Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Камчатке нужны национальные парки

Директор Кроноцкого заповедника — о развитии особо охраняемых территорий и инвестициях для них

Территории опережающего развития, промышленные парки, большие предприятия и громкие проекты — в эти области готовы приходить инвесторы, чтобы вкладывать деньги и получать прибыль. Однако есть и другие территории, в которые можно вложиться с выгодой на будущее, например, в особо охраняемые природные территории (ООПТ). Директор Кроноцкого государственного заповедника Петр Шпиленок в интервью EastRussia рассказал об особенностях развития ООПТ, привлечении туристов и инвесторов.

Камчатке нужны национальные парки
Фото: kronoki.ru

- Недавно завершился пятый Восточный экономический форум, участие в котором приняли и вы. Расскажите, об итогах ВЭФ для заповедника.

- Форум — в первую очередь площадка для встреч с участниками со всей страны, со всего мира. С некоторыми о встрече на форуме договаривались за полгода. Также была возможность посетить интересные сессии, посвященные энергетике, высоким технологиям — того, что касается сферы особо охраняемых природных территорий. Например, использование солнечных панелей позволяет не завозить на кардоны дизельное топливо и гонять по старинке генераторы. Эта новая технология у нас уже внедрена и дает свой эффект. Еще одна смежная с нами отрасль — направление биоресурсов. Поскольку не только люди хотят кушать рыбу, но и медведи, орланы и лисы, нужно быть в тренде и знать, что происходит. Помимо этого, во время ВЭФ наши представители работали на Улице Дальнего Востока в павильонах Камчатского края, Минприроды, где можно было узнать о Кроноцком заповеднике, о нашей работе. Думаю, для людей, которые только планируют приехать на Камчатку, информация о заповеднике, станет стимулом наконец-то посетить регион.

- На прошлом форуме вы презентовали путеводитель «Заповедники Дальнего Востока». Как обстоит с ним дело сейчас?

- Мы его не то что презентовали, а продвигали. Это проект министерства природных ресурсов России, там представлены все дальневосточные территории. Путеводитель уникален тем, что стал синергией ООПТ Дальнего Востока — до этого такого не было. Все знают Кроноцкий заповедник, Долину гейзеров как отдельный объект, а то, что на Дальнем Востоке есть еще десятки потрясающих особо охраняемых природных территорий, мало кто подозревает. Когда люди приезжают на Дальний Восток, то спрашивают, как до этих мест доехать, как до них добраться. Путеводитель — первая ласточка, которая позволяет сделать ООПТ немного ближе, немного понятнее для простых обывателей.

Сейчас Минприроды работает над тем, что сделать этот путеводитель в Интернет-пространстве и в рамках всей системы ООПТ России: заходишь на сайт, выбираешь маршрут, заказываешь тур. Но и это не совсем простая история, потому что есть ряд противоречий. Поэтому пока непонятно, сколько времени уйдет на реализацию проекта.

- Заповедники тоже могут привлекать инвестиции, как и другие территории. По вашему мнению, как это сделать?

- Нужно сразу развести два понятия — заповедники и национальные парки. Законодательство отличает их, причем достаточно сильно. С национальными парками все более-менее понятно: там есть возможность работы в рамках государственно-частного партнерства, есть возможность арендных соглашений, а вот в заповедниках есть негласное правило — не более 1% территории мы отдаем под развитие туризма, при этом в заповеднике нельзя ничего делать. Как мы привлекаем инвесторов? Мы становимся неким рекламным продуктом их экологичности. Это больше вариант спонсорской поддержки заповедника. На первом месте в заповеднике — охрана природы, а вот в нацпарках важна рекреационная составляющая. Поэтому важно, чтобы на Камчатке появлялись национальные парки, где будет больше условий для туризма. Сейчас потихоньку это налаживается, в регион приходят крупные туристические компании, представители гостиничного бизнеса. Наша цель — рассказать, почему важно сохранить территории в таком виде, какой он есть сейчас. И неважно кто инвестор, важнее, что есть условия для его прихода и существование ограничений для сохранения ООПТ. Нужно передать будущим поколения не инфраструктуру, а дать возможность увидеть нетронутые вулканы, гейзеры и так далее. Такой баланс — самый важный и сложный вопрос для развития ООПТ.



- А какие сейчас существуют тенденции развития особо охраняемых природных территорий?

- Сейчас на таких территориях активно развивают экотуризм — формируются различные экологические тропы, маршруты. Также ООПТ становится ближе благодаря современным технологиям. Важно, как мне кажется, что у самих территорий начинает появляться понимание, для чего они работают. В начале 2000-х была ставка на то, что нужно развивать туризм, зарабатывать внебюджетные средства, а сейчас многие задумались, зачем развивать туризм на особо охраняемых территориях. Мы получаем ответ, что туризм важен не сам по себе или как вклад в экономику, а как инструмент для формирования экологической культуры у людей. Важно, чтобы у заповедного дела, у охраны природы была широкая общественная поддержка, чтобы формировалась какая-то национальная идея. У нас сырьевая экономика, поэтому мы должны так организовывать работу, чтобы как можно больше вкладывать в сохранение природы, которая дает нам ресурсы. Поэтому, когда к нам приезжают туристы, мы пытаемся донести до них, что природа очень хрупкая, например, рассказываем, что Долина гейзеров на Камчатке — единственное гейзерное поле в мире, на котором ни один гейзер от рук человека не погиб. После такого люди начинают задумываться.