Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Конкуренция плюс "зеленая" электрификация всей страны

О возможных способах снижения энерготарифов и улучшении других базовых условий для развития экономики рассуждает магаданский политик и бизнесмен Михаил Котов

Социальное благополучие любой населенной территории определяется ее экономической стабильностью, которая в первую очередь зиждется на доступности энергоресурсов.

Конкуренция плюс
Данная позиция характеризуется а) объемом генерирующих мощностей, достаточным для жизнеобеспечения населения и удовлетворения производственных нужд, б) наличием разветвленных передающих и распределительных сетей и в) дешевизной энергоресурсов для потребителей.

Первое условие в общей энергосистеме Магаданской области с избытком обеспечивают четыре станции, две из которых — Колымская и Усть-Среднеканская ГЭС — производят самую дешевую в мире электроэнергию.

Что касается сетевого хозяйства региона, то здесь вопросы, конечно, есть. Самые насущные из них — изолированность от общероссийской системы электроснабжения, не позволяющая сбывать излишки ресурса другим субъектам федерации либо зарубежным странам; децентрализованное энергоснабжение ряда населенных пунктов и даже целого района (Северо-Эвенского) с использованием экономически неэффективных дизельных электростанций; высокий процент износа сетевого комплекса.

Сюда же можно добавить проблему с технологическим присоединением строящейся ЛЭП «Оротукан — Палатка — Центральная» к Усть-Среднеканской ГЭС, которая недавно всполошила колымчан не радужной перспективой включения стоимости данных работ в энерготариф, и без того входящий в тройку самых высоких по стране (4.50 руб. за кВт/ч, с 1 июля 2016-го — 4.83 для населения).

Нет сомнений, что региональные власти не допустят троекратного повышения цены на электроэнергию. Выход из непростой ситуации будет найден, тем более на фоне поручения Президента РФ Владимира Путина о выравнивании энерготарифов некоторых дальневосточных регионов до среднероссийского уровня. Есть определенная надежда, что «облегчить» тариф, а значит повысить инвестиционную привлекательность территории поможет реализация ряда предложений, выдвинутых губернатором и Правительством Магаданской области.

Но, может, что-то мы в этом вопросе еще упускаем? Возможно, есть и другие аспекты, на которые стоит обратить внимание при решении важных экономических задач? Есть, считает генеральный директор ООО «Тихоокеанская рыбопромышленная компания» и ООО «Маг-Си Интернешнл», депутат Магаданской областной Думы, президент Магаданской ассоциации рыбопромышленников Михаил Котов.

— Михаил Николаевич, начнем с самого «больного» для колымчан вопроса на сегодняшний день — с ценообразования в энергетике области. Губернатор Владимир Печеный на днях предложил объединить генерирующую и передающую энергетические компании региона — ПАО «Колымаэнерго» и ПАО «Магаданэнерго», что должно помочь снизить тарифы на электроэнергию. Как вы относитесь к этой идее?

— Эту идею я вместе с коллегой по депутатскому корпусу Александром Басанским озвучивал еще лет пятнадцать назад. Мы же, к слову, стали в то время инициаторами создания постоянной депутатской комиссии по контролю тарифов.

Государство тогда, к сожалению, пошло другим путем, организовав отдельную структуру по мониторингу цен и тарифов в системе исполнительной власти и оставив законодательную в стороне от решения данных вопросов.

Нашу инициативу по объединению крупнейших на областном энергетическом рынке компаний, выдвинутую после тщательного анализа ситуации, не поняли, больше того — чуть не обвинили нас в посягательстве на энергетическую безопасность региона и в подрыве государственности. А объяснения, что мы ни в коей мере не хотим ничего подрывать — наоборот, предлагаем оптимизировать энергосистему, убрать лишние расходы, не услышали.

Сегодня об этом заговорили вновь, уже с подачи главы территории. Это хорошо, это правильно. Такое решение популярным не назовешь, однако оно может поспособствовать снижению энерготарифа.

Но, на мой взгляд, поспособствует лишь отчасти. Даже объединившись в одну компанию, энергетики все равно найдут сотню причин, объясняющих высокую цену на ресурс: колоссальные траты на содержание и ремонты энергетического хозяйства, огромные потери в сетях, мелкие водохранилища, задолженности по платежам, отсутствие потребителей...

Рост тарифа вследствие сокращения объема потребления электроэнергии — это, по моему убеждению, рассказы от лукавого. Приведу конкретный пример.

Пока стоимость электроэнергии была приемлемой, все котельные на промышленных объектах «Тихоокеанской рыбопромышленной компании» и «Маг-Си Интернешнл» работали на электрокотлах, то есть являлись крупными абонентами энергосбыта.

Сейчас мы, как и большинство других предприятий области, перешли на уголь. Потому что это дешевле, даже с учетом затрат на переоборудование котельных. Таким образом, сокращение потребления электроэнергии в нашей области — не причина, а, скорее, следствие роста тарифа.

В этих условиях сложно ожидать появления новых крупных, да и не очень крупных потребителей электроэнергии. Аксиома жизни: повышаются налоги — уменьшаются поступления в бюджет; растет тариф на энергоресурс — сокращается его потребление и одновременно собираемость платежей. Еще пример из личной практики.

Совсем недавно я беседовал с руководством одной солидной китайской компании на предмет ее участия в нашем проекте по строительству на территории Магаданской области рыбоперерабатывающего завода — мощного, современного, способного поднять региональный рынок на международный уровень.

Потенциальные китайские партнеры поначалу заинтересовались проектом, но когда внимательно изучили экономические выкладки, пришли в шоковое состояние.

— Испугались цены на электроэнергию?

— Совершенно верно, но не только. В Китае и энергоресурсы значительно дешевле, и налоговая нагрузка для социально ориентированных предприятий равна нулю, и оказывается весомая государственная поддержка при кредитовании, в вопросах технического переоснащения производства.

Чем же можем похвастать мы? Неподъемной стоимостью банковских кредитов? Огромными таможенными и портовыми сборами? Заоблачными штрафами от пограничной службы? А ведь есть еще Федеральная миграционная служба с такими суровыми правилами, что иностранцам этого просто не понять.

С нашими рыбаками возмутительный случай в конце февраля произошел. Судно, имеющее на борту иностранных работников, у которых подходили к концу визы, шло из района промысла во Владивосток. Там иностранные граждане должны были сойти на берег и отбыть домой.

Однако в пути судно попало во льды — как вы знаете, этой зимой в Охотском море очень сложная ледовая обстановка, а к этому еще и шторм разыгрался. Пятеро суток болтались...

Понимая, что не поспевают в порт к сроку, промысловики заблаговременно дали телеграмму в региональную структуру ФМС с предупреждением о задержке и объяснением ее причины. Однако миграционная служба, видимо, не найдя причину достаточно объективной, в ответной телеграмме сообщила, что компания за нарушение миграционных правил будет оштрафована в общей сложности на 2,5 млн руб.

И ведь оштрафовали! А в чем виноваты рыбаки? Что мы сделали такого, за что нас надо было так наказывать? И если бы это был единичный пример абсурдной формалистики! Как можно развивать бизнес в таких условиях??

— «Dura lex, sed lex», как говаривали древние римляне.

— Согласен, законы должны быть строгими, но при всем при этом еще и разумными! Не препятствующими, а способствующими развитию экономики — основы государства, залога ее благосостояния, социальной стабильности и политической независимости.

Мы же почему-то никак не хотим начать думать и действовать именно с этой позиции. Не пытаемся понять, что производитель не по своей прихоти назначает цену на товар. Он вкладывает в нее свои затраты, и чем их будет меньше, тем привлекательнее конечная стоимость товара для потребителя.

Почему цены на местную сельхозпродукцию «кусаются»? Да потому что в структуре ее себестоимости затраты на электроэнергию доходят до 60 процентов! А в себестоимости продукции магаданских рыбопромышленных компаний 40 процентов составляют затраты на топливо.

Но за дороговизну овощей, молочной и мясной продукции, рыбы и даров моря ругают не поставщиков ресурсов, а фермеров и рыбаков.

— Значит, такова себестоимость товара ресурсоснабжающих компаний...

— Себестоимость производства киловатта электроэнергии в области сегодня составляет 1.80 руб. А до ввода в эксплуатацию первой очереди Усть-Среднеканской ГЭС (чья продукция сегодня вообще не востребована из-за отсутствия линий электропередач) себестоимость электроэнергии Колымской ГЭС, задействованной сегодня лишь на треть, составляла меньше 90 копеек.

Рубль восемьдесят и четыре пятьдесят — пока ресурс добирается от производителя через поставщика-посредника к потребителю, он дорожает в 2,5 раза! Это для населения. Для хозяйствующих субъектов разница еще больше.

Кстати, вы знаете, что такой потребительский приоритет соблюдается только в России? Во всем мире принято наоборот: для населения электроэнергия дороже, чем для предприятий. Потому что государство заинтересовано в развитии своей экономики, в расширении производственной сферы, в росте оборота средств, а этого можно достичь только в случае если товар будет доступным по цене для покупателя.

Предприниматель должен в первую очередь думать о качестве и ассортименте выпускаемой продукции, ее конкурентоспособности на рынке. А экономией энергоресурса проще, логичней и эффективней заниматься у себя дома!

Если бы наша страна взяла на вооружение данный принцип тарифообразования, реальному сектору экономики стало бы гораздо легче дышать. Это один момент. Второй. Ни в Магаданской области, ни в любом другом регионе энергоресурсы не будут доступными до тех пор, пока энергетическая сфера страны монополизирована.

В плоскости естественных монополий законы рынка не работают. Благодаря своей монопольной власти ресурсники стремятся назначать и назначают более высокую цену, чем сделала бы конкурентная компания с такими же издержками.

У нас на Севере, где экстремальные климатические и погодные условия предопределяют большую «энергоемкость» жизни, а, следовательно, поднимают энергетическую отрасль в ранг важнейшего фактора жизнеобеспечения, власть естественных монополий возводится в степень абсолюта. Хочешь выжить — плати, сколько скажут. Без вариантов.

Если учесть еще то обстоятельство, что государство фактически лишило северян своих гарантий, перестало заботиться о них, переложив бремя обязательств по выплате северных надбавок и коэффициентов, оплате проезда в отпуск на плечи предпринимателей, получается совсем уж безрадостная картина.

Нет ничего удивительного в том, что северные регионы Дальнего Востока пустеют. Люди просто устали бороться за выживание в одиночку.

Остается только порадоваться за наших соседей — жителей Аляски, которым власти за то, что они продолжают населять эту территорию (с более мягким климатом, между прочим, чем на Чукотке или Колыме), ежегодно выплачивают по 1-2 тыс. долл. на каждого члена семьи. Видимо, для США самый северный штат дороже, чем для России — ее Крайний Северо-Восток.

— Михаил Николаевич, вы утверждаете, что кардинально вопрос высокой цены на энергоносители можно решить только заменив монополию на рынок. Как же будет развиваться конкуренция в электроэнергетике Магаданской области в условиях переизбытка ресурса?

— С одной стороны, да, это сложно. С другой — возьмите, например, поселок Эвенск с его ДЭСкой. Тариф на электроэнергию для предприятий в поселке составляет 24 руб. за кВт/ч. Мыслимо при такой цене на ресурс там что-то развивать?

Но при этом в Эвенске, расположенном на берегу Охотского моря, всего десять безветренных дней в году, и если использовать этот фактор, установить на побережье ветрогенераторы, можно получать дешевую электроэнергию.

Как вы считаете, если такая альтернатива появится, эвенчане захотят ею воспользоваться? А естественный монополист, который сегодня гоняет дизель и в ус не дует, не задумается над тем, как оптимизировать свое производство для того чтобы его товар стал конкурентоспособным? Скажем, привезет в поселок солнечные батареи или атомную мини-АЭС?

Был такой проект при первом губернаторе области Валентине Цветкове. Вполне реальный проект, жаль, Валентин Иванович не успел его воплотить при жизни.

Как бы ни упирались нефтяные короли, лоббируя на всех уровнях свои интересы, будущее планеты — это альтернативные, «зеленые», возобновляемые источники энергии, и прогрессивная часть человечества не только понимает это, но и воплощает в жизнь конкретные проекты уже сегодня.

В начале февраля этого года мне попалось любопытное сообщение об открытии в Марокко первой электростанции, работающей исключительно на солнечной энергии.

Казалось бы, благословенное, процветающее североафриканское королевство, однако и там власти стремятся избавиться от импорта традиционных источников энергии — нефти и газа. Очень мудро и дальновидно.

Интересным проектом сейчас занимаются англичане. Они строят первую в мире серию электростанций-«лагун». Принцип действия их основан на использовании энергии морских приливов.

Напомню, что и наша страна в советскую эпоху активно развивала это направление энергетики. С 1968 года действует экспериментальная Кислогубская ПЭС на побережье Баренцева моря. В то же время были разработаны проекты и более мощных приливных электростанций, в том числе двух — на побережье Охотского моря.

К сожалению, они так и не были реализованы. Но я не вижу причин, препятствующих реализации этих и других проектов сегодня. Была бы политическая воля руководства страны объявить отмену монополии на нашу энергетическую безопасность, чтобы россиян обеспечивали энергоресурсами все, кто на это способен и имеет желание.

На самом деле, создание альтернативных существующим энергосистем — хороший, настоящий, прибыльный бизнес. Это не «маниловщина» с возведением в Магадане горнолыжного суперкурорта мирового класса или набережной в бухте Нагаева ценой в 8 млрд руб., которые никогда не окупятся, а следовательно, никого из инвесторов не заинтересуют.

— Почему же тогда никто из магаданских бизнесменов не пытается освоить эту экономическую нишу?

— Вы зря так думаете. Если есть спрос, обязательно будет и предложение, а спрос сегодня диктует сама действительность.

Вопросами автономного энергообеспечения озабочены многие предприниматели, мы в том числе: рассматриваем различные варианты, консультируемся со специалистами, проводим расчеты, наблюдаем за экспериментом энергетиков в Якутии, где испытываются комбинированные энергоустановки с использованием ветрогенераторов и солнечных элементов.
Есть идея применить эти или подобные установки для энергообеспечения производственных объектов наших компаний в Эвенске, Ямске, Усть-Яне. Будут излишки — поделимся ими с населением.

— Если разрешат.

— Если разрешат... Когда это произойдет? Наверное, не скоро, но мы верим в торжество здравого смысла.

Резюмируя наш разговор. Для выправления ситуации в Магаданской области в данный момент необходимы следующие шаги: сократить в разумных пределах организационно-структурные надстройки регионального энергетического комплекса и исключить нецелевые затраты энергетиков из тарифа.

Дальше должна вестись плановая, системная работа во взаимодействии с федеральным центром по снижению стоимости энергоресурса до уровня, приемлемого для бизнеса и необременительного для северян. Только при этом условии страна сохранит свои северо-восточные рубежи.