Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Хранитель леопардов

Нацпарку «Земля леопарда», который является домом для большинства краснокнижных дальневосточных леопардов, 5 апреля исполнилось три года

Хранитель леопардов

Руководитель заповедной территории Татьяна Барановская рассказала EastRussia о хитрости местных браконьеров, об уникальном флешмобе, который соединит Владивосток и Москву, а также о «свадьбах» самых редких крупных кошек планеты.

- Татьяна Александровна, вы стали директором нацпарка чуть больше четырех месяцев назад. Какие недостатки в работе «Земли леопарда» вы уже успели заметить за это время и что, наоборот, вас порадовало?

- Первое, на что должен обращать внимание любой новый руководитель – это сильные стороны, они помогают победить. В нацпарке замечательно налажена работа отдела охраны. Кроме того, территория очень разумно расположена - при создании «Земли леопарда» учитывались важные моменты, которые определяли условия выживания дикой кошки, создавая при этом среду для гармоничного сосуществования популяций самых разных видов животных и условия для сохранения основных природных комплексов, которые являются важными для поддержания биоразнообразия. Кроме того, у нас замечательный коллектив.

Что касается недостатков – они могут быть в работе любого учреждения. «Земля леопарда» – молодая, 5 апреля она отметила всего лишь свое трехлетие. То есть нацпарк – это, по сути, трехлетний ребенок. Но при этом здесь уже есть основные навыки взаимодействия структур и подразделений, они слышат друг друга, и это сильная сторона. Слабой стороной является то, что еще нет отработанного опыта такого взаимодействия - мы что-то умеем, но этот навык еще не отлажен на уровне условного рефлекса. Прежде чем что-то сделать, мы теряем время на размышления, тогда как некоторые вещи должны выполняться уже на автомате. Но, с другой стороны, не может не радовать то, что процесс обоснования той или иной сферы деятельности – охранных, лесотехнических мероприятий, экологического туризма – идет не поверхностно, а серьезно, с размышлением и анализом того, что мы делаем.

- Как обстоит дело с браконьерством? Бывают ли случаи убийства краснокнижных животных и какие меры принимаются в борьбе с браконьерством на сегодняшний день? Способен ли штат инспекторов справиться с угрозой?

- С браконьерством дело обстоит не лучшим образом. С одной стороны, инспекторский состав постоянно борется с незаконными вторжениями, и если сравнить, что было на этой территории буквально пару лет назад, а что есть сейчас, то это – небо и земля: сегодня браконьерство уже не так распространено, как это было совсем недавно. С другой стороны, в ответ на наши меры у браконьеров всегда найдутся контрмеры, поэтому, к сожалению, браконьерство полностью не истребить.

Сегодня оно принимает изощренные и вычурные формы. По аналогии с вирусом – глушишь его антибиотиком, а он мутирует, и против него нужно искать новые средства. Например, если раньше браконьеры заходили в лес и стреляли, то сейчас они светят фарами машин с трассы, ослепляя животных и стреляя по глазам. В этом случае этим людям очень сложно что-то предъявить, так как нахождение на трассе с оружием не считается уголовным преступлением. То есть уровень грамотности браконьеров повышается.

Наши инспекторы оснащены средствами спецсвязи, но у браконьеров тоже есть возможность иметь спецсвязь и «слушать» наших сотрудников. Если раньше браконьерство было охотой по принципу «кто кого», то сейчас это борьба технологий.

Случаев убийства краснокнижных животных в последнее время не было, по крайне мере, за период моей работы на этом посту. Но в предпраздничные и в выходные дни регулярно фиксируются факты незаконного проникновения на территорию нацпарка. Если человек просто зашел на «Землю леопарда» без пропуска, то это административное правонарушение, но если он находится здесь с оружием, то это уже уголовное преступление. По закону нахождение с оружием на территории нацпарка запрещено.

То количество инспекторов, которое есть сейчас, вполне способно справиться с угрозой браконьерства. Мы контролируем ситуацию, но это не значит, что пресекаются 100% всех нарушений. Конечно, очень хотелось бы увеличить число сотрудников, так как чем их больше, тем шире площадь покрытия. Но пока у нас нет дополнительных средств на это, и мы берем не числом, а умением.

-Сейчас наступает пожароопасный период, а в прошлом году от возгораний пострадала внушительная территория нацпарка. Предпринимаются ли какие-то специальные меры, чтобы не допустить повторения прошлогодней ситуации?

- В этом году нам повезло с погодой – был снег, высокая влажность воздуха и северный ветер. Но открылся сезон весенней охоты, и толпы нетрезвых охотников начали разводить костры, поэтому инспекторы вынуждены оборонять территорию нацпарка от огня с сопредельных территорий. В этом году огонь к нам зашел пока только раз, сгорело чуть больше 2 соток травы. Кроме того, на Бамбуровском полигоне проводились учебные стрельбы, и военные дважды упустили огонь. К сожалению, они плохо оснащены противопожарным оборудованием, и нашим инспекторам пришлось тушить огонь на нашей территории. В результате двух пожаров сгорело около 25 га земель нацпарка.

Что касается мер по пожаротушению, в этом году уже прошли краевые учения, а с 6 по 13 апреля проводятся уже наши учения в рабочем режиме. Приезжает группа специалистов в области пожаротушения, которые будут проводить тренинги: на реальных ситуация будут отрабатывать взаимодействия групп, особые навыки и дополнительные средства безопасности. Плюс мы дополнительно укомплектовываемся средствами пожаротушения. Также ведется расчистка минерализированных полос. Надеемся, что весна-2015 года будет серьезно отличаться от весны-2014.

-Не так давно прошел конкурс «Хранитель леопарда», и люди, причастные к проблеме сохранения редкой кошки, смогли дать имена животным. Планируются ли еще подобные мероприятия, которые могут привлечь внимание общественности к проблеме сохранения популяции леопарда?

- Основное мероприятие – это флешмоб «След леопарда», который запланирован на 6 июня. Впервые подобное пройдет одновременно во Владивостоке и в Москве. Все желающие смогут выстроиться в форме лап леопарда в двух городах и поприветствовать друг друга через видеомост. Флешмоб будет приурочен ко Дню эколога, который отмечается 5 июня.

Кроме того, в районах края будут проводиться мероприятия, направленные на расширения познаний местных жителей о леопарде и том, как можно, не мешая ему, вести сельское хозяйство и мирно сосуществовать.

Также, как только появятся новые леопарды, которых мы идентифицируем и на которых заведем паспорта, мы подключим общественность к тому, чтобы подобрать им имена. Как это будет делаться в следующий раз – пока решается, это будет сюрпризом. Но уже можно сказать, что такая возможность будет дана людям, которые вносят свой вклад в вопрос сохранения популяции леопарда.

- В нацпарке сейчас работает «Тропа леопарда». Планируется ли разрабатывать еще какие-то туристические маршруты?

- Мы этим занимаемся. Будет маршрут в районе Синего утеса, а также в местах, где находятся пещеры. А еще одна экотропа будет в долине реки Грязной. В этих вопросах мы хотим привлекать местное население. Одна из идей – это организация конного маршрута с участием местных жителей. Сейчас идет анализ того, какие места будут интересны для туристов, при этом важно, чтобы турпотоки не создавали факторы беспокойства для леопардов. Может быть, со временем появится сеть велосипедных маршрутов.

Для того, чтобы создавать подобные тропы, должна быть организована инфраструктура, которая сохраняла бы территорию в ненарушенном виде, так как вмешательство человека в природную среду, как правило, носит негативный характер.

- По последним озвученным данным, численность леопардов растет. Каковы прогнозы на ближайшие 10-15 лет? Может быть, кто-то из местных обитателей сейчас ожидает потомство?

- Очень сложно прогнозировать, когда речь идет о кошках, но популяция растет. Сейчас это более 50 хищников. Что будет через пару лет? Если мы будем поддерживать популяцию копытных, которые являются источником питания для леопардов, на том же уровне, то можно прогнозировать рост популяции кошек. Емкость среды до сих пор не заполнена, и есть серьезные шансы на рост - популяция может удвоиться или даже утроиться на этой территории. По сути, все зависит от степени охраны и численности копытных.

В плане размножения кошка - животное непредсказуемое. Еще не проведен генетический анализ, мы не знаем, что и как внутри популяции. В частности, стоит большой вопрос о близкородственном скрещивании – недавно в объективы фотоловушек попала «свадьба» Бэри и Меамура, которые, возможно, приходятся друг другу сестрой и братом. Будем надеяться, что генетические факторы не «выстрелят» в плохом смысле.

По всем законам, популяция леопарда уже давно должна была исчезнуть. В 2002 году я слышала про 30 особей леопарда, и специалисты прогнозировали гибель популяции через 5-7 лет. Но, тем не менее, леопарды выжили. Если прогнозировать количество кошек в перспективе нескольких лет, то 100-120 особей – это вполне достижимый результат при настоящем состоянии территории и кормовой базы.

Что касается естественного приплода, то беременные самки обычно прячутся, и с помощью фотоловушек их не заметить. Но у нас есть те, кто принес потомство, и сейчас они учат молодежь, как правильно себя вести. Есть кошка-мать, которая воспитывает двух детей, и есть еще одна, у которой трое котят. По сравнению с предыдущими годами, в нацпарке увеличивается число леопардов, которые учат детей поведению в природе. Плюс в последнее время с экранов фотоловушек пропало несколько самок, значит, сейчас они где-то прячутся - леопардессы не любят, когда за ними кто-то подсматривает в момент выращивания потомства. Кроме того, недавно мы получили кадры с двумя «свадьбами» хищников, так что, возможно, вскоре будем ожидать потомство.

- Глава администрации президента РФ Сергей Иванов озабочен судьбой леопардов и нацпарка. Как наличие такого высокопоставленного куратора сказывается на работе «Земли леопарда»?

- Сергей Борисович – человек, который искренне любит «Землю леопарда» и наших животных. Кроме того, он является председателем автономной некоммерческой организации «Дальневосточные леопарды», которая оказывает нам серьезную помощь. Так что в его лице администрация президента РФ пристально следит за тем, что и как происходит на «Земле леопарда» с тем, чтобы в нужный момент протянуть нам руку помощи. Кроме того, особое внимание сохранению леопардов, амурских тигров, а также и других краснокнижных видов, которые обитают на нашей территории, оказывает министерство природных ресурсов РФ

-Если ли у вас «любимчики» среди леопардов – хищники, которые для вас как-то выделяются среди прочих?

- Моя любимица – леопардесса Нерусса. Имя ей дали участники Ассоциации директоров заповедников и Национальных парков Российской Федерации. Ее имя - это название одной из рек центральной России. Нерусса - спокойная, уравновешенная, но при этом очень яркая кошка, которая умело и правильно воспитывает детей. Правильно - потому что ее котята ведут себя очень осторожно, судя по тому, что мы видим с помощью фотоловушек. Ее девочка осталась на одной с ней территории, а мальчишки бродят неизвестно где – мы их не видим. Нерусса дважды принесла по два котенка. Сейчас ее не видно, значит, она опять может быть беременна.

Мне действительно интересна судьба кошек, я с удовольствием отсматриваю записи с фотоловушек, знакомлюсь с леопардами, я знаю практически всех уже поименно. Нравится имя Хасан, оно говорящее. Кедровка – очень хорошее имя, Тайфун – все это отражает происходящее здесь. Дерсу, Шустрый, Пограничный – отличные имена. Вообще, я за то, чтобы леопардов называли простыми именами без вычурности, хотя Меамур – совершенно замечательно подходит носящему его леопарду.

- Каким вы видите нацпарк через 10 лет? Что планируете изменить и чего хотите добиться в идеале, будучи директором?

- Я хочу видеть «Землю леопарда» лучшим нацпарком системы охраняемых природных территорий России. Образцовым нацпарком. А это значит – эффективная система охраны, сбалансированные и эффективные лесотехнические мероприятия, поддерживающие состояние природных комплексов и нормальную кормовую базу, сеть биотехнических мероприятий, позволяющих в многоснежные зимы легко решать вопрос подкормки копытных, доведенное до минимума, а может и вовсе истребленное браконьерство, система экологического просвещения, когда каждый местный житель гордится тем, что живет вблизи «Земли леопарда».

Также здесь должна быть действующая сеть экологических троп и маршрутов с удобной для людей инфраструктурой, не мешающей природным комплексам. Сплоченный коллектив и большая усадьба в Барабаше, где будет мультимедийный зал и визит-центр. Там же будут расположены все структуры нацпарка. Во Владивостоке останутся только информационный центр и представительство. Очень хотелось бы, чтобы к тому времени еще запретили бы весеннюю охоту хотя бы на юге Приморья, но пока эта моя мечта, вероятно, из области фантастики.