Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«Камчатке нужен турпоток, распределенный по сезону»

Глава камчатского Агентства по туризму и внешним связям Елена Стратонова делится мыслями об инфраструктуре, массовом туристе и поддержке туристического бизнеса

«Камчатке нужен турпоток, распределенный по сезону»
Фото: shutterstock.com
– Камчатка еще относительно недавно была нетуристическим регионом, территорией военных. Какой отпечаток это наложило на отрасль?
– Действительно, исторически так сложилось, что Камчатка долгое время была закрытой территорией. Только в 1990-х годах регион стал открываться миру. Турпоток в те годы был совсем небольшим, хотя сюда даже заходили круизные суда. Камчатку в первую очередь осваивали как рыбопромышленную Мекку, отсюда и особенности архитектур­­ы: Петропавловск-Камчатский старше Владивостока, но в нем практически нет красивых зданий, поскольку он строился как вахтовый поселок. Это одна из проблем, которые правительство края сейчас пытается решить. Свою роль играют и особенности климата, рельефа, сейсмики. Здесь большие ветровые нагрузки – все-таки территория прибрежная. Все это привело к тому, что некоторые районы города выглядят не слишком презентабельно.

– Что делать?
– Сейчас городские и краевые власти концентрируют усилия на организации зон отдыха, комфортной набережной, на обустройстве новых скверов и парков. Все это делается, чтобы жителям города и туристам было где провести свободное время.

– Провести время – это же еще и вопрос гостиниц, верно?
– Многие гостиницы в городе построены еще в советское время, в том числе крупнейшие – «Авача» и «Петропавловск», «Гейзер». Сейчас их активно реконструируют, кроме того, в крае строят новые гостиничные комплексы. Но есть несколько сдерживающих факторов, которые влияют на инфраструктуру в целом. Камчатка наиболее востребована в пик туристического сезона – с июля до сентября. В весенние месяцы регион особенно популярен у любителей хели-ски. Сейчас мы пытаемся расширить границы сезона. Пока получается сдвинуть его начало на июнь, а конец –  на октябрь.

– Вместимость средств размещения пропорционально растет?
– Мы проанализировали крупные инвестиционные проекты в сфере туризма, касающиеся строительства средств размещения. Только в три ближайшие года номерной фонд вырастет на треть: будут введены в эксплуатацию 775 новых номеров различных категорий. Это очень хороший показатель. Для сравнения, сейчас на Камчатке всего 2200 номеров в гостиницах. Только за несколько последних месяцев в городе начали работать три новые гостиницы, ориентированные на разных туристов, в том числе очень современный хост-отель с расписанными вручную номерами для путешественников, которые стараются экономить на проживании, но при этом не терять в качестве. Весь новый номерной фонд – современный, с качественным обслуживанием. В сезон они неплохо отработали.

– За счет чего идет расширение границ сезона на Камчатке?
– Довольно много событийных активностей. Проходит неделя культуры и туризма с уникальным танцевальным марафоном, праздниками коренных народов. Привлекают гостей и уникальные виды туризма, например экологический с доступом в природные парки, краевые и федеральные заповедники и заказники. Конечно, роль играет в целом рост туристического потока, который сейчас более-менее равномерно распределяется по сезону. Наша основная задача – задействовать зиму. В это время также появляется много активностей: это и огромное количество питомников для поездок на собачьих упряжках, и посещение подножий вулканов, и ски-тур, и горные лыжи, снегоходные путешествия, и камчатская традиционная гонка на собачьих упряжках «Берингия». К тому же только на Камчатке есть уникальная возможность спуститься на горных лыжах с действующего вулкана, а потом нырнуть в горячий источник.

– Турпоток растет?
– В прошлом году Камчатку посетили около 200 тысяч человек, включая русских туристов. Иностранных туристов было около 15 тысяч человек. 6,5 тысячи из них прибыли на Камчатку на круизных судах. В этом году в наш порт заходят суда большей вместимости. В прошлом году у нас было 12 судозаходов, в этом, несмотря на то что число лайнеров осталось прежним, число туристов на их бортах увеличилось до 13,5 тысячи. Большинство круизных судов сейчас обслуживают через новый Морской вокзал в Петропавловске-Камчатском. Были реконструированы причальные сооружения, и сейчас вокзал принимает суда длиной до 250 метров.

– Расскажите о реконструкции других «ворот» Камчатки, аэропорта.
– Стройка будет довольно масштабной, пройдет реконструкция действующего аэровокзального комплекса. Это позволит создать более комфортные условия для обслуживания рейсов. Пассажиропоток в аэропорту в прошлом году составил 650 тысяч человек. В этом году он возрастет. Расширение действующего терминала даст возможность в следующем сезоне расширить международный сектор, создать комфортную зону для приема и отправки пассажиров российских и иностранных рейсов. Там расширят зону прилета и вылета, оборудуют бизнес-зал. Эти работы должны завершиться к началу следующего туристического сезона. Мы уже начали переговоры с компаниями, которые занимаются организацией чартерных программ, чтобы нарастить объем международных перевозок. Сейчас у нас есть рейс в Анкоридж и в Японию, эти рейсы работают на въезд. А вот направления во Вьетнам, Таиланд работают в основном на выезд. Нам важно стимулировать авиаперевозки на Камчатку. Безусловно, нужно искать механизмы, которые позволят стимулировать перевозчиков. Для нас важно обеспечить растущий турпоток, планомерно распределить нагрузку по сезону, чтобы у инвесторов был стимул строить новые гостиницы, а для этого требуется обеспечить их загрузку в течение всего сезона.

– Хорошо, массовый турист поехал на Камчатку. Первое, что его интересует, – инфраструктура. Как с этим обстоят дела?
– Что касается инфраструктуры, то сейчас она начинает прирастать. Отчасти этому способствует особый налоговый режим, введенный для Дальнего Востока, – режимы ТОР и свободного порта Владивосток. Только за прошлый год объем инвестиций в сфере туризма вырос в полтора раза и составил почти 2,5 млрд рублей. Долгие годы бизнес вкладывал в развитие туристической инфраструктуры не очень большие деньги, а сейчас этот объем растет. Режимы ТОР и СПВ тоже дали свой эффект. Сейчас в сфере туризма свои проекты реализуют 42 инвестора с объемом инвестиций на 6,5 млрд рублей. Они позволят в ближайшие годы создать комфортную туристскую инфраструктуру, которой не хватает и в городе, и в других районах Камчатки.

– Круизные суда уже не раз упоминались. Сейчас это иностранцы, приезжающие специально на Камчатку или в целом на весь Дальний Восток?
– Мы с дальневосточными коллегами ведем переговоры по продвижению нашего круизного дальневосточного направления. Почему нам интересна такая коалиция? Как правило, туристы заходят к нам в порт на один день, приобретают экскурсии у местных туроператоров. Некоторые суда заходят к нам на многодневную программу. Например, недавно группа туристов из Японии провела у нас четыре дня. Нам интересно, чтобы таких туристов было больше. Но сами туристы стремятся заходить в несколько городов. Возможный маршрут:  Япония – Корея – Владивосток – Сахалин – Курилы – Камчатка. Спрос на это направление есть, и надеюсь, что благодаря совместной работе наши дальневосточные порты в ближайшем будущем будут принимать больше круизных лайнеров.

– Камчатка вообще много сотрудничает с другими регионами Дальнего Востока в плане развития туризма?
– Я всегда завидую коллегам из Владивостока: как у дальневосточного хаба, у них большой поток туристов. Сейчас с дальневосточными партнерами и коллегами мы ищем способ, как продвигать маршрут «Восточное кольцо России». Пока он развит слабо. Многие туристы из азиатских стран прилетают через Владивосток – людям интересно было бы съездить и на Камчатку. На наш взгляд, сейчас нужно усилить информационную работу между субъектами, чтобы туроператоры, работающие в Приморье, нашли партнеров на Камчатке, Сахалине и так далее, чтобы были выстроены маршруты, чтобы турист имел представление о том, как ему можно добраться до соседнего субъекта, что там делать.

– А у других регионов нет профессиональной ревности?
– Я ожидала, что такое будет. Но по факту вижу интерес со стороны бизнеса, в том числе работающего у наших соседей. Многие запускают проекты для развития внутреннего туризма, ориентированные на дальневосточный рынок. Такие проекты есть на Сахалине, в Приморье. Интерес туроператоров заключается в том, что они обеспечивают работу по выезду.

– Как в целом чувствует себя рынок туристических компаний на Камчатке, какова динамика? Расширяется ли спектр услуг?
– Камчатский рынок туруслуг весьма специфический: здесь мало крупных туроператоров, консолидаторов в этой сфере практически нет. У нас около 70 туроператоров, которые работают на Камчатке, и еще около сотни агентов – довольно много для такой территории. Объясняется это тем, что компании небольшие. Но они потихонечку растут, обрастают новыми связями, партнерами, формируют целиком турпродукт. Специфика рынка на Камчатке сейчас такова, что наши региональные туроператоры продают туры только по Камчатке, формируют турпакеты для жителей России без перевозки на полуостров. Как правило, турист покупает авиабилеты самостоятельно. Это связано с некоторыми ограничениями, которые есть на рынке для небольших компаний.

– Наличие множества небольших игроков представляет некоторые дополнительные затруднения для потребителей услуг?
– Некоторые затруднения для потребителей услуг иногда вызывает стоимость. Сейчас есть интересная история с плоскими тарифами «Аэрофлота», когда за 25 тысяч рублей ты можешь добраться на Камчатку в любое время года. Это, конечно, удешевляет стоимость тура, но эти билеты, как правило, нужно покупать заранее. Сейчас к нашему рынку потихоньку подбирается крупный туроператор TUI. Он продает турпакеты, которые ему помогли сформировать региональные операторы. Для нас это возможность нарастить туристский поток, а значит, обеспечить работой камчатский бизнес.

– Кадров отрасли хватает?
– Главное для нас – общее повышение качества туристских услуг на Камчатке. В наших вузах немного предложений по профессиональному образованию для работников отрасли, при этом Министерство культуры России разработало проект закона, который предполагает обязательную аттестацию инструкторов-­­проводников, экскурсоводов и гидов-переводчиков. На наш взгляд, это сильно изменит ситуацию в отрасли во всей стране. Мы начали подготовку к этому и в качестве пилотного проекта  октября запускаем на Камчатке систему  профильного образования для экскурсоводов в одном из вузов. В следующем году разработаем программу для переводчиков и инструкторов-проводников. Это система профессиональной переподготовки, которая предполагает теоретический и практический курсы и экзамен, по итогам которого человек получает диплом государственного образца. Разработкой  программы занимались лучшие экскурсоводы Камчатки. Программа получилась очень интересная, насыщенная. Она включает основы туристской деятельности, большой блок, связанный с историей Камчатки, заповедными местами, много внимания в ней уделено традициям и культуре коренных малочисленных народов края. Наша задача – сделать работу экскурсоводов качественной и интересной. Разработанная программа позволит значительно улучшить ситуацию. Мы предусмотрели ресурсы в бюджете, по поручению губернатора по государственной программе выделены средства на обучение. Стоимость курса профессиональной переподготовки, рассчитанной на 2,5 месяца, составит всего 5 тысяч рублей.

– Примерно по такому же направлению идет WorldSkills. Вы взаимодействуете?
– Это параллельные истории. WorldSkills – это интересное направление, но другое. Вопросы гостеприимства касаются всех живущих в крае людей. Поэтому со следующего года мы хотим запустить социальный проект, который будет стимулировать интерес к туризму, в том числе у школьников. Гостеприимство людям с кондачка не привить, это менталитет, который формируется годами.

– Есть ли какие-нибудь инициативы, связанные с вовлечением в индустрию людей, которые хорошо знают историю Петропавловска-Камчатского и готовы рассказывать о ней на волонтерских началах?
– Система профессиональной переподготовки позволит получить профессиональное образование не только людям, которые уже работают в туризме, но и привлечет к этому людей, которые заинтересованы в подобной работе. Впоследствии они смогут получить патент на проведение экскурсий. Также несколько лет на Камчатке работает программа по развитию социального туризма. Мы поддерживаем туроператоров, которые возят экскурсии по Камчатке, в том числе в уникальные природные места, людей, отличившихся на Камчатке, – детей (победителей конкурсов, школьных олимпиад) и взрослых (ветеранов, пенсионеров). Есть волонтерское движение, ориентированное на работу в туризме. У нас подобралась группа волонтеров, которые активно с нами сотрудничают. Плюс на Камчатке недавно достойно прошел всероссийский конкурс «Зеленый маршрут». Подключились как общественные и волонтерские объединения, так и коммерческие компании, которые с удовольствием прокладывали маршруты, чистили тропы, обустраивали экологические тропы как в границах природных парков, так и на интересных для своего бизнеса маршрутах.



– Камчатка остается территорией экстремального туризма?
– Да, Камчатка – территория экологического и экстремального туризма. У нас есть экскурсии по городу, санаторный отдых, но в основном маршруты по Камчатке связаны с поездками и походами. Такой вид отдыха требует большой ответственности как от самого туриста, так и от туроператора. Когда человек  выбирает подобный маршрут, он должен понимать, куда он идет: какова высота гор, какой рельеф, каким должен быть уровень подготовки и так далее. Сегодня в стране нередки случаи, когда работающие на рынке компании набирают людей на экстремальные туры, но не несут ответственность перед ними, не предупреждают о возможной опасности. Пример – история с красноярской тургруппой, когда компания, которая была исключена из реестра туроператоров и не имела права оказывать услуги туристам, через интернет набрала людей со всей страны и повела их в экстремальный тур по Камчатке. Тогда в одном из переходов молодая девушка замерзла на пути к лагерю. Это произошло в нескольких сотнях метров от базового лагеря спасателей. За помощью обратились поздно, оставили человека одного на маршруте. На наш взгляд, необходимо менять подход к безопасности. И в первую очередь я говорю не о законно работающих компаниях, соблюдающих требования, а о тех, кто игнорирует законы, по сути, осуществляет незаконную предпринимательскую деятельность и ставит под угрозу жизни людей.

– Что-то здесь можно предпринять?
– Для туроператоров есть довольно жесткие требования, они несут серьезную ответственность. А вот для физических лиц, которые занимаются такой деятельностью, ответственности нет. Сейчас есть проблема с низкой квалификацией кадров. При этом спрос на рынке туруслуг высокий, поэтому работодатель неминуемо снижает требования к работнику. Это сказывается на туристском имидже региона. Принятие законопроекта Минкультуры об обязательной аттестации работающих в отрасли специалистов  позволит повысить требования к квалификации, обеспечить соответствие специалистов требованиям к экскурсоводам, гидам, переводчикам. Также это введет  системную ответственность для тех, кто занимается подобной деятельностью. Это сильно изменит ситуацию.

– Какие-то изменения в нормативно-правовую базу можно инициировать снизу?
– Нужно вносить изменения в перечень законов о конкретных видах обязательного страхования. Пока туроператоры обязаны страховать только свою ответственность. На наш взгляд, на экстремальных туристских маршрутах нужно обязательно предусматривать страхование жизни и здоровья для туристов. Во многих случаях страховка должна предусматривать возмещение расходов по поиску, спасению и, главное, эвакуации пострадавших. На Камчатке, если попал в беду далеко от города, нужно вызывать вертолет. Кто должен это оплачивать – государство или туроператор – всегда вопрос. Сейчас в регионе мы создаем рабочую группу по безопасности в туризме. В нее войдут представители законодательной и исполнительной власти, правоохранительных органов. Мы вместе хотим разработать предложения по изменению федерального законодательства, которые позволят изменить ситуацию в области безопасности в туризме.

– Какие меры поддержки на уровне региона есть для туроператоров?
– Любой предприниматель при соблюдении условий, прописанных в законодательстве о ТОР и СПВ, может заявить свой проект и получить соответствующую поддержку. Кроме того, мы помогаем туристическому бизнесу с продвижением услуг. Одна из мер поддержки, которая действует в крае, – помощь в участии в крупных международных выставках. У нас есть Ассоциация туриндустрии Камчатки, с которой мы находимся в тесных партнерских отношениях. Совместно мы составляем план выставочной деятельности на каждый год – смотрим, что интересно нашим туроператорам, какие новые рынки предпочтительнее охватить, оплачиваем выставочную площадь для бизнеса.

– Власти на местах как-то стимулируете развивать туризм?
– Программа субсидирования для муниципальных образований действует уже несколько лет. Они могут заявиться с конкретным проектом и получить деньги из бюджета региона на создание туристской инфраструктуры. Несколько лет назад современная гостиница была построена на Командорах. В этом году мы начинаем реконструкцию гостиницы в Палане – административном центре Корякского округа. В отдаленных районах сложно строить даже небольшие гостиничные комплексы. Сейчас в Усть-Камчатском районе подобный проект рассматривает и бизнес. Что касается развития инфраструктуры, то мы стараемся создать новые маршруты, новые объекты для показа путешественникам, новые точки притяжения для туристов. Программа не очень большая, но есть поддержка губернатора. Надеюсь, что в следующем году мы эту историю усилим; главное, чтобы была заинтересованность у муниципальных образований.

– На какие преференции еще может рассчитывать туристический бизнес на Камчатке?
– Важная задача – выделять субсидии для бизнеса, который строит экологическую туристскую инфраструктуру – не только возводит гостиничные комплексы, но и обустраивает тропы, кемпинги. С учетом того, что территория Камчатки огромна, существует проблема с доставкой материалов. Мы считаем необходимым поддерживать бизнес. В этом году пытаемся реализовать проект по созданию санитарной зоны и зоны отдыха в районе подножия Вилючинского вулкана. На следующий год хотим разработать программу по предоставлению субсидий на создание инфраструктуры для экологических троп и маршрутов для камчатского бизнеса. В этом вопросе необходимы меры государственной поддержки, в том числе на федеральном уровне. Это то, о чем говорил президент в последних указах. Важно, чтобы на такие направления пришел бизнес.
Дни Дальнего Востока в Москве – 2018
3–9 декабря, Тверская площадь. 13–15 декабря, Экспоцентр. Официальный сайт мероприятия ddv.moscow