Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Иван Абрамов: «К китайскому инвестору отношусь настороженно»

Депутат Госдумы полагает, что сегодня на Дальнем Востоке недостаточно сильные губернаторы – не такие, которые могут поставить какой-либо острый вопрос ребром перед руководством страны.

О гремящих проектах, проблемах и инструментах развития Дальнего Востока корреспондент «ER» побеседовал с Депутатом Государственной Думы, первым заместителем председателя Комитета ГД по региональной политике, проблемам Севера и Дальнего Востока Иваном Абрамовым. 

Иван Абрамов: «К китайскому инвестору отношусь настороженно»

 – Иван Николаевич, вопрос к Вам как к представителю Амурской области. Уже этой осенью в ТОР «Приамурская» начнется строительство Амурского НПЗ – проекта китайского инвестора. Какие, на Ваш взгляд, есть положительные стороны у этого проекта, какие угрозы?

– Появление данного завода на территории Амурской области, окажет, разумеется благотворное влияние на регион. Появятся новые рабочие места и налоги. Угрозу же представляет собой сам инвестор проекта – согласно информации ряда экспертов и специалистов нефтяной отрасли, он является не очень благонадежным. Скажу прямо – не только в этом случае, а всегда, когда в том или ином проекте участвуют китайские инвесторы, я к этому отношусь довольно настороженно. Так как у меня всегда вызывает большие сомнения то, как они впоследствии будут влиять на реализацию проекта, вести в рамках него свою коммерческую деятельность, какие технологии и рабочую силу использовать, как будут соблюдать технику безопасности.

Разумеется, китайский инвестор – это лучше, чем отсутствие какого-бы то ни было инвестора. Но во всех отношениях для проекта было бы лучше, если бы его реализация осуществлялась полностью за счет российских инвесторов. К примеру, если бы инвестировала та же самая «Роснефть», которая в настоящее время является далеко на самой бедной компанией. А Китаю, в свою очередь, можно было бы поставлять уже готовую продукцию.

– А как Вы можете охарактеризовать проект автомобильного моста Благовещенск–Хэйхэ, реализация которого также предполагает участие китайской стороны?

– Разумеется, данный инфраструктурный проект имеет большое значение для Амурской области, и в результате его реализации экономике региона будет дан определённый толчок. Не такой мощный, как планировалось, так как ситуация в экономическом взаимодействии Амурской области и Китая несколько изменилась. Большого туристического потока, как был раньше, сегодня между ними уже нет. Уменьшился и грузопоток в обоих направлениях. Раньше из Китая в Амурскую область завозилось значительное количество товаров народного потребления, сейчас их оттуда практически не доставляется.

Успех строительства моста во многом зависит от того, какая в будущем будут установлена плата за проезд. Если она будет запредельно высокой, то ни о каком передвижении по нему и перевозках даже думать не стоит. В этих условиях то, о чем нужно беспокоиться прежде всего – так это чтобы данный проект не лег дополнительной нагрузкой на областной бюджет. Он и так уже закредитован на все 100%.

К сожалению, такая угроза подстерегает нас при реализации многих региональных мегапроектов. В них крутятся колоссальные средства, они дают хороший импульс на этапе строительства, неплохие заработки. Однако впоследствии от них страдают обычные граждане-налогоплательщики. Ведь недополучение дохода от того или иного крупного проекта автоматически означает, к примеру, увеличение того или иного налога, собираемого с населения, снижение размера субсидий, сокращение материального обеспечение социальных объектов.

– А строительство? Космодром, нефтепровод, газопровод – большие стройки ведь дают импульс?

– Мегапроекты – это отдельная история. Возьмем, к примеру, то, как сегодня идёт строительство Космодрома «Восточный». Местные жители в проекте задействованы максимум только как, к примеру, сторожа или водители. Такая же ситуация и с проектом нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан». Конечно, для осуществления ряда сложных работ требуются компании высокой компетенции и узкой специализации, таких может и не быть на Дальнем Востоке. Но на практике абсолютное большинство работ выполняется приезжими работниками неместных компаний. Все подряды так или иначе выигрывают московские компании, а работу как таковую в конечном итоге выполняют региональные компании, являющиеся уже далеко не первым субподрячиком. И причем уже за копейки.

Для того, чтобы как-либо изменить существующее положение дел – сделать так, чтобы у компаний тех регионов, на территории которых размещается крупный проект, появилась возможность в них участвовать, необходимо, чтобы все работы по данным проектам разбивались на мелкие лоты. Местные компании они имеют полное право участвовать в данных проектах, так как их работники способны не менее качественно выполнить все заказываемые в рамках них работы, чем приезжие.

– Год назад, комментируя отчет Правительства, Вы замечали, что преждевременно говорить о хороших темпах развития экономики дальневосточных субъектов, так как проблем в них не поубавилось. За прошедший год что-то изменилось?

– Предпринимаемые сегодня для развития Дальнего Востока меры, в том числе главные из них – формирование ТОРов и раздача дальневосточного гектара – пока не дают серьезного толчка. И всех этих мер явно недостаточно: на Дальнем Востоке не происходит существенного перелома ни в экономике, ни в социальной сфере. Как был отток населения, так он остается и сейчас.

Разнообразные государственные планы на Дальнем Востоке, к сожалению, сегодня реализуются все хуже и хуже. В частности, потому что программа «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года» ежегодно сильно режется – предусматриваемое ей финансирование уменьшается в разы. В результате наблюдаем стагнацию, а в некоторых сферах – даже упадок. Хорошая тому иллюстрация – ужасное на сегодняшний день состояние здравоохранения в Амурской области. Все ее больницы сплошь закредитованы, обросли множеством долгов и работают, экономя на всем, чем только можно, в том числе на медикаментах, расходных материалах, питании. Не лучше обстоит дело и с переселением населения из ветхого жилья – здания, предназначенные для этого, возвели в области за бешеные деньги, но капитальными их точно назовешь. По сути, это ничуть не менее аварийное жилье, чем то ветхое, из которого должны переселяться люди.

Единственное исключение из существующего положения дел в Амурской области – это сельское хозяйство. Но динамика его развития обуславливается ситуацией с курсом доллара, так как соя и некоторые другие сельскохозяйственные культуры Амурской области относятся к биржевым товарам.

– Но ведь госпрограмма меняется?

– В новой редакции, как и в предыдущей, программа представляет собой практически одно только создание и развитие транспортных и энергетических объектов. Тогда как преимущественно она должна представлять собой программу по развитию экономики, в том числе – по привлечению малого и среднего бизнеса. Понятное дело, что сегодня без соответствующего уровня инфраструктуры экономику развивать сложно. Но в то же время малому и среднему бизнесу, на который главным образом сегодня и нужно рассчитывать в развитии Дальнего Востока, вполне достаточно тех мощностей и масштабов инфраструктуры, которая есть на территории данного региона. Конечно, для того, чтоб он мог работать в полную силу и по всем направлениям, такими крупными объектами инфраструктуры, как, к примеру, БАМ, заниматься нужно. Но при этом не забывать про главные нужды малого и среднего бизнеса, в частности – массовое предоставление льгот.

– Что же, по-Вашему, надо предпринять? У Вас есть рецепт?

– Для развития Дальнего Востока необходимы радикальные меры. Например, ослабленный налоговый режим на всей его территории, а не только в ТОРах и Свободном порте. В дополнение к бесплатному гектару нужны льготные кредиты на создание инфраструктуры, на жилищное строительство. А также такие новые меры, как, в частности, целенаправленное уменьшение стоимости квадратного метра жилья, установление значительно более высокой, по сравнению с Центральной Россией, заработной платы, введение отсрочки от армии для молодежи, проживающей на Дальнем Востоке, радикальное снижение стоимости авиаперелетов.

– Вы являетесь инициатором проекта федерального закона об особых условиях ускоренного развития Дальнего Востока. Если в двух словах – верите ли, что удастся его принять?

– Сам текст законопроекта существует уже не первый день. А не принимается до сих пор он потому, что на то сегодня нет политической воли – нет соответствующей отмашки для его воплощения в жизнь.

По сути своей закон представляет собой предоставление некоторых льгот и преференций, а также послабление взимаемых с дальневосточных жителей различных категорий налогов, для достижения ими разнообразных целей – к примеру, успешного жилищного строительства или использования ипотеки. Результатом применения данного закона видится определённый толчок в развитии Дальнего Востока. Обратной стороной станет временная потеря значительной части бюджетных доходов. Мне не представляется, чтобы этот законопроект в ближайшей перспективе был принят, однако дискуссия идет.

– Вы говорите о политической воле. Развитие Дальнего Востока объявлено национальным приоритетом – разве это не демонстрация политической воли?

– В настоящее время на Дальнем Востоке недостаточно сильные губернаторы – не такие, которые могут поставить какой-либо острый вопрос ребром перед руководством страны. Происходит интересная коллизия – отчитываясь перед федеральным центром, руководители дальневосточных субъектов при любой на то возможности стараются приукрасить картинку в своих регионах. После таких отчетов неудивительно, что центр не только не увеличивает, но и сокращает поддержку. Здесь, возможно, могла бы сработать, например, такая мера как попробовать отдельным субъектам Дальнего Востока пойти путем объединения в один с некоторыми своими соседями. Такие объединенные регионы на Дальнем Востоке были бы независимыми, способными приносить большую прибыль и с оптимальным размером управленческого аппарата.

– А Вы бы не приукрашали картинку?

– Региональные проблемы Амурской области в том числе проистекают из недостаточного объема финансирования. Необходимо тесно увязывать разработку регионального бюджета с федеральным, а также опираться при его составлении на федеральные средства. Втугую затягивать пояса и экономить на медицине – это не выход. О проблемах нужно говорить и нужно их последовательно решать.