Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Кнут вместо пряника

Пресс контроля со стороны надзорных органов привел в отчаяние камчатских рыбопромышленников

Кнут вместо пряника

Если давление со стороны пограничников не ослабеет, то прохождение предстоящей минтаевой и сельдевой путины окажется под угрозой.

Десятки крупнейших рыбодобывающих предприятий полуострова платят многомиллионные штрафы за абсурдные нарушения. «Своих бьем, чтоб чужим неповадно было», - прокомментировал брешь в российском законодательстве на совещании в Совете Федерации зампред камчатского Правительства Владимир Галицын. И похоже, выразил общее мнение рыбаков.

Расчет стоимости рыбопродукции, произведенной камчатскими предприятиями, давно не поддается обычной логике. Условная стоимость квот, затраты на добычу и переработку, хранение и транспортировку плюс непроизводственные затраты. Это идеальный вариант. На практике же структура себестоимости выглядит совсем иначе: все вышеупомянутое плюс штрафы за нарушение госграницы, природоохранного законодательства, плата за дополнительную погрузку-разгрузку... Последняя составляющая скоро перевесит основную. О том, чего стоит камчатская рыба и с чем сталкиваются наши промышленники для того, чтобы добыть, переработать и поставить ее на столы россиян, говорили на заседании Комитета по аграрно-продовольственной политике Совета Федерации. Вышел живой разговор о наболевшем. Власти Камчатки и рыбаки крайне обеспокоены прессом административных рычагов. Такого давления, как на Камчатке, не испытывает ни один субъект на Дальнем Востоке. «Законы одни, а трактовка разная», - пояснил зампред Правительства края В.Галицын.

Главная проблема наших рыбаков административные барьеры. Пока во всей стране с ними идет ожесточенная борьба, на Камчатке чрезмерный контроль за бизнесом только обостряется. Отсутствие нормальной законодательной базы и четких норм скоро приведут отрасль к упадку. Если раньше многие всерьез думали об инвестициях, то сейчас впору задуматься о выживании.

«Для Камчатки это вопрос архиважный, вопрос о перспективах рыбохозяйственного комплекса как отрасли. Из-за отсутствия четких формулировок в законодательстве и присутствия вольных трактовок среди контролирующих органов в деятельности рыбохозяйственных организаций возникли серьезные проблемы. Причем наш опыт распространяется потом и на другие регионы. Отдельные нормы федерального законодательства не позволяют нормально трудиться нашим рыбакам. Речь, в частности, идет о Постановлении Правительства №560. Это документ о получении разрешения на неоднократное пересечение госграницы», - обозначил проблему сенаторам В.Галицын. Он уточнил, что с 1 января 2014 года судам рыбопромыслового флота с закрытой государственной границей запрещен транзитный проход через Первый Курильский пролив (между мысом Лопатка и островом Парамушир).

«Если раньше суда, следуя из Охотского моря в Западно-Беринговоморскую минтаевую экспедицию и обратно, проходили по нему беспрепятственно, то сейчас в связи с изменениями в законодательстве и требованиями пограничников такое движение запрещено. Наши суда вынуждены идти Четвертым Курильским проливом и тратить сутки перехода только в одну сторону на эти 200 морских миль. В среднем на одно крупнотоннажное судно затраты на суточный переход составляют 3 млн рублей, не считая потерь промыслового времени и иных непроизводственных затрат», - сказал В.Галицын.

Проблема пересечения государственной границы рыболовецкими судами обсуждается не в первый раз. Полгода назад поручение решить эту проблему в пользу рыбаков давал премьер-министр страны Дмитрий Медведев. Потом исправить ситуацию обещали в Росрыболовстве, личное участие гарантировал и министр сельского хозяйства России. Впрочем, до сих пор дальше обещаний дело не пошло.

"Все вроде «за», но никто ничего не может решить, - как будто снял с языка камчатских рыбопромышленников председатель комитета по аграрно-продовольственной политике Совфеда Геннадий Горбунов. - Надеюсь, последняя поездка Валентины Ивановны (прим.ред. - Матвиенко) и ее встречи с рыбаками принесут результат. Она и мне дала поручения. Думаем провести закрытое заседание нашего комитета с приглашением ФСБ, других силовых структур... Мы говорим о том, чтобы создать более комфортные условия для рыбопромышленников. Особенно с учетом санкций мы должны приложить все усилия для того, чтобы не плетью, а пряником мотивировать рыбников везти ресурсы на территорию РФ".

Терпение председателя Союза рыбопромышленников Камчатки Сергея Тимошенко, который почти год бьется над решением этой проблемы, тоже оказалось не бесконечным. «Это законодательный брак, который приводит к катастрофическим для отрасли последствиям, - заявил С.Тимошенко. - Я говорю от лица всех рыбопромышленников Камчатки. Только «Океанрыбфлот», который в этом году идет Четвертым Курильским проливом, потерял 240 млн рублей. 29 судов встали на прикол на побережье. Это там, где каждому жителю вообще нужно в пояс поклониться за то, что он там живет. 200 метров коса: с одной стороны — море, с другой — река. Их награждать надо за то, что они там живут — а их лишают работы. Я просил министра сельского хозяйства во время его приезда на Камчатку ускорить прохождение этой законодательной инициативы, отцом родным его назвал. Через месяц мы идем на селедку, которой так не хватает в стране. Опять пойдем через Четвертый Курильский пролив. В декабре пойдем на минтай — и тоже через Четвертый».

Тимошенко отметил, что, если проблему не решить, многомиллионные затраты на длительные переходы при добычи белорыбицы вновь отразятся на стоимости камчатского продукта. В.Галицын подчеркнул, что это далеко не последняя прибавка к цене.

«Наши контролеры в обязательном порядке требуют привозить произведенную на судне продукцию на берег. Взять, например, Колхоз Ленина: рефрижератор пригоняют на берег, выгружают продукцию из одного трюма на причал и грузят в другой, чтобы формально исполнить требования законодательства. В итоге — плюс 4 рубля на каждый килограмм продукции. Не понимаю, зачем мы совершаем то, что делает неконкурентоспособной продукцию наших предприятий и тяжким бременем ложится на плечи потребителей, - подытожил В.Галицын. - Все эти затраты ложатся на себестоимость произведенной продукции, и, соответственно, на покупателей — население России. Камчатка ежегодно производит около 800 тыс. тонн рыбопродукции, 70% из которой идет на внутренний рынок страны. Сейчас эта цифра меняется в большую сторону, в приоритет российским потребителям».

Ситуация, в которой оказались камчатские рыбаки, напоминает театр абсурда. Там, где иностранные суда могут ходить, лишь уведомив пограничников, российскому рыбопромысловому флоту проход закрыт. И не только рыбопромысловому. «Получается — своих бьем, чтоб чужие боялись», - сказал В.Галицын. По его словам, из-за коллизий в законодательстве ситуация аналогична и с транспортными судами.

«К примеру, рефрижератор, загрузившись мясом во Владивостоке, движется в Петропавловск-Камчатский. Судно пересекает несколько Курильских проливов, выходя из территориального моря в экономзону и возвращаясь обратно, просто уведомляя пограничные органы. При этом, если в обратном направлении судно загружает рыбу на нашем побережье, оно уже приобретает статус судна, осуществляющего рыболовство, а не каботажное и торговое мореплавание. В результате это же судно, двигаясь с западного побережья, пересекая эти же Курильские проливы, является нарушителем федерального законодательства. За каждый подобный переход такое судно получает от 400 до 800 тыс. рублей штрафов. За несколько месяцев размер штрафов достигает десятков миллионов рублей, - заявил зампред. - У нас есть примеры, когда компании, осуществлявшие деятельность в том числе по транспортировке водных биоресурсов, перерегистрировались с Камчатки. Я говорил с руководителем одной из компаний. Он сказал, что вынужден будет уводить флот в Корейскую республику, чтобы уйти от административных барьеров».

Впрочем, о проблеме ухода рыбопромышленников с Камчатки тоже говорят не в первый раз. Непростая ситуация с контролирующими органами в регионе привела к тому, что рыбаки просто не хотят работать в регионе. «За последние 5 лет из края ушли уже 37 предприятий. Они вывели с полуострова 126 тыс. тонн квот на вылов биоресурсов», - заявил в ходе заседания комитета Совфеда вице-спикер камчатского парламента Роман Гранатов. Он предложил законодательно обязать предприятия, которые на долгосрочной основе получают квоты на вылов биоресурсов в прибрежных субъектах, регистрироваться и платить налоги именно в тех регионах, где они работают.

«Чтобы сохранить налоговую базу и социально-экономический рост субъекта, в целях защиты экономического потенциала края мы должны сделать все возможное, чтобы предприятия, за которыми закрепляются квоты на долгосрочной основе, законодательно обязали регистрироваться в прибрежных субъектах», - сказал Р.Гранатов.

Чрезмерный контроль и потеря прибрежных квот для Камчатки — палка о двух концах, считает губернатор Камчатки Владимир Илюхин. «Несовершенство законодательства сегодня фактически привело к тому, что контролирующие органы «зарегулировали» отраслевой бизнес. Суда, находящиеся на промысле и сдающие свою продукцию на берег, сталкиваются с таким прессом административных барьеров, какого не видели ни в одной отрасли народного хозяйства, - заявил В.Илюхин в ходе пленарного заседания Совета Федерации. - Отсутствие понятной законодательной базы приводит к тому, что прибрежные квоты с Дальнего Востока выводят в центральную Россию, компании уходят с территории, а рыбопромышленные субъекты при этом теряют колоссальные объемы водных биоресурсов, налоги, рабочие места».

«Для нас жизненно важно установить уведомительный порядок пересечения российской госграницы для судов прибрежного рыболовства и обслуживающего его транспортного флота. В силу географических причин, чтобы доставить продукцию из Петропавловска во Владивосток, судно вынуждено пересекать границу не менее 3-4 раз. Прибрежный флот и обслуживающий его транспорт сегодня не могут сразу с промысла везти продукцию в Приморье, как мы того добиваемся. Они обязаны зайти на пограничное оформление в ближайший порт — Петропавловск, что само по себе уже затратно. А в порту их уже дожидается Россельсхознадзор с требованием ветеринарно-санитарной экспертизы. А это от 7 до 30 суток. Промысловое время, соответственно, уменьшается. Расходы на топливо растут. Потери по каждому судну за путину составляют десятки миллионов рублей. Как вы думаете, куда закладываются эти потери? Вот в итоге и получается для россиян наша рыбка золотой. О какой продовольственной безопасности мы говорим?», - обратился к сенаторам спикер Законодательного собрания Камчатского края Валерий Раенко.

«Государство требует насытить внутренний рынок рыбой в рамках ответных мер на санкции, и мы готовы заполнить его качественной продукцией отечественных производителей. Но все это мало исполнимо, если мы не добьёмся решения этих проблем», - подытожил В. Галицын.

Надо сказать, что в Совфеде к проблемам камчатских рыбаков относятся с пониманием. Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко обещала помочь в решении всех вопросов. Формулировки звучали жесткие. Сроки обозначены — 2 месяца на решение проблем.

«Мы очень настойчиво будем продвигать решение этой проблемы. Также, как и вопросы закрепления квот прибрежного лова за конкретными субъектами Федерации. И не надо выдумывать причины типа нарушения антимонопольного законодательства. Все, кто хочет, ловить рыбу в Камчатском крае — welcome, мы приглашаем. Но компании должны быть зарегистрированы в том регионе, который создает условия для развития рыбохозяйственного комплекса. Вложены огромные инвестиции в рыбоперерабатывающие заводы. Я, честно вам сказать, много видела, но удивилась, какие современнейшие предприятия по переработке рыбы созданы в прибрежной зоне Камчатского края. Вложены огромные средства. А у нас залетные приходят, получают квоты, регистрируются там, где им вольготнее живется — а Камчатка, как и другие субъекты Дальнего Востока, не получает дохода в бюджет. Это надо решить незамедлительно. Не надо никаких изменений в закон. Нужно изменить нормативные акты правительства. И прошу Вас, Геннадий Александрович (прим.ред. — Горбунов), приложить максимум усилий. Это будет оценка эффективности Вашей работы, как председателя, и членов комитета. И я бы также попросила Вас, Ирина Анатольевна (прим.ред. — Яровая), подключиться, зная Вашу пробивную силу и профессионализм. Думаю, вместе, объединив усилия, мы будем людьми дела, а не обещаний. Я буду лично это контролировать, - заявила Валентина Матвиенко. - Попрошу Комитет по обороне и безопасности записать это отдельным поручением в постановлении — решить проблему уведомительного характера пересечения госграницы. То, что наши суда, пересекая границу, платят огромные штрафы, недопустимо. Коллеги, мы что, не можем навести порядка в нашем государстве? Вот Вам срок, Виктор Алексеевич (прим.ред. — Озеров), — 2 месяца для решения вопроса с нашей пограничной службой и с Федеральной службой безопасности. Надо найти решение, которое обеспечит безопасность и в то же время не будет ставить палки в колеса и создавать дополнительную экономическую нагрузку для наших рыбаков».

Заявления главы Верхней палаты российского парламента на Камчатке восприняли с надеждой. Правда, после апрельских поручений премьер-министра веры в быстрое решение вопроса остается все меньше. Пока же рыбаки отсчитывают дни до старта следующей путины — ведь на промысле время не ждет.