Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Изменение отношений

Почему Азия готова к альянсу между США, Индией и Японией

Изменение отношений

Демократия не фигурировала среди приоритетных целей внешней политики администрации Барака Обамы. Он пришел к власти, обещая вывести войска из Афганистана и Ирака, с тем, чтобы не пытаться переделать их в подобие США. «Арабская весна» превратилась в кошмар, приведя к тому, что Обама был вынужден поддерживать силовиков в Каире и Эр-Рияде.

Периодически отношениям с автократиями Москвы, Пекина, Тегерана и Гаваны оказывалось предпочтение по сравнению со связями с американскими союзниками. Однако в ходе знакового визита в Индию в январе Обама изменил курс, осознав, что сближение интересов и ценностей с самой большой демократией в мире делает ее ключевой для американских стратегических целей.

Тем самым он повторил шаги японского премьер-министра Синдзо Абэ, который еще в 2006 году предсказывал, что отношения Японии с Индией могут сменить отношения Японии с США в роли «наиболее важных двусторонних отношений в мире», основываясь на общих интересах и ценностях. В свою очередь, премьер-министр Индии Нарендра Моди относится к Вашингтону и Токио как к наиболее важным зарубежным партнерам Индии.

И Япония, и Индия в последнее время начали уделять больше внимания демократическим соседям в Южной и Юго-Восточной Азии. Абэ и Моди преследуют тот тип дипломатии, основанный на общих ценностях, к которому Обама ранее относился с пренебрежением. Впрочем, все три лидера признают, что несентиментальные национальные интересы и разделенные политические идеалы требуют более тесного стратегического сотрудничества, для того, чтобы повлиять на ближайшее столетие развития Тихоокеанского региона.

Имея очень разное происхождение, Обама, Абэ и Моди близки в одном – идее индийско-тихоокеанского альянса, который сдержит рост Китая и сохранит мир в Азии. Это – серьезный вызов уверенности Пекина в собственном преобладании в регионе и попыткам выковать с США «новый тип отношений великих держав» через головы их союзников.

В ответ на давление Китая на баланс сил в Азии, Япония, Индия и США создали трехстороннюю структуру во второй половине 2011 года. Сейчас они согласились в том, что необходимо укреплять трехстороннее стратегическое сотрудничество, в первую очередь – в области береговой обороны. Три лидера также обсудили воссоздание Четырехстороннего cтратегического cотрудничества вместе с Австралией, премьер-министр которой, Тони Эбботт, поддержал идею, несмотря на то что его предшественник, Кевин Рудд, уничтожил прототип альянса в виде подарка Китаю.

Когда Четверка проводила на тот момент одни из самых масштабных военных учений в Азии в 2007 году, Пекин категорически протестовал, формально осуждая все четыре государства и порицая их планы создать то, что Китай назвал «азиатским НАТО». И хотя Индия была наиболее слабым звеном этой группировки, которая без нее включала Америку и ее основных азиатских союзников, к ее развалу привели одновременно давление Китая на Австралию и недостаток стойкости со стороны США.

Тем не менее не осталось незамеченным, что настойчивость Китая в отношении своих соседей и Америки возросла вслед за отступлением Четверки – вместо того, чтобы умиротворить Пекин, оно только придало ему храбрости. Восстановление Четверки в 2015 году – результат того, как серьезно Китай усилился за последние годы, что беспокоит не только США и их союзников, но и государства, не входящие в этот блок, такие, как Индия, подталкивая их к созданию сети безопасности в Тихоокеанском регионе, в центре которой будет стоять США.

Это серьезный поворот для Индии, которая исторически находилась довольно далеко от системы союзников США и была сторонним наблюдателем азиатского экономического чуда из-за своей политики автаркии. Однако сейчас Индия возвращается на международную арену и ее стратегические стремления расширяются вместе с растущей экономикой.

В 2014 году Индия стала третьей экономикой в мире по паритету покупательной способности. Наиболее актуальные цифры показывают, что ее экономика растет быстрее китайской. Нынешний прогресс Индии и замедление роста экономики Китая на фоне политического закручивания гаек ставят под вопрос предположение о том, что Китай владеет будущим. Страны Азии и Запада приветствуют усиление Индии, одновременно опасаясь растущей мощи Китая. Индийская демократия стоит во главе стран, которые рассматривают данную ситуацию как полную возможностей, вместе препятствуя усилению Китая. В глазах Вашингтона, Токио и Брюсселя Индия выглядит партнером, тогда как Китай – стратегическим соперником.

Без отказа

Следовательно, Обама и Абэ решили инвестировать в успех Индии с помощью более тесного экономического, дипломатического, технологического и оборонительного сотрудничества. В прошлом месяце в Нью-Дели президент США согласился углубить «глобальное партнерство», что, по словам Моди, поспособствует «складыванию особенностей этого столетия». Эти слова повторились и в декларации летнего саммита Абэ-Моди в сентябре 2014 года, в которой оба азиатских лидера пообещали сделать оборонное и экономическое сотрудничество более тесным «с тем, чтобы создать взаимоотношения, которые повлияют на курс обеих стран, регион целиком и весь мир в данном столетии».

Данные утверждения подразумевают, что индийская и тихоокеанские демократии не будут подчиняться мировому порядку, который диктует Китай. В прошлом сентябре, после переговоров с Абэ, в ходе которых каждый из лидеров изложил свои опасения насчет напористости Китая, Моди публично осудил китайский ревизионизм. Находясь в Токио, он отметил, что «куда ни глянь, мы видим имперский менталитет восемнадцатого века: внедрение в одни страны, проникновение в территориальные воды других, оккупация третьих и захват территорий». США придерживаются такой же линии поведения против открытых территориальных претензий Пекина в Южно- и Восточно-Китайском морях. Настойчивость Китая объединяет наиболее мощные государства региона против него, укрепляя их заинтересованность в более тесном сотрудничестве, для того чтобы поддерживать международное право и его нормы.

Обама и Моди, как и Абэ и Моди, очертили модель баланса сил в Азии, включающую тесное сотрудничество между главными демократическими государствами регион. Глядя в будущее, можно сказать, что Индия может стать такой же важной для интересов США в области безопасности, как сейчас является Япония; точно так же Токио может выстроить с Нью-Дели такое же близкое партнерство, как альянс с Америкой, с тем чтобы справляться с угрозами миру в регионе. Несмотря на то, что военная и экономическая мощь Китая растут, объединенные ресурсы этих трех государств больше, и останутся таковыми.

И для американских, и для японских властей Индия – единственная страна в Азии, имеющая достаточный масштаб и вес, чтобы компенсировать силу и влияние Китая. Ее флот патрулирует морские пути, которые являются мировой энергетической магистралью, соединяя нефтяные и газовые ресурсы Персидского залива с крупными экономиками Восточной Азии. Индия – историческая жертва терроризма и невольно разделяет с США и Японией интересы по сдерживанию экстремизма. Вместе с ростом экономики у Индии будет появляться все больше возможностей для того, чтобы действовать в качестве государства, отвечающего за международную безопасность от Восточной Африки до западно-тихоокеанского региона, а также – на Ближнем Востоке, где постоянно проживает семь миллионов граждан Индии. Но чтобы добиться такой роли, Индии необходим весь доступный капитал, все технологии и вооружение, которое она может получить; США и Япония – среди наиболее вероятных внешних поставщиков этих ресурсов. Они практически вынуждены сделать ставку на успех Индии.

В Нью-Дели Моди и Обама взяли на себя обязательства по более тесному сотрудничеству в оборонной, энергетической и торговой сферах, а также по совместному противодействию терроризму. Кроме того, они пообещали «поддерживать общие ценности, которые сделали наши страны великими» и подчеркнули свою приверженность Всеобщей декларации прав человека. На предыдущей встрече с Абэ Моди настаивал на том, чтобы страны заимствовали свою национальную мощь из общей политической традиции: «Индия – демократическая страна. Япония – также демократическая страна. Если Индия и Япония вместе думают о мире, мы можем сделать так, что мир поймет силу демократии». Поездка Обамы в Индию напомнила ему о том, что Абэ и Моди уже предположили – о том, что демократия, в конечном итоге, может быть стратегическим активом во внешней политике.

Автор материала – Дэниэл Твайнинг, старший научный сотрудник, специализирующийся на исследованиях Азии (Немецкий фонд Маршалла). C 2007 по 2009 год работал в аппарате планирования политики Госсекретаря США.