Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Клону — лайки

Как ученые Якутии и Южной Кореи воссоздали аборигенную собаку

Слово «клон» у нас ассоциируется либо с сериалом, либо с несчастной овечкой Долли. Для якутян же клонирование уже становится повседневной новостью: зимой в Якутск привезли собак-клонов породы бельгийский малинуа, а буквально на днях презентовали клонированных щенков якутской охотничьей лайки. EastRussia разбиралось, как старинные охотничьи традиции сплелись с супер-современными технологиями.

Клону — лайки
Фото: Международный центр коллективного пользования «Молекулярная палеонтология» НИИ прикладной экологии Севера СВФУ
УТЕРЯННОЕ НАШЛОСЬ В ГЛУШИ

Это событие имеет особенное значение по причине того, что аборигенная якутская порода собак в настоящее время практически потеряна. В середине прошлого века эпидемия истребила практически всех представителей вида. Чуть позже в регион завезли восточно-сибирских и западно-сибирских лаек, которые неминуемо начали смешиваться с оставшимися коренными собаками. Все это сохранению породы якутской охотничьей лайки не способствовало.

Надо сказать, собака была что надо – сильная, выносливая, крупная, с большой мордой и крепкими ногами, она отличалась покладистым характером и прекрасно охотилась. Для якутов собака была не просто другом и членом семьи, а помощником в хозяйстве и напарником на охоте. Восстановление породы, подчеркивают современные охотники, вопрос не баловства, а сохранения национальной культуры.

Пару лет назад якутскую лайку зарегистрировал в Российской кинологической ассоциации владелец одного из туристических комплексов в Якутске. На деле собака к аборигенной породе отношения не имеет и является помесью оленегонной лайки и хаски. Более подходящим для этой породы названием стало бы «северная ездовая» или «колымская». Наверное, из-за этого новоявленную «якутскую лайку» не зарегистрировали на международном уровне.

Параллельно с этим поиском и регистрацией аборигенной породы занимались энтузиасты из клуба любителей охотничьих собак «Байанай». Работать в этом направлении начали еще в 2008 году. Чтобы найти идеальный образец, понадобилось восемь лет. Наиболее приближенный по внешнему виду и характеру к якутской охотничьей лайке пес по кличке Байанай был найден в глуши Амгинского района республики. Крупный и сильный самец, преданный хозяину и, выражаясь на сленге охотников, отлично «работавший» на медведя и лося, к сожалению, уже был слишком стар, чтобы дать потомство.

"ПОДАРОК" ДЛЯ ЯКУТЯН

И здесь на помощь собачникам пришла наука. Благодаря сотрудничеству Северо-Восточного федерального университета с коллегами с южнокорейского научного центра Sooam Biotech Research Foundation клуб «Байанай» получил то, о чем давно мечтал – щенка якутской охотничьей лайки. И даже не одного, а сразу двух: мальчишку, которого по просьбе членов клуба назвали «Бэлэх» (в переводе с якутского – «подарок»), и девчонку по кличке «Кэрэчээнэ» –  это переводится как «красавица». Первый – клон пресловутого Байанайа, второго же щенка создали по образу и подобию другой собаки – шестилетней суки по кличке Суутук. Так же, как и ее «коллега», Суутук наиболее точно подходит под описание якутской охотничьей лайки.

Интересно, что сотрудничество двух научных центров, СВФУ и Sooam – не просто формальность. И в создании этих щенков, и в других проектах Sooam якутяне принимали непосредственное участие, работая бок о бок с южнокорейскими коллегами. Сотрудники и студенты СВФУ уже не первый год обучаются в сеульском центре.

Дружить две организации начали пять лет назад, когда подписали соглашение о проекте возрождения мамонта и других ископаемых животных. Всей этой экзотики пока мир не увидел, но более привычных нам собак, волков и других созданий в Sooam успешно клонируют с 2005 года. В декабре прошлого года центр в знак уважения передал якутскому университету трех клонированных собак породы бельгийский малинуа, теперь же помог в реализации такого важного для культурного наследия якутов задачи.

Одна из совместных программ СВФУ и Sooam, над которой сейчас дружно работают ученые, – поиск генетических маркеров якутской охотничьей лайки и других древних и современных собак Северо-Восточной Сибири и их сравнительный анализ с породами Евразии. Один из интересных тезисов – возможное родство аборигенных корейских пород собак и сибирских лаек, в особенности якутской. Сейчас ведется сбор биоматериалов современных собак и выделение ДНК древних псовых, а также комплексно обследована уникальная находка – полной тушки щенка, умершего более 12 тысяч лет назад. Останки были найдены в 2015 году в одном из отдаленных районов Якутии. Сейчас тушка хранится в Музее мамонта СВФУ в Якутске.


 
КЛОН КЛОНУ РОЗНЬ

Торжественные проводы щенков из Сеула в Якутск состоялись 13 июня. В зале были развешаны растяжки с умилительными «Прощайте, Бэлэх и Кэрэчээнэ! Хорошей поездки домой!» на английском, а представитель клуба «Байанай» радостно позировал со щенками на руках.

Тогда он еще не знал, что по приезду их ждут нападки и колкие комментарии о том, что один из щенков «выглядит странным» и «имеет нехарактерную для якутских лаек спину». Малышка Кэрэчээнэ понравилась публике куда больше – этому помогли острые приподнятые ушки и любознательные глазки. «Надо понимать, что Бэлэх пережил стресс: он родился и вырос в другом месте, вокруг были привычные ему люди, а потом началось – внимание, перелет, фотографы. Отсюда такая неуверенная поза и поникший взгляд – дайте ему освоиться!» – комментирует один из их «создателей», ведущий научный сотрудник международного центра коллективного пользования «Молекулярная палеонтология» НИИ прикладной экологии Севера СВФУ Лена Григорьева. Кэрэчээнэ же, по ее мнению, еще слишком мала, не успела привыкнуть к тишине лаборатории и поэтому не испытывает от общения с людьми дискомфорта. Бэлэх старше ее на полтора месяца – ему сейчас три с половиной, а Кэрэчээнэ – всего два.

Несмотря на укоренившийся в обществе образ овечки Долли с очень слабым здоровьем, развитие науки позволило уйти от этого стереотипа семимильными шагами. Сейчас клонированные животные не уступают «оригиналам», они так же способны к обучению, общительны и здоровы, дают здоровое потомство естественным путем. На свет клоны рождаются благодаря суррогатным матерям, из яйцеклеток которых полностью удаляется генетический материал и внедряется ядро соматической клетки донора.

«Получение клеток донора, а затем эмбрионов в настоящее время довольно легко. А вот внедрить эмбрион суррогатной матери, да и вообще сам процесс вынашивания клона – это уже намного сложнее», – рассказывает Лена Григорьева. Эмбрион может не прижиться, или во время, казалось бы, хорошо протекающей беременности может случиться выкидыш. Так что, подчеркивает эксперт, при клонировании животных, в том числе и мамонта, основной проблемой может стать именно то, сможет ли суррогатная мать выносить плод. В случае с мамонтом, кстати, детеныша выносит слониха. Именно поэтому внедряют клонированные эмбрионы сразу нескольким особям – не у каждой может наступить беременность. Рожают суррогатные матери для сохранения жизни клонированных детенышей хирургическим путем. Такие операции можно проводить максимум два раза в жизни.

Сейчас руководитель Sooam, всемирно известный профессор Хван Ву Сок, курирует строительство Центра клонирования животных в Китае. Пока же сеульский научный центр – единственное в мире учреждение, которое занимается коммерческим клонированием животных в Евразии. Принимая во внимание скорость и продуктивность работы китайцев, интересно, какие открытия и как скоро ждут нас после открытия Центра в Поднебесной.