Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Как не потерять большое в погоне за малым

Как не потерять большое в погоне за малым

Андрей Губин

руководитель научных программ Азиатско-Тихоокеанского центра РИСИ (г.Владивосток), доцент Школы региональных и международных исследований ДВФУ, к.п.н.

Андрей Губин, к. п. н., руководитель научных программ Азиатско-Тихоокеанского центра Российского института стратегических исследований, доцент Школы региональных и международных исследований ДВФУ:

- Япония с недавнего времени демонстрирует уверенный рост как по товарообороту, так и по объемам инвестиционной деятельности в России и дальневосточных регионах. Во многом это стало возможным благодаря наладившимся отношениям лидеров двух государств и устоявшемуся пониманию в Токио, что Россия – важный партнер, потенциал сотрудничества с которым гораздо привлекательнее, чем эфемерная возможность решения «старого» конфликта вокруг спорных островов.

Вопреки расхожему мнению об ограниченности политического диалога Москвы и Токио только территориальным спором, взаимодействие выстраивается по широкому спектру вопросов и в последнее время развивается в свете меняющихся глобальной и региональной ситуаций. Крайне показательно, что в Брюсселе на встрече «Большой семерки» в июне 2014 года премьер-министр Японии Синдзо Абэ посетовал на отсутствие Владимира Путина и выразил надежду на то, что Россия будет участвовать в решении важнейших мировых вопросов, тогда как Страна восходящего солнца, в свою очередь, нацелена на продолжение конструктивного диалога с Россией. Вероятно, российско-­японские отношения продолжат выстраиваться в этой связи в двустороннем формате, в том числе по схеме «2+2» – встреча министров обороны и иностранных дел двух стран.

В начале ноября 2013 года состоялся первый раунд межминистерских консультаций в новом формате согласно личной договоренности, достигнутой между президентом РФ Владимиром Путиным и японским премьер-министром Синдзо Абэ в апреле того же года. Как отметил глава российского МИД Сергей Лавров, «в решении наших лидеров отразилось их стремление придать российско-японским отношениям характер стратегического партнерства, укрепить взаимное доверие, расширить сотрудничество по вопросам глобальной и региональной безопасности». Стоит отметить, что идея провести переговоры в данном формате была предложена японской стороной, до этого Токио практиковал подобные встречи только с Вашингтоном и Канберрой. Глава японского МИД Фумио Кисида между тем заметил, что «в японской политике в сфере безопасности по-прежнему главное место занимает японо-американский союз, тем не менее углубление сотрудничества в сфере безопасности между Японией и Россией как главными игроками Восточной Азии внесет вклад в дела стабильности региона».

Среди важных итогов встречи «2+2» договоренность о регулярных экспертных консультациях по кибербезопасности для выработки единых для всех правил поведения в информационном пространстве. Также оборонные ведомства двух стран начнут консультации по вопросам противоракетной обороны. Для российской стороны создание США глобальной системы ПРО, включая разворачивание некоторых сегментов на территории Японии, а также на кораб­лях сил самообороны, представляет серьезную озабоченность в связи с возможным нарушением баланса сил в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Интересен и один протокольный момент: японский премьер Синдзо Абэ принял российских министров Сергея Шойгу и Сергея Лаврова в выходной день в своей частной резиденции. Это свидетельствует о крайне высокой заинтересованности главы японского правительства в развитии всестороннего политического диалога с Россией. Как видится, равноценное и полновесное обсуждение с РФ вопросов регионального и глобального характеров, включая аспекты безопасности, существенно повышает внешнеполитический имидж Японии как ответственной «средней державы», проводящей сдержанную внешнюю политику. Кроме того, благожелательный тон двусторонних отношений существенно затрудняет и дестабилизационные действия Пекина в Восточно-Китайском море.

В конце апреля 2014 года во время своего азиатского турне президент США Барак Обама посетил Токио. Одним из главных заявлений стало подтверждение Вашингтоном обязательств по защите Токио в конфронтации с Пекином относительно спорных островов, которые «управляются японской стороной». Помимо этого, американский президент поторопил японского премьера с полноценным вступлением в Транс­тихоокеанское партнерство, отметив отсутствие прогресса японской стороны в урегулировании тарифов и предоставлении доступа к авторынку. Конечно, обсуждалась и ситуация вокруг Украины, которой в повестке было отведено времени больше, чем даже Северной Корее. Синдзо Абэ поспешил отметить, что японо-американский альянс надежен как никогда…

Даже несмотря на осуждение со стороны японского правительства вхождения Крыма в состав России, Токио долгое время воздерживался от введения санкций, ограничения носили минимальный характер, и самой неприятной была при­остановка переговоров об упрощении взаимных поездок граждан. Держался Токио и какое-то время после апрельского визита Обамы, однако после крушения малазийского «Боинга» над самопровозглашенной Донецкой Народной Республикой в июле сего года нажим со стороны американцев существенно усилился, и японцы поддались.

В конце июля Токио объявил о введении дополнительных санкций в отношении России: предполагается замораживание активов лиц и организаций, «непосредственно причастных к присоединению Крыма к России и к дестабилизации ситуации на востоке Украины», введены ограничения на импорт крымских товаров. Российский МИД считает решение Японии основанным на ошибочном представлении о причинах происходящего на Украине, более того, оно свидетельствует о несамостоятельной политике страны. 22 августа заместитель министра иностранных дел России Игорь Моргулов вручил послу Японии в России Тикахито Хараде список японских подданных, в отношении которых введены ограничения на въезд в нашу страну в порядке ответной меры.

Любопытно, что далеко не все японцы поддерживают официальную позицию Токио. Существует даже мнение, что настало время «бунта» Токио против Вашингтона, поскольку движение в русле американской политики оборачивается существенными экономическими и репутационными потерями. Однако, несмотря на очевидную пользу партнерских отношений с Россией, Япония пока не может пренебречь альянсом с США, в первую очередь ввиду наличия китайской угрозы.

В 2013 году Япония заняла седьмое место в списке среди экономических партнеров России, также достигнут исторический максимум товарооборота в 33,2 млрд долларов. При этом, по словам заместителя министра экономического развития России Алексея Лихачева, обе страны рассчитывают расширять объемы экономического сотрудничества, чтобы достичь к 2017 году уровня товарооборота в 50 млрд долларов.

Стабильно высокой остается и динамика поступления японских инвестиций в российскую экономику. В 2013 году накоп­ленные инвестиции превысили 12 млрд долларов.

За последние два года существенно улучшился и климат межрегионального сотрудничества. Так, в 2012 году внешнеторговый оборот Приморского края с Японией составил 885 млн долларов, а в 2013-м уже превысил 1,87 млрд, инвестиции за год выросли с 14 млн долларов до 1 млрд!

В марте 2014 года в Токио прошел VI Российско-японский инвестиционный форум, организаторами которого выступили Министерство экономического развития России и Министерство экономики, торговли и промышленности Японии. В ходе мероприятия подписаны 12 соглашений и меморандумов в сфере российско-японского сотрудничества на общую сумму более 2,5 млрд долларов. Среди основных проектов: экспорт российского зерна через порты Дальнего Востока; разработка новых энергетических и промышленных технологий в сфере возобновляемых источников энергии на Камчатке; малоэтажное строительство в дальневосточных регионах; запуск мини-ТЭЦ в Приморье. Повестка была продолжена на Петербургском международном экономическом форуме в мае 2014 года, однако российско-японская тематика на нем звучала уже не так ярко, как, например, российско-китайская.

Существуют мнения, что наметившаяся тенденция на постепенное снятие Японией ограничений на экономическое сотрудничество с Россией, особенно с ее дальневосточными регионами, включая инвестиционную деятельность, затухнет ввиду ужесточения санкционной политики в отношении нашей страны со стороны США и их союзников. Вместе с тем японские представители фактически предлагают отделить экономические вопросы от политических, тем более связанных с событиями на Украине.

В целом можно констатировать, что Япония сегодня стоит перед историческим выбором: быть ей самостоятельной, ответственной «средней державой», играющей важную роль в решении региональных и глобальных вопросов, или же оставаться в орбите США. Сегодня действительно рано говорить о сломе американо-японского военного альянса, хотя, учитывая характер развития Сил самообороны Японии и движение за пересмотр толкований Конституции, тенденция наметилась. Однако Токио вполне имеет право самостоятельно формировать повестку двусторонних отношений и определять их формат, о чем свидетельствует значительный прогресс в российско-японском взаимодействии за последние два года ввиду очевидной необходимости сближения двух стран в новых геополитических условиях.

Пресловутая китайская угроза – тезис, активно используемый определенными националистически настроенными кругами и в Японии, и в России. Современная позиция Пекина разумна и взвешена, страна постепенно выходит на уровень глобальной державы и озабочена скорее проблемами устойчивого развития, нежели возможностями прямого военного конфликта с соседями. Бесспорно, накладывает свой отпечаток наличие противоречий с США. Вместе с тем Россия, находясь в режиме стратегического партнерства с КНР, имеет эффективные средства диалога с китайской стороной и полное взаимопонимание по региональной повестке. Главная опасность сегодня – взаимное недоверие между Россией и Японией, активно культивируемое Вашингтоном и существенно затрудняющее закрепление уже достигнутых очевидных успехов как в экономике, так и в сфере безопасности. Не стоит забывать, что от затруднений российско-японских отношений пострадают, прежде всего, 6 млн дальневосточников, для которых Страна восходящего солнца традиционно является привлекательным партнером и имеет положительный имидж, даже несмотря на сложный исторический опыт.