Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Хабаровск – Мильково: сильные кадры для камчатской глубинки

Благодаря программе «Земский доктор» 12,5 тыс. жителей центральной Камчатки могут обратиться за помощью к высококвалифицированному офтальмологу, который приехал из Хабаровска.

О своем опыте работы земским доктором в селе Мильково информагентству EastRussia рассказал Денис Черепнин – офтальмолог с 20-летним стажем, приехавший из Хабаровска и уже год проработавший на полуострове.

Хабаровск – Мильково: сильные кадры для камчатской глубинки
Фото: из личного архива Дениса Черепнина

– Денис Алексеевич, выбирая дальневосточный регион, где работает эта программа, вы могли поехать в любой – в Приморье, на Чукотку, на Сахалин. Почему ваш выбор пал именно на Камчатку?

– Когда я принял решение уехать из Хабаровска, в котором прожил 25 лет, по программе «Земский доктор», начал вести переговоры с медучреждениями Амурской области, Приморского края и Камчатки. Информация распространяется на сайтах региональных Минздравов: люди самостоятельно связываются с работодателями, не нас находят, а мы выбираем сами. Хоть по два млн рублей выдают в любом дальневосточной регионе, уровень зарплаты во всех разный, да и северный коэффициент влияет. Самый большой он на Чукотке, в Якутии тоже большой, но на Камчатке тоже в этом плане неплохо. При переезде мне оплатили билет, багаж, контейнер, дали подъемные в размере двух окладов, проезд в отпуск раз в два года – отпуск больше двух месяцев тут. По жилью тоже все устраивает – предоставили большую хорошую служебную квартиру в новом доме. Как специалисту, работающему на селе, частично компенсируют коммунальные услуги.

Справка EastRussia: Участник программы «Земский доктор» должен иметь российское гражданство, медицинское образование и быть не старше 50 лет. Нужно заключить контракт с государственным медицинским учреждением и проработать не менее пяти лет в сельской местности. Специалистов привлекают, в первую очередь, вознаграждением. Благодаря Нацпрограмме развития Дальнего Востока выплаты в ДФО выше по сравнению с другими регионами России. Они составляют 2 миллиона рублей для специалистов с высшим профильным образованием и 1 миллион рублей для среднего медицинского персонала.

– Приходилось раньше бывать на Камчатке?

– Нет, никогда. В Приморье был, работал в разных городах России. Природа, конечно, отличается – Камчатка интереснее, богаче, климат мягче. После Хабаровска уж точно не хуже. Увлекаюсь рыбалкой, собираю грибы, ягоды. Есть и другие вещи интересные – восхождение на вулканы, поездки на термальные источники, путешествия в Долину гейзеров – правда, пока не был… Переехал с семьей, жена тоже медсестра, сын учится в школе.

– Мильково – отдаленное село, там не так, как в привычном вам большом городе.

– Иногда от мегаполисов тоже устаешь. Да и не так уж далеко от «цивилизации» – автобус до Петропавловска-Камчатского идет четыре часа – 300 км по отличной асфальтированной трассе.    


– Насколько комфортно работать вам в Мильковской больнице?

– Обеспечение хорошее, мне есть с чем сравнивать: помимо Дальнего Востока, доводилось работать и в средней полосе России, и в Подмосковье. Оснащение согласно стандарту: кабинет офтальмологической помощи поликлинического звена там достаточно укомплектован. Планируется летом ремонт в поликлинике. Встретили меня замечательно – и коллектив, и главное – пациенты.

– Насколько вы востребованы на нынешнем месте работы?

– Я один на Мильково и Мильковский район – у меня 12,5 тыс. пациентов, не считая, что соседний Быстринский район тоже охватываем – там нет офтальмолога, местные власти предлагали хотя бы в выходные к ним приезжать по совместительству. Также мы занимаемся облетами северных территорий в рамках ежегодной губернаторской программы. Острая нехватка узких специалистов на севере Камчатки. Послезавтра планируется такой вылет на 27 дней. Собирается бригада узких специалистов, лаборантов – всех тех, кто будут оказывать консультативную и диагностическую помощь. В прошлом году летали в Пенжинский, Карагинский район, теперь – в Олюторский. Люди там видят узких специалистов один раз в год. Дефицит врачей в глубинке, конечно, сильно ощущается. Если сравнить даже с Хабаровском – большой город, а оснащенность медицинскими кадрами на 65-70% всего. И везде по России, к сожалению, такая ситуация. Программа своевременная, надо поднимать.

– Вы рассказали, что окончили Хабаровский государственный медицинский университет, имеете более 20 лет стажа, половину из которых были заведующим государственных и коммерческих медцентрах. Ранее основным видом деятельности была офтальмохирургия – на вашем счету порядка семи тыс. прооперированных катаракт и более мелких операций. Занимаетесь ли в Мильково хирургической деятельностью?

– Нет. Статус больницы не позволяет этого делать. Если этим заниматься, то надо будет больнице проходить лицензирование, она должна будет получить статус межрайонной. Об этом разговоры поднимались, потому что в Петропавловске-Камчатском очередь на оперативное лечение растет – около четырех месяцев люди ждут, а из-за коронавирусных ограничений отменялись все плановые операции. Мы очередь формируем из местных жителей, которым помощь хирурга нужна, и подаем списки в краевой Минздрав. Я им говорю: «Вы дайте мне аппаратуру, я сам справлюсь, еще и соседние районы возьму, вас разгружу». Все пока на уровне разговоров... Я считаю, нельзя зацикливать такую помощь только на столичных городах в одной больнице. Приглашенные специалисты приезжают с разным опытом: если он приехал хирургом – почему под него не купить ту же эндоскопическую стойку? Пусть оперирует, ее всегда потом можно передать по окончании работы этого специалиста. Это касается и меня. Человека надо задействовать максимально – если есть возможность, почему не использовать ее?

– Уже думали, что будете делать по окончании пятилетнего срока программы – уедете?

– Ну, допускаю, что останемся тут на Камчатке – какой смысл туда-сюда мотаться? Если бы программу «Земский доктор» сделали несколько другой – например, отработав здесь пять лет, можно было бы ее продолжить в другом регионе и снова получить те же преференции – то это было бы интереснее. Считаю, не совсем правильно, что она работает только один раз в жизни.