Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Коридорная реальность

Редакция EastRussia пыталась найти интересы Дальнего Востока в «Программе создания экономического коридора Китай – Монголия – Россия». Не нашла.

На прошлой неделе на заседании Совета глав государств ШОС-2016, прошедшем в Ташкенте, была утверждена «Программа создания экономического коридора Китай – Монголия – Россия». Документ подписан Министром экономического развития РФ Алексеем Улюкаевым, Председателем Государственного комитета КНР по развитию и реформе Сюй Шаоши и Министром иностранных дел Монголии Лундэгийн Пурэвсурэн. Согласно официальным сообщениям, программой определяются основные направления трехстороннего взаимодействия в области транспортной инфраструктуры, таможенного и карантинного администрирования, промышленности, инвестирования, защиты окружающей среды, а также приграничного межрегионального сотрудничества. Документ содержит перечень из порядка 30 проектов в различных областях.

Коридорная реальность
Несмотря на мгновенно поступившее в СМИ известие о подписании Программы, какую-либо конкретную информацию о содержащихся в ней проектах корреспонденту EastRussia получить не удалось ни в этот день, ни днями позже. В Минэкономразвития назвать конкретные проекты затруднились, при этом отметив, что реализация каждого проекта Программы окажет положительный эффект на развитие субъектов Российской Федерации, а также придаст импульс развитию торгово-экономического сотрудничества между Россией, Китаем и Монголией.

Согласно комментарию пресс-службы Минэкономразвития, «обязанности, сферы ответственности, а также права и полномочия определяются степенью заинтересованностью каждой из сторон. При этом предполагается проведение регулярных встреч для обсуждения хода реализации проектов. В свою очередь, говорить о совокупном объеме инвестиций Программы пока преждевременно. Что же касается сроков реализации проектов Программы, то они существенно разнятся, но есть понимание, что все проекты должны быть завершены в течение пяти лет».

Единственное, о чем было рассказано чуть более подробно, так это то, какое финансирование предусматривается Программой.

«Финансироваться проекты, согласно Программе, предполагается за счет инвестиций государственного, частного секторов, а также ресурсов международных финансовых институтов в том числе, таких, как Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, Новый Банк развития БРИКС, Межбанковское объединение Шанхайской организации сотрудничества, Фонд Шелкового пути. При этом, в частности, программа предполагает реализацию проектов по принципу государственно-частного партнерства», – рассказали в Минэкономразвития.

Учитывая, что в силу целого ряда факторов Китаю и Монголии интересно участвовать в реализации проектов на территории Российского Дальнего Востока, редакция сделала предположение, что среди 30 проектов есть и проекты в ДФО. Но и о них в Минэкономразвития корреспонденту ER сообщили крайне мало: «Перечень проектов Программы содержит в том числе и проекты, которые будут реализовываться на Дальнем Востоке. Эти проекты, затрагивают, среди прочего, транспортную инфраструктуру региона», – уточнили в ведомстве.

Обращение в Минтранс России, к сожалению, так и не помогло раскрыть конкретный перечень проектов, вошедший в Программу. Учитывая, что вряд ли в этом перечне может оказаться что-то глубоко секретное, возникает ощущение, что, попросту, документ, несмотря на поставленные под ним подписи, является достаточно сырым. Хотя поиск конкретных проектов трехстороннего сотрудничества России, Монголии и Китая – тема уже не новая. Как минимум, новейшая история этого вопроса тянется уже два года.

Так, в сентябре 2014 года в Душанбе «на полях» Саммита глав государств – членов ШОС состоялась первая встреча лидеров Российской Федерации, Китайской Народной Республики и Монголии, на которой стороны констатировали необходимость развития сотрудничества в подобном формате и договорились проводить встречи на регулярной основе. Вторая встреча лидеров Россия, Китая и Монголии состоялась 9 июля 2015 г. в Уфе «на полях» Саммита глав государств – членов ШОС. По ее итогам главами государств была одобрена «Дорожная карта» развития сотрудничества между Российской Федерацией, Китайской Народной Республикой и Монголией на среднесрочную перспективу. Кроме того, был подписан Меморандум о взаимопонимании между Российской Федерацией, Китайской Народной Республикой и Монголией о разработке Программы создания экономического коридора Россия –Китай – Монголия.

Создается видимость, что с точки зрения бюрократической вопрос отработан – обещали создать Программу коридора – ее создали и публично подписали. Однако суть, увы, остается той же – как начинали с договоренности проводить встречи на регулярной основе, так и остались на этом уровне: "предполагается проведение регулярных встреч для обсуждения хода реализации проектов”.

«Как и другие подобного рода документы, думается, что и эта Программа не представляет собой чего-то большего, чем намерения и декларации, – рассуждает заместитель директора ИДВ РАН, руководитель Центра изучения и прогнозирования российско-китайских отношений Сергей Янаев. – При этом, скорее всего, в документе указаны не точно определённые источники финансирования, а просто перечислены те финансовые организации, которые потенциально могут быть привлечены к различным проектам Программы. Так как вряд ли в тех же самых в структурах нового банка БРИКС сильно наслышаны о программных проектах. Тем более, что БРИКС только-только начинает развивать деятельность своего банка. Если же говорить непосредственно о проектах Программы, то не следует ждать, что все они не сегодня-завтра уже будет реализованы. В общем и целом, ни о какой конкретике в рамках сотрудничества России, Монголии и Китая, на основе утверждённой Программы, говорить ещё нельзя – сегодня оно по-прежнему находится на стадии концептуального формирования. Но, коль скоро речь дошла уже до конкретных проектов, то, возможно, что к следующему саммиту ШОС некоторые из них уже и обретут какие-то очертания – вероятно, к примеру, что уже будут определены непосредственные участники строительства тех или иных программных объектов, а также иметься точные источники финансирования».

Сергей Янаев заметил при этом, что инициатором трехстороннего процесса формирования сотрудничества является президент Монголии Цахиагийн Элбэгдорж, выступивший в 2014-м году с подобной инициативой запуска данного процесса. Тогда же Монголия выдвинула и так называемую идею степного пути – как раз и предусматривающую вовлечение России и Китая в сотрудничество, о котором сейчас идёт речь в Программе. По словам эксперта, суть инициативы Монголии при общении с Китаем и Россией состоит в перспективном прокладывании трансмонгольских коммуникаций – в частности, железнодорожной, автомобильной и трубопроводной. Возможно, что эти проекты будут расширены и на территорию некоторых регионов российского Дальнего Востока – такая перспектива сегодня якобы рассматривается всеми тремя сторонами. Китай со своей стороны пытается развить инициативу «Один пояс и Один путь», заключающейся в тотальном экспорте – инвестиций, предприятий, товаров, технологий, рабочей силы и т.д. В свою очередь, Россия пытается развить проект строительства трансазиатского моста. И к данному проекту со стороны Монголии проявляется яркий интерес, так как подключение к нему нужно ей для оживления собственной же инфраструктуры.

При этом Сергей Янаев отмечает, что возможность участвовать в формирующемся сейчас сотрудничестве Монголии и Китая для России - это, прежде всего, возможность вернуться на рынки Монголии. В самом широком смысле этого слова – вернуться товарами, инвестициями – не только в производство, но и в строительство инфраструктуры на территории Монголии в целях обеспечения транзита через её границу с Россией.

Еще одно мнение говорит о том, что в основе программы, несмотря на изначальную инициативу Монголии, лежит, главным образом, двустороннее взаимодействие - России и Китая. То есть что Монголия не является весомым участником Программы и включена ими в Программу чисто формально – чтоб показать, что с ней считаются.

«Монголия сегодня представляет собой почти что экономический ноль. Так как ни значительных финансовых средств, ни административных ресурсов, ни трудовых для реализации инвестиционных проектов предоставить она не может – по той простой причине, что она ими не обладает», – пояснил заведующий кафедрой экономической и социальной географии России географического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Вячеслав Бабурин.

По его мнению, если говорить о возможных содержащихся в Программе дальневосточных проектах, то наиболее вероятно, что программа содержит в себе все крупные проекты Дальнего Востока, интересующие сегодня Китай. Иными словами – это земля¸ леса и недра Дальнего Востока. Как максимум – проекты по производству полуфабрикатов. Возможно также, что в составе программы есть крупные транспортные и портовые проекты приграничных дальневосточных регионов – к примеру, такие проекты, как мосты в Еврейской автономной и Амурской областях. При этом, по его словам, и в рамках Программы Китай действует по своему обычному принципу – присутствовать на той или иной территории не посредством масштабных проектов, а её фрагментации – участия в большом количестве проектов, предусматривающих реализацию на маленьких участках. В свою очередь, проекты Дальнего Востока, в реализации которых заинтересована, главным образом, Монголия, вряд ли имеют место быть в Программе – в силу того, что сегодня о проектах на территории Дальнего Востока, так или иначе связанных с Монголией, ничего не известно.
«Программа создания экономического коридора Китай – Монголия – Россия» какого-то сильного значения для развития Дальнего Востока иметь не будет. Впрочем, как и все принимаемые сегодня Россией «внешние» программы. В частности потому, что данная программа носит просто рамочный характер», – заключил Вячеслав Бабурин.

Может быть, и не будет. Однако EastRussia сохраняет надежду обнаружить перечень конкретных проектов, предусмотренных документом, подписанным на высоком правительственном уровне.

Справка ER

«Программа создания экономического коридора Китай – Монголия – Россия» подготовлена Минэкономразвития России совместно с заинтересованными российскими министерствами, ведомствами и организациями и согласована с китайской и монгольской сторонами.