Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Камчатка ставит красные рекорды

Зампред правительства региона Владимир Галицын о ходе лососевых и организации системы сбыта

В рыбной отрасли Камчатки фиксируются небывалые объемы вылова лососевых. EastRussia узнало у заместителя председателя правительства Камчатского края – министра рыбного хозяйства Владимира Галицына, только ли чуду природы обязаны люди нынешним рекордам, и какого чуда ждать потребителям – прежде всего на самой Камчатке.

Камчатка ставит красные рекорды
Фото: Пресс-служба правительства Камчатского края
- Нынешняя путина в самом деле какая-то необыкновенная?

- К третьей декаде августа камчатскими предприятиями по западному и восточному побережью региона выловлено свыше 390 тыс. тонн лососевых. Это рекордные показатели за всю историю наблюдений промысла на полуострове. В 2011, 2012, 2016 и 2017 годах ловили больше 230 тыс. тонн - это были рекорды. А до этого вылов, превышающий 200 тыс. тонн, был зафиксирован лишь один раз лишь в 20-ые годы прошлого века.

- Это щедрость природы или заслуга человека?

- За последние десять лет Камчатка значительно прибавила перерабатывающими мощностями, заводами, количеством холодильников. Это дало нам возможность получить нынешние результаты. Но, безусловно, без подходов рыбы это было бы невозможно. Нынешний результат впечатляет, и путина еще не закончилась. Через неделю мы увидим еще цифры по западному побережью Камчатки, где сейчас ведется основной лов горбуши.

Напомню, что в четные годы по западному побережью Камчатки активно идет горбуша, а в нечетные – на восточном. Но в этом году и на востоке, и на западе мы видим более чем хорошие показатели. По восточному побережью при стартовом объеме 62 тыс. тонн поймали 105 тыс. тонн. Но там путина уже прекратилась по естественным причинам.

Если вспомнить, то еще десять лет назад максимальный вылов в четные годы на востоке полуострова составлял не больше 10 тыс. тонн. Сейчас, как видите, в десять раз больше. При этом на западном побережье уже добыто более 216 тыс. тонн. 

Таких рекордов не было и, наверное, уже и не будет. Как говорят ученые, такие вещи наблюдаются раз в сто лет.

- Рекордные показатели отмечаются по всем видам лососевых?
- Не совсем. В Усть-Камчатском районе вылов по основному промысловому объекту - нерке - составляет около 9,6 тыс. тонн. Это хороший результат. В прошлом году было более 14 тыс. тонн - рекордный вылов нерки за всю историю наблюдений. Напомню, что в 2007-2008 годах мы начинали с 5,5 тыс. тонн годового вылова.

Сейчас результат, к сожалению, меньше того, что прогнозировался, но ученые говорят, что была допущена ошибка в расчетах. С целью пропуска производителей на нерест по рекомендациям рыбохозяйственной науки мы приняли решение о введении дополнительных проходных дней для пропуска нерки. Безусловно, рыбаки могли бы поймать и больше, но надо пропустить рыбу, которая должна зайти в реки и отнереститься.

- Куда сейчас поставляется рыбная продукция Камчатки?

- Большая часть рыбы идет на внутренний рынок. Традиционно это центральные регионы России. Горбуша - «российский» продукт, его потребляют в основном у нас в стране. Кета – тоже «российский» объект. При этом около 90% нерки идет на экспорт.

Сегодня сложилась ситуация, при которой добывающие предприятия сами решают, куда им выгоднее везти рыбу. Но могу сказать, что мы делали опрос коллег, и все-таки порядка 60% выловленной рыбы идет на внутренний рынок, и только 40% - на внешний. Если мы будем готовы переработать и реализовать все на территории Российской Федерации, сможем повысить процент внутреннего потребления.

- Большие объемы добытых лососевых не создают трудностей рыбодобывающим предприятиям?

- Есть проблемы. Сейчас достаточно большие сложности с выгрузкой в порту Владивосток и дальнейшей отгрузкой на внутренний рынок. Там всего несколько десятков тысяч тонн холодильных мощностей. А объемы лососевых только по Камчатке огромные. При этом ловят и другие виды водных биоресурсов, в том числе минтай и кальмар. В основном все везут именно во Владивосток, идет затоваривание складов. Рыба вывозится, но недостаточно быстро, судам приходится платить неустойку за простой в порту. Некоторые предприятия принимают решение везти груз в Китай и Корею – это быстрее и дешевле.

- Если рыбы так много, почему цены все-таки высоки?

- Начальную цену, безусловно, формируют рыбаки – те, кто продает рыбу. Но цена у рыбаков не такая высокая, как у тех, кто перепродает эту рыбу в том числе на рынках или в других торговых точках (не беру в расчет специализированные торговые точки, принадлежащие рыбохозяйственным организациям).

Надо понимать, что рыбак продает по фиксированной цене, которая сложилась в отрасли. Все, что сверху – это маржа тех, кто перепродает. Бывает три, четыре, пять посредников. Маржа доходит до 200% и более от стартовой цены.

- Но покупателям, особенно живущим в непосредственной близости от места добычи красной рыбы, не хочется переплачивать. Как быть?

- Для того, чтобы эту ситуацию исключить, Правительство Камчатского края планомерно в течение трех лет подряд создает торговую сеть камчатских товаропроизводителей. Цена на свежую и мороженую рыбу в таких точках – самая низкая по всей Российской Федерации. И это действительно так.
«Рыболовецкий колхоз имени Ленина», к примеру, в собственных точках продает рыбу по цене ниже той, по которой продаются оптовые партии во Владивостоке. Тот же "Петропавловск-Камчатский рыбоконсервный завод" - у него вообще самые низкие цены. Их магазин работает непосредственно на причале, где рыба выгружается и перерабатывается.

К сожалению, у нас таких предприятий достаточно мало - имеющих собственную добывающую базу, переработку и имеющих возможность реализации. Но сейчас есть перспектива.

"Рыболовецкий колхоз имени Ленина" в ближайшие два года намерен провести реконструкцию завода, что позволит вместо 150 тонн готовой продукции в сутки производить 600 тонн. Большую часть предприятие собирается предложить покупателю на внутреннем рынке, в том числе и на Камчатке.
Компании "Город 415" и "Камчаттралфлот" в рамках ТОР и в рамках инвестиционных квот будут строить причалы, новые перерабатывающие заводы. И от них есть принципиальное согласие, что они также откроют магазины непосредственно на своей территории и в Петропавловске-Камчатском для реализации свежей и охлажденной рыбы.

- Это что-то похожее на проекты ваших соседей по ДФО - "Доступная рыба" в Хабаровском крае и на Сахалине?

- У нас несколько иной подход. На рынок мы повлиять не можем. Цены устанавливают продавцы, на 99,99% не имеющие отношения к добыче. Мы же хотим создать сеть магазинов, принадлежащих именно производителям.

Когда горбуша стоила везде по 100-120 рублей, "Колхоз имени Ленина", к примеру, привозил и продавал ее по 45 рублей за килограмм, сейчас цена еще ниже.

То же касается и икры, которая почему-то всех интересует, будто это продукт первой необходимости. Цена на икру сейчас в "Колхозе имени Ленина" – 1800 рублей за килограмм. Цена на нее вообще упала, и, на мой взгляд, была необоснованно завышенной в прошлом году.

- Какую роль в процессе играет правительство региона?

- В первую очередь – организационную. Приведу пример. Группа компаний "41 регион" имеет несколько точек для реализации рыбы на территории Петропавловска-Камчатского, Елизова. Большинство этих мест мы искали с ними совместно. Несмотря на то, что кажется – масса свободных площадей в городе, но все они либо арендованы, либо кому-то принадлежат.

Но было поручение губернатора края Владимира Ивановича Илюхина, и мы привлекли муниципальные власти, нашли возможность этой группе компаний помочь.

Не все хотят заниматься розничной продажей рыбы, поскольку это влечет много проблем. Легче продать контейнером по оптовой цене, сразу получить деньги и не заморачиваться. Поэтому 90% рыбодобывающих предприятий предпочитают оптовые продажи.

Думаю, что к 2020 году, с учетом ввода в эксплуатацию новых перерабатывающих мощностей и сопутствующего открытия специализированных торговых точек, мы закроем вопрос по Петропавловску-Камчатскому, Елизову и Вилючинску.