусировался на отношениях страны с Западом. Тем не менее, ослабление санкций в отношении Ирана приведет к существенным выгодам для стран Азии.

Китай, в частности, будет продолжать продвигать свои быстро растущие интересы в Иране, тогда как Индия и Япония, без сомнений, будут активно действовать, чтобы добиться пользы для себя. В целом, азиатская экономика будет готова к тому, чтобы получать прибыль от увеличившихся инвестиционных возможностей и высокого объема производства Ираном углеводородов.

В конечном счете, ослабленные санкции позволят Ирану увеличить объем экспорта нефти и газа. Это очень важный фактор для Азии, так как она является регионом, который потребляет нефти больше всех в мире. Только сложенные вместе потребности Китая, Японии, Индии и Южной Кореи составляют одну пятую часть от мирового спроса на нефть. Несмотря на снижение темпов экономического роста, Китай остается вторым в мире по объему потребления нефти после США. Помимо этого, в ходе того, как Китай будет стараться снижать выделение газов, вызывающих парниковый эффект, спрос на природный газ также возрастет.

Иран – важный поставщик, который может удовлетворить растущий спрос Азии на нефть и газ. Иран занимает первое место в мире по запасам природного газа, а также имеет крупные нефтяные резервы. Несмотря на наносящие ущерб экономике санкции, продлившиеся не один год, Иран остался седьмым в мире по объему добычи нефти по данным американского Агентства Энергетической Информации.

Благодаря договору, согласованного с так называемой «П5+1» - пятеркой постоянных членов Совбеза ООН и Германией, Иран надеется привлечь жизненно важные зарубежные инвестиции, чтобы увеличить добычу углеводородов. Иран заявил, что его энергетическая индустрия нуждается в инвестициях объемом 200 миллиардов долларов для модернизации. Когда санкции будут ослаблены, Иран сможет привлечь инвестиции, необходимые для увеличения производства нефтепродуктов на треть на начальной стадии, что составит 3.6 миллиона баррелей в день, по оценочным данным, представленным государством.

В прошлом азиатские страны охотно покупали иранское топливо, периодически игнорируя потенциальные негативные последствия. Например, в июле 2014 года США были вынуждены распространить исключения из cанкций на Китай, Индию и Южную Корею, которые отказывались остановить импорт иранской нефти.

Оттепель в отношениях с Западом также упростит для азиатских бизнесменов процесс инвестирования в Иран. Для таких стран, как Япония, которые ищут возможности для внешнего роста, Иран со своей дешевой, но образованной рабочей силой может стать идеальным вариантом для инвестирования.

Азиатские инвестиции в Иран будут также стимулироваться зарождающейся конкуренцией между Японией, Китаем и Индией за влияние на Ближнем Востоке.

В ходе подготовки к ядерному соглашению все три страны активизировали борьбу за влияние в Иране. Так, Китай в апреле подтвердил, что собирается профинансировать строительство трубопровода для природного газа, связывающего Иран с противником Индии – Пакистаном.

В свою очередь, Индия в мае подписала соглашение, по которому обязывается развивать порт Чабахар на юго-восточном побережье Ирана. В этом же месяце японские власти сообщили иранским медиа, что японские компании изучают возможности инвестирования в Иране, а также посетили нефтехимический завод и верфь рядом с Чабахаром.

Эти инвестиционные планы отражают схватку за власть и влияние между тремя азиатскими державами. Китай уже вырвался вперед – в качестве основного торгового партнера Ирана. В численных показателях – четверть торгового оборота Ирана в 2014 году, который насчитывает 144 миллиарда долларов, составила торговля с Китаем.

Китайские компании также будут иметь определенное преимущество перед западными компаниями, которые по-прежнему будут вынуждены бороться с барьерами, связанными с санкциями. Остальные санкции в отношении Ирана, связанные с нарушениями прав человека и спонсированием мирового терроризма, будут продолжать действовать. Они нацелены на то, чтобы воспрепятствовать действиям западных компаний, которые обдумывают инвестирование в Иран.

Также стоит отметить, что китайские компании более спокойно относятся к правовым рискам в иностранной юрисдикции, чем представители западного бизнеса, которые сталкиваются в собственных странах даже с более серьезными ограничениями. Западные компании находятся под серьезным давлением, которое заставляет их избегать взаимодействия с лицами, играющими роль в политике тех стран, на которые распространяется действие санкций.

Например, международные компании избегают крупного инвестирования в Мьянму, несмотря на ослабление многих из санкций Запада за последние несколько лет, из-за боязни непреднамеренно оказаться связанными с лицами из так называемого «черного списка» Министерства финансов США, в который входят люди, подозреваемые в преступлениях, а также те, кто по различным утверждениям, занимались бизнесом, будучи связанными с бывшей военной хунтой. Эти правовые риски не волнуют Китай, который доминирует в инвестировании в Мьянму.

Подобный сценарий может возникнуть и в Иране, так как на данный момент западные компании по-прежнему не вполне готовы целиком воспользоваться возможностями рынка. Например, одним из факторов риска является КСИР (Корпус стражей Исламской революции) – военная организация с широкими бизнес-интересами, которая получила контроль над многими государственными предприятиями в ходе программы приватизации, запущенной бывшим президентом Махмудом Ахмадинежадом. Компании, подчиняющиеся Корпусу, будет трудно обойти стороной – в первую очередь из-за их повсеместного присутствия.

Реинтегрирование Ирана в мировую экономику не произойдет мгновенно. Пройдут годы, пока страна сумеет нормализовать свои экономические отношения с мировыми коллегами. Азиатские страны могут помочь в этом процессе – и пожать плоды возвращения Ирана в сообщество наций.