Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

"Комсомольск-на-Амуре мы только начали будить, а нужно - делать из него город будущего"

Зампред хабаровского правительства Дмитрий Волков о первых итогах реализации долгосрочного плана

В ноябре 2016 года в правительстве Хабаровского края появилась должность заместителя председателя по вопросам комплексного развития Комсомольска-на-Амуре - на нее был назначен Дмитрий Волков. Господин Волков стал ответственным проектным менеджером, координирующим работу по реализации долгосрочного плана развития города, которую ведут сразу множество структур. О том, что уже сделано в рамках плана за последние полтора года, а главное, что только предстоит начать делать, он рассказал специально для выпуска "Комсомольск-на-Амуре. Инвест+" к третьему Восточному экономическому форуму.

Фото: Аккаунт Дмитрия Волкова / Facebook
– С момента принятия долгосрочного плана комплексного развития Комсомольска-на-Амуре прошло почти полтора года. В нескольких словах можно обрисовать, что достигнуто за этот срок?
– Это можно даже визуально отобразить, что мы, собственно, и делаем. Губернатор Хабаровского края Вячеслав Шпорт еженедельно на аппаратном совещании заслушивает доклад по долгосрочному плану. Суть доклада может быть представлена графически всего в одном слайде. Любой объект строительства проходит несколько этапов: подготовка к проектированию, проектирование, проведение конкурса на строительство, само строительство и ввод в эксплуатацию. Визуально это столбики диаграммы. Мы пока взяли для учета не все объекты, а те, финансирование которых приходится на бюджетный цикл плюс один год, то есть на перспективу, которую уже можно четко представлять. Это 52 объекта на 52,3 млрд рублей. И, например, по состоянию на 1 августа ситуация выглядела следующим образом. Четыре объекта – на предпроектной стадии, 18 – на проектной, 13 – на подготовке, 16 – строим, один – вводим в эксплуатацию. Логика заключается в том, что столбики перетекают вправо - по мере того, как объекты проходят этапы. А эти этапы должны пройти все стройки, и это - время, усилия и решения.

– Иначе говоря, все, кто исполняет долгосрочный план, "подталкивают столбики". Кто в этом самый главный?
– Главный в Хабаровском крае – это наш губернатор. Именно он определяет стратегию развития в русле тех задач, что ставят президент и правительство, и по Комсомольску-на-Амуре – в том числе. Если вопрос непосредственно о плане, то он исполняется выстроенной системой управления. Есть проектный менеджер – это я. Есть функциональные заместители председателя правительства Хабаровского края, которые отвечают за конкретные мероприятия плана – их 10. Я координирую деятельность зампредов, 17 федеральных органов исполнительной власти, 15 государственных компаний и четырех муниципалитетов – города Комсомольска-на-Амуре, Комсомольского, Солнечного и Амурского районов. Я, в общем-то, человек "в тени".

– И ни за один пункт плана персонально не отвечаете?
– Если долгосрочный план не выполняется, шкуру снимают с меня. Или не снимают – если выполняется. А персонально я отвечаю за те объекты, которые закрепляются отдельными поручениями. Например, за Инженерную школу. Но это не значит, что ответственность за школу снята с курирующего сферу культуры и образования зампреда Александра Федосова – мы эту ответственность делим.

– Помимо объектов, которые нужно построить, долгосрочный план предусматривает и мероприятия. С их выполнением как?
– Определить, как движется работа, несложно. Не летал самолет из Комсомольска-на-Амуре во Владивосток – полетел. Не было загрузки у "Амурского судостроительного завода" – заказы появились. Не работал завод "Амурметалл" – завод из банкротства выведен, новый собственник, власти края и Минпромторг обсуждают, как его развивать дальше.

– И много уже выполнено?
– 11 мероприятий из 33, заложенных в плане, считаются выполненными, 22 – в процессе работы. Но даже там, где мы поставили "галочки", где они всеми зачтены, работу нужно продолжать. Например, есть пункт плана: "разработка концепции развития агропромышленного кластера". Концепция разработана. Три предприятия, которые должны составить основу кластера, вошли в территорию опережающего развития. Но это разве все? Есть еще масса задач, и конечная - повысить степень обеспеченности города собственными продуктами питания: сейчас она измеряется в процентах, а мы хотим, чтобы в десятках процентов.

– Перерезать первые ленточки на объектах к какой-то дате, например, третьему Восточному экономическому форуму, нужно?
– Нет. Более того, я категорически против перерезания ленточек к памятным датам. Нужно работать по графику, исходить прежде всего из производственной необходимости.

– Хорошо. А если так случится, что Комсомольск-на-Амуре захотят показать после форума президенту Владимиру Путину, куда его повезут?
– Город – это не набор объектов долгосрочного плана, он несоизмеримо больше. Так что, на мой взгляд, нужно подходить к вопросу шире: чем может гордиться Комсомольск-на-Амуре, что он может показывать как свои достижения. Первое – это, безусловно, заводы. Это основа Комсомольска-на-Амуре. Второе, что уже можно начинать показывать – это формируемые общественные пространства. Ни одно из них еще не сформировано до конца, но начало положено, и мы этим гордимся. Например, сквер у гостиницы "Амур" – его начали благоустраивать к 85-летию города, причем не в рамках долгосрочного плана. Из объектов плана ближе всего в завершению будет драматический театр. Мы также можем показывать изменения, которые происходят на набережной: установлены экраны, сделаны элементы благоустройства, приведен в  порядок речной вокзал. Хотя это еще и не связано с проектом большой реконструкции – он только выставлен на конкурс.

– Объект "Я люблю Комсомольск", у которого теперь все фотографируются - из этого же ряда?
– Да, но здесь я бы сделал одно дополнение. Этот знак – точная копия со знака "Я люблю Москву". Идея пешеходной улицы, которая долго обсуждалась, вылилась в бренд "Комсомольский Арбат". В сквере у "Амура" есть идея создать арт-объект – сидящие на скамейке фигуры мужчины и женщины, и для них предлагается образ Мастера и Маргариты – хотя это чисто московская история. В Ленинском округе есть микрорайон с названием "Париж", и так далее. В общем, многие части Комсомольска-на-Амуре связаны с другими городами. Но этот паттерн, как мне кажется, пора менять. Понятно, что город сформировался, как и все дальневосточные города, из приезжих людей со своими привезенными мифами. С этим нужно заканчивать. Город должен рассказывать свои истории, которых у него достаточно. И "Арбат" в Комсомольске-на-Амуре нужно называть собственным именем, и "Мастера и Маргариту" – искать собственных.

– Делать что-то на благо города сверх долгосрочного плана нужно?
– Это правильная постановка вопроса. По мере реализации плана мы видим, что даже если мы выполним его весь, качественного скачка в развитии города это еще не обеспечит. Какие-то аспекты жизни мы, безусловно, улучшим. Но принципиальных изменений, видимо, один лишь долгосрочный план не даст. Это значит, что по мере выполнения мы должны свои задачи постоянно дополнять. Не ревизировать принятое распоряжение правительства, хотя в некоторых корректировках оно будет нуждаться. А выходить за рамки плана.



– В чем именно?
– Я выделил бы барьеры и возможности. Барьеры, мешающие развитию бизнеса, нужно устранять, и здесь первостепенны три момента. Во-первых, очевидно, что бизнесу Комсомольска-на-Амуре и трех прилегающих районов, которые, как предполагалось еще в советское время, могут сложиться в агломерацию Комсомольск-Амурск-Солнечный, нужен преференциальный режим, аналогичный Свободному порту Владивосток. Режим СПВ и режим территорий опережающего социально-экономического развития нужно скомбинировать так, чтобы предприниматели имели условия работы не хуже, чем во Владивостоке или Хабаровске. Второе – необходимо оптимизировать "северные": надбавки, коэффициенты и льготы, которые остались еще со времен СССР, но теперь вместо государства должны обеспечиваться работодателями. Вопрос не об отмене, а об оптимизации – для бизнеса это огромное бремя, и он все равно старается от этого всячески уклоняться. Третий важный элемент – создание доступности всеми четырьмя видами транспорта: автомобильным, железнодорожным, авиационным и водным.

– "Возможности" Комсомольска-на-Амуре, как вы их назвали, помогут как-то устранить "барьеры"?
– Сейчас мы их аккуратно анализируем. Как пример – перспективы развития малой авиации общего назначения, и речь не только о производстве самолетов, но и о развитии полетов в целом. Это может развивать конкретно Комсомольск-на-Амуре и все северные населенные пункты в радиусе доступности полета на легкомоторном самолете. Себестоимость поездки Комсомольск-на-Амуре-Хабаровск на комфортабельном внедорожнике и полета на небольшом самолете – одинакова. Аэродромная сеть есть и там, и здесь. Что мешает? Получить право управления самолетом гораздо сложнее, чем автомобилем. А использовать самолет как коммерческое такси по закону просто нельзя. Если продвигать вот такие идеи в дополнение к долгосрочному плану – эффективность существенно вырастет.

– Все, что вы перечислили - это вопрос и изменений в федеральное законодательство, и больших средств. Сил-то хватит?
– Частично все это предусмотрено долгосрочным планом. И, на наш взгляд, без разрешения этих проблем скачка в развитии Комсомольска-на-Амуре будет добиться очень трудно. Не все здесь измеряется миллиардами. Обустраивать дворы и общественные пространства, скажем, это не так дорого. "Единая Россия" финансирует программу благоустройства дворов. Видно: был двор, были ямы. И отсутствие газонов, лавочек, урн, некрасивые подъезды – все это смотрелось гармонично. Как только положили хорошие бордюры и асфальт, сделали дорожки и детскую площадку, стало понятно: нужно и газонами заняться, и цветник разбить, и лавочку поставить. Люди сами начинают втягиваться, психология меняется. Это как процесс кипения: если не образуется первый пузырек, вода не закипит. Так и Комсомольску-на-Амуре нужно пройти некую точку конденсации. Всего этого в долгосрочном плане развития города, может быть, и нет. Но это в его духе.

– Снять барьеры, использовать возможности – и город совершит рывок в будущее?
– Конечно, есть риск, что нет. Достаточно проанализировать историю: наша программа развития города – уже, по моим подсчетам, седьмая. Все они шли по одному образцу. Была государственная задача, под нее выделялись большие средства. Получался, казалось бы, рывок. Последний такой был в 1983-1990 годах, когда город развивался бешеными темпами. Мы сейчас идеологически идем по похожему пути, базируясь на бюджетных инвестициях. Но повторим ли мы успех 1983 года? Едва ли. Там масштаб инвестиций был гораздо большим, чем сейчас. На данный момент годовой оборот предприятий города – около 150 млрд руб., по долгосрочному плану – вкладывается по 5-10 млрд руб. в год. Это много, но это не вал, в котором можно захлебнуться. В то же время, чем закончилась программа 1983 года? Большинство созданных объектов показали свою невысокую жизнеспособность. Тогда, например, построили гигантские предприятия пищевой промышленности, но они не выдержали испытания рынком. Нужна другая идеология.

– А что еще можно сделать с городом, если не дать ему еще больше денег?
– Город нужно будить. Разбудить граждан, бизнес. Это уже началось. Я приводил пример с благоустройством дворов, как раз об этом история: нужно начинать что-то делать руками каждому. Долгосрочный план создает точки роста. Скажем, укрепляет набережную за счет бюджета. Но остальное должно быть частным, без этого полноценной набережной не получится: будет берег. Это нужно делать – шаг за шагом.

– Но разве это скачок?
– Нет. Но если мы сейчас преуспеем, то завтра нужно ставить вопрос об особом статусе Комсомольска-на-Амуре. Одна из идей, которая обсуждается – в мире уже многие годы бурно развивается цифровая экономика, то есть информационные технологии. Еще в 2000 году объем рынка программного обеспечения обогнал объем рынка вооружений. Развитие цифровой экономики в России сдерживает государственное регулирование, которое заботится о безопасности – это естественно, это вопрос соблюдения баланса. И в масштабах всей страны эксперименты – дело опасное. Но возьмите Комсомольск-на-Амуре. Да, это  индустриальный город, к сервисам раньше никакого отношения не имевший. Но люди-то – умнейшие. Это полноценная агломерация. Город со спокойным и близким к мононациональному населением. Он мог бы стать безопасным полигоном для отработки новых моделей регулирования - именно в сфере развития информационных технологий.

– Например?
– Населенный пункт с такими широкими проспектами и генпланом, идеально подходящим для развития беспилотного транспорта – в России еще поискать. Можно сказать, это специально построенный для этого город. Он строился как город будущего, и он может им стать. Работа это непростая, постановка вопроса – необычная. Но именно такая идея, проработанная и хорошо "упакованная", может создать предпосылки для рывка. Это соотносится с духом Комсомольска-на-Амуре – делать то, чего не может никто в мире, и с менталитетом комсомольчан, готовых пробивать стены, работать днями и ночами, если есть ясная цель. Это абсолютно сообразуется с тем, как построен город. Без спешки и "штурмовщины" к праздничным датам нужно посмотреть на наши возможности, подсчитать ресурсы, привлечь лучших людей к этому, пробудить их инициативу – всем этим мы тоже сейчас занимаемся.