Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Хабаровский край: итоги – 2014

Хабаровский край: столичный центр Дальнего Востока или регион-середнячок?

Хабаровский край: итоги – 2014

EastRussia.ru продолжает цикл публикаций «Дальний Восток – итоги 2014 года». В течение января на портале публикуются экспертные материалы об ощутимых достижениях и недоработках в развитии регионов Дальневосточного федерального округа. Первая публикация была посвящена Сахалинской области, вторая - Хабаровскому краю – опорному субъекту российского Дальнего Востока.

Минувший год для Хабаровского края оказался непростым. Он был насыщен событиями, но не принес каких-либо прорывов в социально-экономической сфере. Напротив, если судить по предварительным итогам года и показателям экономики в первом полугодии или за первые три квартала 2014 г., то в регионе можно говорить в лучшем случае об экономической стагнации, если не о спаде.

В частности, в Хабаровском крае не наблюдалось роста ни в промышленности, ни в сельском хозяйстве. Да, появились новые планы, связанные главным образом с оживлением оборонной промышленности и машиностроения в целом: эти планы касались реанимации судостроительной отрасли и укрепления авиационной промышленности за счет создания авиационного кластера. Но в других базовых отраслях и на ключевых предприятиях – в нефтепереработке, добыче драгоценных металлов, в транспортных перевозках – пока достигнуты свои естественные пределы роста. Например, 2014 год так и не внес ясности в перспективы развития портового кластера в районе Ванино и Советской Гавани, претендующего на то, чтобы стать точкой роста в регионе.

При этом очевидно, что большое внимание властей в течение года было посвящено решению задачи по преодолению последствий катастрофического наводнения 2013 г. Эта задача приобрела, по сути, политический характер, за ее решением следил федеральный центр, не раз критиковавший власти Хабаровского края за медленную работу и подталкивавший их к приложению дополнительных усилий. В целом ее решение прошло успешно, но отвлекло, судя по всему, много сил. В информационном поле Хабаровский край чаще всего звучал именно в связи с решением вопросов по строительству жилья и многочисленными инспекционными поездками представителей региональной и федеральной власти.

О чем говорят расходы?

Анализ финансово-бюджетной сферы Хабаровского края за 2014 год свидетельствует об определенных негативных тенденциях. Важно заметить, что по итогам 2013 г. Министерство финансов России оценило уровень бюджетной политики в регионе на высоком уровне: Хабаровский край оказался единственным на Дальнем Востоке, который вошел в группу с высоким качеством бюджетного управления. В то же время анализ финансовой статистики за 2014 год не позволяет назвать регион ни благополучным, ни демонстрирующим рациональный подход к расходованию бюджетных средств. В Хабаровском крае наблюдается явная проблема с источниками наполнения бюджета. Так, за январь-октябрь 2014 г. рост бюджетных доходов по сравнению с аналогичным периодом 2013 г. составил всего 1,1%, в том числе по собственным доходам – 3,7%. Настораживает падение поступлений от налога на прибыль, что явно свидетельствует о проблемах на крупнейших предприятиях региона (в результате в собственных доходах региона налог на прибыль составляет крайне низкую долю в 15%, тогда как подоходный налог – 42%). По объему бюджетных доходов Хабаровский край уступил своему извечному конкуренту – Приморскому краю. Региональная экономика Хабаровского края сегодня видится недостаточно сильной, чтобы обеспечить столь крупный регион, являющийся географическим и политическим центром Дальнего Востока, достаточными средствами.

Одновременно нельзя сказать и о том, что Хабаровский край «избалован» финансовой поддержкой федерального центра. В 2014 г. регион стал получать меньше трансфертов, что, прежде всего, обусловлено резким, в разы, уменьшением объема субсидий. Это снижение носит конъюнктурный характер, поскольку в 2013 г. Хабаровский край получил крупные средства на преодоление последствий наводнения. Уменьшение объема субсидий было частично скомпенсировано за счет роста дотаций. Тем не менее, региону в значительной степени приходится рассчитывать на свои силы, которых недостаточно (за счет собственных доходов он формирует около 77% бюджета). Вряд ли Хабаровский край хотел бы стать финансово независимым. Напротив, у него есть явная и неудовлетворенная потребность в федеральных деньгах, которые могли бы поступать в регион по линии ФЦП.

На этом фоне вряд ли можно признать рациональной расходную политику региональных властей. В основе своей она имеет обычный характер, типичный для большинства регионов России, так или иначе сводящих концы с концами. На образование из консолидированного бюджета идет около 28%, на социальную политику – около 18%, на здравоохранение – около 12%, на ЖКХ – около 10-11%. Но бросается в глаза тот факт, что Хабаровский край тратит много средств на общегосударственные расходы, т.е. на содержание государственного и муниципального аппарата. По доле таких расходов в бюджете (более 9%) и по их объему он занял второе место на Дальнем Востоке. Причем в Хабаровском крае уровень зарплат чиновников из органов региональной исполнительной власти превышает более чем в два раза средние зарплаты по региону: таких рекордов не ставит сейчас ни один другой субъект Федерации на Дальнем Востоке. Немаловажна и динамика: в 2014 г. расходы на общегосударственные траты выросли на 15%. Отмечается и относительно высокий уровень расходов на СМИ. Их доля в бюджете составляет 0,4%, на Дальнем Востоке эти расходы уступают по объему только якутским.

Говоря о динамике расходов по направлениям, следует также отметить, что Хабаровский край был вынужден сократить бюджетное финансирование дорожного хозяйства. Расходы на образовательную сферу были сохранены примерно на уровне 2013 года; помимо расходов по направлению общегосударственных вопросов рост отмечается в сферах ЖКХ, здравоохранения и социальной политики.

Таким образом, недостаточная сбалансированность регионального бюджета выражается в росте расходов при сохранении того же уровня доходов. Это приводит к значительному дефициту регионального бюджета, составившего за январь-октябрь 2014 г. 7,8%. Следует отметить, что долговая нагрузка бюджета в Хабаровском крае пока невелика и не является критической. Однако, в целом, положение в финансово-бюджетной сфере трудно назвать оптимистичным.

Население самоустранилось от политики

Хабаровск сегодня выглядит достаточно благополучным городом. Неплохая ситуация в сфере ЖКХ характерна в целом для региона. Аргументами здесь могут выступать небольшие показатели площади ветхого и аварийного жилья, а также относительно невысокая убыточность организаций ЖКХ.

В то же время, в социальной сфере есть и слабые места. Например, Хабаровский край характеризуется самым низким на Дальнем Востоке уровнем обеспеченности детскими садами, а этому вопросу уделяют сейчас в России пристальное внимание и федеральные, и региональные власти. В сфере здравоохранения регион несколько отстает по обеспеченности больничными койками, хотя обеспеченность врачами находится на хорошем уровне.

Закономерно, что регион в прошлом году испытал множество тревог, вызванных его актуальными социальными проблемами. Как мы уже отмечали, много сил было потрачено на строительство жилья для пострадавших от наводнения, контроль над этими процессами, предотвращение нарушений и коррупции. Этому вопросу много внимания уделял лично губернатор Вячеслав Шпорт, многократно посещавший пострадавшие территории. Неожиданной проблемой обернулся в 2014 году и наплыв украинских беженцев, из-за чего губернатору даже приходилось вводить режим чрезвычайной ситуации. Были и другие социальные и политические конфликты. Их вызывали выступления недовольных представителей коренных народов Приамурья (в лице нанайцев), противоречия в мусульманской общине, борьба между враждующими группировками на муниципальном уровне, столкновения между партиями и их кандидатами, особенно в период предвыборной кампании и т.п. Поэтому регион часто генерировал негативный информационный фон, тем более что и интерес к нему, как к центральному региону Дальнего Востока, всегда особенно велик, а политические процессы в Хабаровском крае отличались некоторой неустойчивостью, которая, впрочем, к концу года была преодолена. Прошли кадровые ротации в региональном правительстве. На муниципальном уровне отмечались конфликты, приведшие к смещению ряда глав поселений, а также к поражению кандидата «Единой России» на выборах мэра Бикина. Но, разумеется, главные тенденции задавали выборы в краевую думу, представительные органы власти Хабаровска и Комсомольска-на-Амуре, а также мэра второго города в регионе. Во время кампании отмечались вспышки достаточно острого противостояния между властями и оппозиционными партиями, среди которых наиболее заметными были КПРФ и ЛДПР. Оппозиция подвергала власти критике, в том числе за завышенные расходы на чиновничьи зарплаты, закупки дорогих автомобилей, банкротство «Крайдорпредприятия» и так далее.

В то же время собственно электоральные результаты оказались очень благоприятными для действующих властей и Хабаровского края в целом, и его региональной столицы в частности. «Единая Россия» нарастила поддержку на краевых выборах до 57,1%, ее представители заняли 30 из 36 мест в краевой думе, а также 33 из 35 мест в думе Хабаровска и 18 из 25 мест в думе Комсомольска-на-Амуре. Поддержанные «Единой Россией» и губернатором кандидаты уверенно выиграли выборы мэра Комсомольска-на-Амуре (при наличии активного конкурента от КПРФ) и главы Нанайского района. Оппозиционные партии, напротив, не смогли продемонстрировать мобилизационные способности и личную популярность своих активистов. Провальными выборы стали для «Справедливой России», которая лишилась представительства в краевой думе. Поддержка КПРФ снизилась, но численность ее фракции в краевой думе осталась на прежнем уровне (три депутата). Стабильность своих позиций продемонстрировала ЛДПР (почти такой же процентный показатель, как на прошлых выборах, и увеличение фракции с двух до трех депутатов). Характерной тенденцией стало дальнейшее снижение гражданской активности, выразившееся в явке, с трудом превысившей 20%. Очевидно, что ни один политический игрок в регионе не пользуется подлинно массовой поддержкой, и население самоустранилось от политики.

В итоге, хотя власть в Хабаровском крае вряд ли можно назвать очень популярной, явное ее ресурсное превосходство и слабость оппозиции привели к закреплению доминирующих позиций правящей элиты. Для Вячеслава Шпорта этот результат был важен и по той причине, что прежние выборы проходили при его предшественнике Викторе Ишаеве, и новому главе региона требовалось привести к власти больше лично лояльных людей, что и было сделано. Тем временем, в краевой столице подтвердил силу своих позиций опытный и влиятельный мэр Александр Соколов, представляющий отдельный центр силы в регионе. В Комсомольске-на-Амуре, напротив, долгое время руководивший городом Владимир Михалев был вынужден, в результате внутриэлитных договоренностей, уступить свой пост Андрею Климову, бывшему заместителю директора авиационной компании «Сухой», которая тем самым стала ведущим не только экономическим, но и политическим игроком в городе, с которым связаны перспективы всего региона.

Борьба за внимание

Вероятно, специфика Хабаровского края как раз и состоит в том, что к нему велик интерес, и одновременно повышены требования. Это продемонстрировали его отношения с федеральными властями. Регион вовсе не был обделен вниманием федерального центра, который продемонстрировал готовность к реализации ряда важных проектов. Хотя надо заметить, что у Хабаровска возникли новые поводы для ревности в отношении Приморского края, которому было уделено куда больше внимания федерального центра. Это показала и политика Минвостокразвития, которое перераспределило ресурсы между тремя своими центрами – Москвой, Хабаровском и Владивостоком. Если в то время, когда министром был прежний хабаровский губернатор Виктор Ишаев, столичный статус Хабаровска под сомнение не ставился, то после смены руководства министерства ситуация изменилась. Теперь в Хабаровске будет самый маленький региональный офис Минвостокразвития, в то время как более крупный расположился во Владивостоке. При разговорах о размещении офисов крупных компаний Владивосток тоже упоминался чаще Хабаровска. Свою роль, помимо политики, сыграло, конечно, и более выгодное географическое положение Владивостока в АТР, и резкий рост статуса приморской столицы на фоне подготовки и проведения Саммита АТЭС–2012. В то же время ставка дальневосточного полпреда была и остается в Хабаровске, и формальный столичный статус у региона никто не отбирает. Со стороны полпреда и вице-премьера Юрия Трутнева прозвучали и выгодные для региона инициативы о размещении в Хабаровске алмазной биржи и центра огранки.

Несмотря на некоторые потери в конкурентной борьбе с Приморьем, Хабаровский край, тем не менее, получал достаточно большую порцию федерального внимания. Об этом свидетельствовал, например, отбор первых площадок под будущие территории опережающего развития. В Хабаровском крае назывались три перспективные площадки – в Комсомольске-на-Амуре (авиа- и судостроение), портовом кластере Ванино и Советской Гавани, а также площадка «Ракитное» под Хабаровском. Примечательно, что их размещение четко соответствовало наличию в Хабаровском крае трех главных полюсов роста. В конечном итоге, как, вероятно, и следовало ожидать, на первые позиции среди самых приоритетных стал выходить проект, связанный с интересами государственных корпораций, – авиационного кластера в Комсомольске-на-Амуре.

Кроме того, по причинам скорее геополитического характера федеральные власти устами премьер-министра Д.Медведева озвучили решение о создании аналога ТОР – международной туристско-рекреационной территории – на острове Большой Уссурийский. Это решение очевидным образом связано с попытками России наладить стратегическое сотрудничество с Китаем. Бывшая спорная территория в русле Амура видится теперь как потенциальная площадка для сотрудничества и привлечения туристов за счет особого визового режима, налоговых и таможенных льгот.

О приоритетности Хабаровского края свидетельствовало и правительственное решение о поддержке поселка Чегдомын, включенного в список наиболее проблемных моногородов России. После создания Фонда развития моногородов сразу же было принято решение о том, что Чегдомын получит средства одним из первых. Хотя, в данном случае свою роль могло сыграть лоббирование этого решения со стороны заинтересованной угольной корпорации СУЭК. Среди действующих, но проблемных предприятий Хабаровского края в центре особого внимания федеральных властей оказались и судостроительные заводы. В течение года были озвучены обещания (например, со стороны Дмитрия Рогозина) обеспечить их заказами со стороны государства.

С другой стороны, перечисленные факторы не свидетельствуют о том, что власти Хабаровского края находятся в особом фаворе у Кремля и Белого дома. Напротив, их нередко подвергали критике, в частности, это делал Юрий Трутнев. Причиной критики была недостаточная эффективность властей Хабаровского края при ликвидации последствий наводнения, а этот вопрос приобрел особую государственную важность. В результате Вячеслав Шпорт был вынужден пожертвовать министром строительства А.Поповым и провести еще ряд перестановок в своей команде. Но, в итоге, все закончилось на вполне позитивной ноте. Еще одним политическим сигналом стало появление претензий к краевым властям со стороны ОНФ. Сначала речь шла о контроле над процессом строительства жилья для подтопленцев, но потом началась политически более острая кампания по поводу затрат краевого правительства на СМИ – в связи с запуском еще одного проекта в виде газеты «Хабаровский край сегодня».

В этой связи важно отметить еще один аспект. Оценка эффективности региональной исполнительной власти за 2013 год, обнародованная федеральным правительством осенью 2014-го, оказалась в отношении Хабаровского края достаточно низкой. Регион поставили на 68-е место с понижением его рейтинга. Особенно огорчительным и, увы, ожидаемым стало крайне низкое место региона – 80-е – по динамике экономического развития, которое, судя по всему, просто отсутствует (наиболее позитивным образом оценивалась динамика социального развития, где регион вышел на 14-е место).

Тренды определяют госкомпании

Низкая динамика экономического развития, отмечаемся в регионе, во многом связана с негативными тенденциями в инвестиционной сфере. По предварительным данным, в 2014 году в Хабаровском крае отмечалось уменьшение объема инвестиций в основной капитал. Хабаровский край нельзя назвать отстающим, в том числе по размерам прямых иностранных инвестиций, но, опять же, потребности и возможности этого региона значительно больше. Краевые власти в течение года активно продвигали внешние связи региона, совершив множество визитов. Но пока в инвестиционной сфере в Хабаровском крае нет прорывных новых проектов. Обычно средства идут на модернизацию и реконструкцию существующих объектов, таких как два нефтеперерабатывающих завода – в Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре, хабаровский аэропорт, судостроительные заводы и т.п. Есть крупный инвестпроект в энергетике – строительство ОАО «РусГидро» ТЭЦ в Советской Гавани, вошедшей в список четырех новых крупных объектов генерации на Дальнем Востоке. Однако, и этот проект, прежде всего, направлен на замещение выбывающих мощностей местной Майской ГРЭС. В прошлом году в Хабаровском крае не произошло крупных сдвигов в транспортной сфере. В частности, «проблемная» угольно-металлургическая компания «Мечел» заморозила проект строительства угольного терминала в бухте Мучка.

Сегодня перспективы Хабаровского края, как и многих других регионов Дальнего Востока, зависят от активности государственных корпораций. Пока нет ясных решений по их проектам и финансированию, хотя планов достаточно много. Процессы, протекавшие в 2014 г., были в пользу, прежде всего, Объединенной авиастроительной корпорации, в структуру которой (и ее субхолдинга «Сухой») входит авиационный завод в Комсомольске-на-Амуре. В интересах авиастроения будет, вероятно, создана первая и главная ТОР в Хабаровском крае, ориентированная на обеспечение производства комплектующими. Другим выгодополучателем от этой ТОР способна стать Объединенная судостроительная корпорация в лице Амурского судостроительного завода (но этот завод пока находится в слишком тяжелом состоянии, чтобы быстро стать процветающим). Таким образом, вырисовываются неплохие перспективы для развития государственного машиностроительного кластера во втором по величине городе Хабаровского края. Стоит напомнить, что выходцем с авиационного завода является сам губернатор Вячеслав Шпорт, и представитель завода Андрей Климов был в прошлом году избран мэром города Комсомольск-на-Амуре.

Таким образом, политическая поддержка «комсомольскому» проекту обеспечена не только за счет позиций ОАК и ОСК в федеральном правительстве, но и на всех уровнях власти. Но многое будет зависеть от внешнеполитической конъюнктуры, которая влияет и на экспорт российских военных самолетов, и на производство гражданского самолета Sukhoi SuperJet 100, собираемого из импортных компонентов. Также Комсомольск-на-Амуре может выиграть, если «Роснефть» все-таки сумеет «выбить» средства из Фонда национального благосостояния на модернизацию своего НПЗ.

Что касается транзитной роли Хабаровского края, то пока крупные новые вложения в инфраструктуру только ожидаются. Здесь, в частности, следует рассчитывать на ОАО «РЖД» с ее очередным планом модернизации БАМа и Транссиба, получившим в итоге лоббистской борьбы правительственную поддержку. Для Хабаровского края это может открыть новые возможности для расширения экспорта через порты в районе Ванино и Советской Гавани.

Заметное влияние на развитие Хабаровского края будут оказывать и интересы «РусГидро», головной офис которой может быть перемещен на Дальний Восток. В Хабаровске, напомним, располагается один из офисов компании ОАО «РАО ЭС Востока», которая подконтрольна «РусГидро» и является главным игроком на макрорегиональном рынке электроэнергии. Помимо ТЭЦ в Советской Гавани, к строительству которой компания уже приступила, энергетики лоббируют еще целый ряд масштабных строек в Хабаровском крае (реконструкция Хабаровской ТЭЦ-1 и Комсомольской ТЭЦ-3, строительство Хабаровской ТЭЦ-4). Не случайным, видимо, стал приход на пост первого заместителя главы краевого правительства Николая Брусникина, в прошлом – видного представителя и лоббиста структур РАО «ЕЭС России» времен Анатолия Чубайса (до недавнего времени Николай Брусникин работал в ОАО «РАО ЭС Востока»).

Хабаровский край: итоги - 2014. Резюме

Таким образом, минувший год показал, что Хабаровскому краю все-таки недостает ресурсов для развития, соответствующего уровню столичного региона всего Дальнего Востока России. Хотя политическая сфера региона в течение года была окончательно приведена во вполне устраивающий губернатора порядок, позиции краевых властей на федеральном уровне недостаточно сильны, чтобы обеспечить эффективное лоббирование региональных интересов. В социально-экономической сфере скорее приходится говорить о стагнации (с рисками спада и ухудшения). Регион очень нуждается в новых инвестиционных проектах, но пока скорее должен рассчитывать на возрождение и модернизацию своих старых производственных и инфраструктурных мощностей.