Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Камчатка: большой потенциал и низкая точка старта

Замруководителя Минвостокразвития Александр Осипов – о перспективах развития Камчатки

Камчатка: большой потенциал и низкая точка старта

В ближайшее время на Дальнем Востоке узнают, кому достанутся 7 миллиардов рублей, которые в 2015 году будут направлены в регион для софинансирования строительства территорий опережающего развития. Всего пять краев и областей и одна республика претендуют на первоочередную реализацию своих проектов. Среди них и Камчатка.

Проект территории опережающего социально-экономического развития «Камчатка» предусматривает создание нескольких промышленно-логистических зон портового типа. Должны появиться терминал навалочных грузов, контейнерно-логистический терминал международного класса, рыбопромышленный и бункеровочный терминал и бизнес-зона (социально-деловой центр). Часть площадок планируется создать на базе предприятий «Петропавловская судоверфь» и «Жестяно-баночная фабрика». Ряд промышленных объектов и бизнес-зону – на базе производственных мощностей компании «Петропавловск-Камчатский судоремонтный завод» на берегу бухты Южная Авачинской губы.

Кроме того, в приоритете для Правительства края – туристско-рекреационный кластер «Паратунка» и реконструкция аэропортового комплекса «Елизово».

Для того чтобы дать оценку проработанности проектов, претендующих на вхождение в программу государственной поддержки территорий опережающего развития, на полуостров прибыл заместитель министра Российской Федерации по развитию Дальнего Востока Александр Осипов. Он провел несколько рабочих совещаний с потенциальными инвесторами, представителями малого и среднего бизнеса Камчатского края, с представителями властей, на месте осмотрел территории, на которых предполагается создать ТОСЭР.

– Я высоко оцениваю ТОСЭР «Камчатка». Это реальные предприниматели и инвестиционные проекты в высокой стадии готовности. Сами инвесторы финансово способны их реализовать. Здесь заявлена одна территория опережающего развития с четырьмя площадками на непримыкающих друг к другу земельных участках. Окончательных цифр у меня еще нет, но, если говорить в общем, это около 20–30 миллиардов частных инвестиций и от 7 до 20 миллиардов бюджетных вложений. Такие показатели могут вывести Камчатку в верхнюю часть списка, где находятся претенденты на финансирование в 2015 году. Мы понимаем, что Камчатка – это не только большой потенциал, но и сложные условия для реализации инвестпроектов, низкая точка старта.

– Почему в приоритете именно порт?

– Без развития порта и портовых мощностей трудно думать о развитии Камчатки. Площадка в порту Петропавловска является ключевой, приоритетной. Также важно модернизировать елизовский аэропорт. И тот, и другой объекты делают Камчатку доступной и реализуют один из главных экономических приоритетов края – туристско-рекреационный вид деятельности. С ними связана площадка в Паратунке как место концентрации туристической инфраструктуры, как место отдыха и досуга. На четвертой площадке, в южной части порта, могут быть построены промышленные объекты, достаточно приближенные к местам логистики. Все подпроекты обоснованы, их надо наполнить конкретикой и оптимально рассчитать с точки зрения бюджетных расходов. Краю, кстати, их воплощение принесет тысячи, а затем и десятки тысяч новых рабочих мест.

– Реально ли превратить порт Петропавловска в порт-хаб, где пересекались бы разные транспортные потоки?

– Фактически Петропавловск сможет стать портом-хабом только тогда, когда будет решен ряд вопросов. Необходимо, во-первых, модернизировать морской торговый порт, привести в порядок причалы, заняться дноуглублением. Это даст возможность заходить в порт краевой столицы океанским судам с глубокой осадкой. Во-вторых, необходимо привлечь на Камчатку лайнеры, которые оставляли бы здесь грузы, эти грузы можно было бы перенаправлять, разделять на потоки. И в-третьих, необходимо сделать так, чтобы работа здесь шла быстро, без долгих ожиданий, без обременительных процедур. Каждое из этих направлений требует времени и организации.

Для модернизации порта планируется привлечь резидентов, находящихся в порту. По второй части мы сейчас активно проводим работу с зарубежными коллегами и планируем совместно с Фондом развития Дальнего Востока создать специализированную компанию. Она будет убеждать грузоперевозчиков и грузоотправителей завести грузовые потоки в российский порт. Им нужно объяснить выгоду использования инфраструктуры, которая здесь будет создаваться.

По третьему пункту мы готовим изменения в нормативно-правовые документы, которые сделали бы процедуры, проводящиеся у нас в портах, конкурентоспособными с подобной практикой в зарубежных портах. Это длительная тяжелая работа, но она ведется.

– Для кого петропавловский порт может стать местом перевалки грузов?

– Мимо Камчатки сейчас проходят два транспортных потока. Это Северный морской путь и достаточно крупный грузовой поток из Юго-Восточной Азии в североамериканские порты и обратно. Оба маршрута довольно привлекательны, главное, чтобы владельцам морских транспортных компаний было выгодно заходить в порт Петропавловска, здесь разгружаться, принимать новые контейнеры, бункероваться.

– Насколько реально, что Северный морской путь заработает в полную силу?

– Экономическая модель эксплуатации Северного морского пути давно доказана. Те, кто сомневается, могут посмотреть на цифры: каждый год идет удвоение прохода судов по этому маршруту. И конечно, из этого нужно извлекать для себя пользу. Для этого надо понимать потребность тех, кто потенциально может использовать Северный морской путь и, предугадывая их потребности, создавать объекты, которые необходимы. При этом активно привлекать судоходные компании в свою инфраструктуру.

В правительстве уже приняты решения и идет реализация проектов по обустройству и эксплуатации Северного морского пути. Делается многое, чтобы можно было предоставить возможность захода судов, навигационного, медицинского и продовольственного обеспечения, бункеровки, получения незамедлительной помощи в случае чрезвычайных ситуаций. Вплоть до того, что мы принимаем специальные решения в области безопасности.

– Не повлияет ли обвал российского рубля на воплощение в жизнь идеи создания территорий опережающего развития?

– У большей части представленных проектов инвестиционная эффективность только возросла, ведь они ориентированы на внешние рынки. На Дальнем Востоке лавочки и мануфактурки не могут быть резидентами территорий опережающего развития, так как из-за малого количества населения ориентация на внутренний рынок не выгодна. А на внешнем все расчеты идут в валюте. Важно, что у подавляющего большинства проектов, которые мы рассматривали, финансовые вопросы уже решены. Деньги у нас есть, говорят инвесторы. Ваши камчатские инвесторы в основном не собираются брать деньги в финансовых учреждениях России, а надеются на свои силы и помощь южнокорейских источников капитала.

Опубликовано в газете «Рыбак Камчатки»

EastRussia.ru - информационный партнер газеты «Рыбак Камчатки»