Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«Китай будет потреблять очень мало газа»

«Китай будет потреблять очень мало газа»

Алексей Мастепанов

Заместитель директора Института проблем нефти и газа РАН

Заместитель директора Института проблем нефти и газа РАН Алексей Мастепанов – о перспективах газового контракта с Китаем

После подписания газового контракта с Китаем и во многих средствах массовой информации, и на различных конференциях поднялась новая волна критики этого проекта – и, мол, условия контракта невыгодны для России, и реализация проекта потребует таких огромных инвестиций, что он никогда не окупится, и вообще газотранспортную систему было бы правильно назвать не «Сила Сибири» а «Золотой поток». Конечно же, в этой критике много справедливого, но, кроме критики, надо предлагать и решения. И в этом плане ситуация мне напоминает ту, которая сложилась некоторое время назад, когда активно противопоставляли нефть и газ инновациям. Чего только не звучало в подкрепление тезисов о необходимости «слезть с нефтяной иглы» и «преодолеть ресурсное проклятие»! Между тем наличие нефтегазовых ресурсов является не проклятием, а благом, если ими правильно распорядиться. Проблема не в наличии ресурсов, а в эффективности их освоения и использования доходов от них.

На волне этой критики многие специалисты, в том числе и зарубежные, ставят под сомнение саму готовность Китая импортировать из России значительные объемы газа. И основной довод звучит так: в Китае активно будет развиваться собственная добыча сланцевого газа, наращиваться импорт газа в том числе из государств Центральной Азии, поэтому российский газ Китаю не особенно и нужен.

Однако потребление газа в КНР стремительно растет. Если в 2000 году этот показатель составил всего 24 млрд куб. м, то в 2010 – уже 107 млрд. За 10 лет потребление газа выросло в 5 раз и в 2013 году составило 167,6 млрд куб. м. При этом если в 2000 году весь потребляемый в стране газ в ней же и добывался, то в 2010 году объем импорта газа составил уже 16,5 млрд куб. м, а в 2013 году – 53 млрд, из которых 25 млрд поступило в сжиженном виде и 28 млрд – по трубопроводам.

Следует также подчеркнуть, что динамичное развитие добычи газа в Китае началось только в XXI веке. Еще в 2000 году здесь было добыто всего 24,5 млрд куб. м. Ближайшие перспективы развития газовой отрасли определены Государственным планом Китая на XII пятилетку, которая заканчивается в этом году. Согласно плану, в этом году общее потребление природного газа в Китае должно было бы достичь 260 млрд куб. м, а доля газа в структуре энергопотребления превысить 8%. При этом зависимость Китая от импорта газа должна была бы составить к концу XII пятилетки более 40%.

Эти планы в основном выполняются, хотя и не в полном объеме. Согласно последним корректировкам плана развития газовой отрасли добыча природного газа традиционного типа должна увеличиться до 138,5 млрд куб. м, потребление – до 230 млрд куб. м. По оценкам специалистов представительства «Газпрома» в Китае, основной прирост потребления газа до конца пятилетки будет, как и сейчас, достигаться за счет импорта газа, за счет дальнейшего развития системы газопроводов «Запад – Восток».

Возрастет и импорт сжиженного газа. В настоящее время в стране действуют 11 приемных терминалов сжиженного газа суммарной номинальной мощностью в 32,5 млрд куб. м. До конца пятилетки (то есть в этом году) будет введено в эксплуатацию еще 5 терминалов. И тем не менее Китай по-прежнему будет потреблять очень мало газа, если смотреть не просто в миллиардах куб. м, а в процентах от суммарного энергопотребления страны. То есть в этом году в лучшем случае доля газа в суммарном энергопотреблении достигнет 6,5-7%. А общий рост будет продолжаться.

Что же касается добычи собственного газа, и прежде всего сланцевого, метана угольных пластов, то Китай действительно прилагает огромные усилия в этой области и вполне может опираться на собственные энергетические ресурсы. Однако до настоящего времени особыми результатами усилия не увенчались. Та же добыча сланцевого газа в 2012 году составила всего 50 млн куб. м, в 2013 году – 200 млн куб. м. Медленно растет и добыча метана угольных пластов. В 2010 году она составила 1,5 млрд куб. м, в 2011 – 2,3 млрд, в 2012 – 2,6 млрд, в 2013 и 2014 – по 3 млрд куб. м.

В августе прошлого года Государственное энергетическое управление Китая сообщило о снижении ориентира по добыче сланцевого газа до 2020 года. И причина подобных переоценок банальна: по данным китайской прессы, основными проблемами называются более сложное геологическое строение и бóльшая глубина залегания залежей сланцевого газа по сравнению с Соединенными Штатами, отсюда бóльшие затраты на строительство скважин и добычу газа. Вторая причина – это отсутствие развитой газопроводной сети, что еще больше удорожает добычу такого газа. Поэтому нельзя исключить, что может повториться ситуация с метаном угольных пластов: после 20-летних усилий его добыча составила всего 3 млрд куб. м.

На уровне 2020 года, по последним прогнозам китайских специалистов, потребность Китая в импорте природного газа составит как минимум 200-220 млрд куб. м. По оценкам специалистов представительства «Газпрома» в Китае, скорее всего, она будет еще выше, потому что плановые уровни добычи в 200 млрд куб. м выглядят завышенными в связи с исчерпанием ресурсов традиционного газа и уже отмеченными проблемами с добычей нетрадиционного газа.

На сегодняшний день Китай заключал контракты на поставку трубопроводного газа с Туркменией, с Мьянмой, с Узбекистаном и с Россией. Кроме того, построен газопровод «Казахстан – Китай», ресурсной базой которого является совместное китайско-казахстанское предприятие и базовое месторождение «Жанажол». Таким образом, законтрактованный объем поставок трубопроводного газа составляет 125 млрд куб. м, и к ним можно добавить вот эту десятку казахстанскую – суммарно получается 135 млрд куб. м трубопроводного газа. А общий объем контрактов на поставку сжиженного природного газа составляет около 60 млн тонн, то есть это примерно еще 83 млрд куб. м.

Одной из важнейших предпосылок, сделавших возможным подписание соглашения по Восточному маршруту и создавших базу для заключения новых контрактов в будущем, является реформа цен на природный газ в Китае. Важным элементом этой реформы стали постановление Государственного комитета по реформам и развитию от 26 декабря 2011 года «О проведении эксперимента по реформированию механизма ценообразования на природный газ в провинции Гуандун и Гуанси-Чжуанском автономном районе» и от 2013 года «О регулировании цен на природный газ». Что дает это реформирование? То, что цена на газ в Китае становится из социальной, при которой китайские импортеры газа несли многомиллиардные долларовые убытки каждый год, становится рыночной.

Когда речь идет о Восточном контракте, критики очень часто говорят, что только события на Украине и американские и европейские санкции заставили Россию повернуться на Восток. Однако это заблуждение, так как вопрос о диверсификации экспортных рынков страны, в частности газового рынка, звучал еще в 1995 году в первой энергетической стратегии страны. Россия должна для обеспечения своей энергобезопасности диверсифицировать экспортные потоки российских энергоресурсов. И именно с этих позиций, на мой взгляд, и надо оценивать и заключение контракта с Китаем, и строительство газопровода "Сила Сибири", и создание новых заводов по сжижению природного газа как на Дальнем Востоке, так и в других регионах России. Но сделанное – это только первый шаг, вслед за которым необходимо дальнейшее развитие газотранспортной системы на востоке, дальнейшее развитие сотрудничества. А поскольку газовые ресурсы на востоке России, как известно, имеют сложный компонентный состав, необходимо создание в этих регионах ряда крупных газоперерабатывающих комплексов и даже химических производств.

Проанализировав возможности этого региона, мы пришли к выводу, что на востоке России вполне возможно сформировать две системы нефтегазохимических кластеров – восточносибирскую и дальневосточную. И каждая такая система будет представлять собой комплекс проектов по развитию в регионе мощностей по глубокой переработке нефти, создание мощностей по переработке газа и нефтегазохимии, включая производство конечной нефтегазохимической промышленности. Но для того чтобы все это было в полной мере реализовано, нужно поддерживать научные коллективы, которые работают над отечественными технологиями.

Из выступления на XIII Московском международном энергетическом форуме «ТЭК России в XXI веке».