Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Кровавая графиня из Приморья и «чисто тарантиновский треш»

Писатель Диана Удовиченко пишет детективы и мистические триллеры, в которых можно узнать о Владивостоке

Автор 13 романов российского уровня Диана Удовиченко рассказала East Russia, почему работает исключительно в мужском жанре, за что обожает Владивосток и почему не променяет его ни на что другое. Русская заграница, вдохновение с ароматом йода и соли и приморский ответ заезжим критикам в нашей рубрике #неуехавшие.

Кровавая графиня из Приморья и «чисто тарантиновский треш»
ПРИМОРСКИЙ АНТИСТРЕСС
PtMGWVtyP30.jpg

«Во-первых, я не понимаю городов без моря. В других городах моря мне не хватает физически. Я не могу объяснить, что это – особые звуки, чайки, влажный воздух, солёный морской ветер… Море - это мощный антидепрессант, оно и для того, чтобы купаться, и для того, чтобы им дышать и просто смотреть, вдохновляться. Я бы процитировала Иосифа Бродского: «Если выпало в империи родиться, лучше жить в глухой провинции у моря». Вообще Владивосток - это "Юго-Восточная Азия" России, у нас удивительная природа, которой больше нет нигде в мире и уникальная экосистема. Наш климат очень отличается от сибирского, от климата Средней полосы. Лето наступает на месяц раньше и уходит на месяц позже. Тайга и растительность экзотическая, нет, например, белых есенинских берез; я всегда умиляюсь, когда встречаю их в других уголках страны.

Во Владивостоке я живу всю жизнь, и у меня никогда не было желания уехать. Моя мама с братом жили на Сахалине, и 8 лет назад переселились в Подмосковье. У меня была возможность продать квартиру здесь и купить там, и, в принципе, это было бы равноценно по стоимости. Мама очень хотела, чтобы я переехала, потому что семья в разных концах страны. Я ей пообещала подумать, но я туда приехала, да, там хорошо, Москва рядом, но это не Владивосток! Это необъяснимо, понимаете, за что ты любишь город. Это как мужчину любишь, хотя и видишь все его недостатки. Я же отлично знаю, что у нас парковок не хватает, пешеходных переходов не хватает, у нас много воруют, сколько денег отмыли. Я вижу все недочёты. Но родной город - это ощущение дома. Говорят, это комплекс провинциала, да, пусть так. И вы знаете, по настоянию мамы уехал мой младший брат, потому что ей не подходил влажный климат Дальнего Востока. Он там уже 8 лет, женился, у него отличная квартира, двое детей, но не проходит ностальгия по Владивостоку, потому что он здесь родился. Хотя он тоже поездил по стране, пожил, и ему есть с чем сравнивать».

СОПОЧНЫЙ ФИТНЕСС
hLYuVNqO3Lo.jpg

«Владивосток - это город стройных девушек и женщин с сильными ногами и крепкими задницами.  Он стоит на сопках, и мы каждый день бегаем по лестницам и горам вверх-вниз. Потом я не понимаю ровных городов, стоящих в долине, на равнине. В моё окно видны море, сопки, лес, у нас же дома серпантином стоят, и я на сопке живу. А когда я приезжаю в ровный город, то удивляюсь: ты смотришь в окно - а там просто другой дом и нет обзора. Большинство российских городов двухмерные, плоские. А Владивосток – объемный, 3D, можно сказать. И когда приезжие говорят, что по нашим сопкам трудно ходить, я отвечаю, что это наши естественные тренажеры. То, что другие считают трудностями, - те же сопки и влажный климат - я считаю плюсом. У нас город вечно молодых женщин, потому что нормальная влажность 60 - 90%. Нам не нужна уходовая косметика, кожа и так круглые сутки увлажнена. Но людям со слабым здоровьем, с заболеваниями сердечно-сосудистыми и опорно-двигательного аппарата Владивосток не подходит. 

Владивосток - это город «моряков, туманов, голубых камней и красивых б*****» © И если у нас даже девушки с низкой социальной ответственностью красивые, представьте, как красивы остальные девушки и женщины! Это город сильных, смелых, спортивных, добрых и щедрых мужиков. И это правда. Мужчин у нас очень много. Потому что Владивосток - город благородных профессий, город моряков и военных».

«ЗАВИДУЙТЕ МОЛЧА»
IMG_3752.JPG

«Во Владике моих друзей из Астрахани и Подмосковья шокировало количество машин и их качество. Когда я проезжала по городам Поволжья, хихикала, а подруга спрашивала: «Что ты ржёшь?». Она не могла понять. А я смотрела, сколько отечественных машин. Не то что свысока, но это как в прошлое попадаешь. И когда она к нам приехала, тогда поняла, и сама удивлялась огромному количеству интересных авто, которые сейчас уже стали появляться повсеместно, но не в таком количестве. Приезжие удивляются темпу движения, темпу жизни, что у нас такие же пробки, как в Москве, так много народу и машин. 

Владивосток - это город, где "Лада" или "Москвич" на дороге вызывают изумление и долгие внимательные взгляды. Потому что мы не понимаем, по какому принципу оно ездит. Да, наши машины из Японии. Да, в большинстве своем подержанные. Да, с правым рулем чаще. Но они не ломаются! В моей семье машины уже около 20 лет. Много. Хорошие. Дорогие. Не ломалась ни одна. И русские жестянки не могут с ними сравниться. Кто завидует - завидуйте молча.

И еще: на 2016 год первое место по количеству автомобилей на душу населения занимает вовсе не Приморский, а Камчатский край. Да, во Владивостоке есть проблемы, их полно. Но они те же, что во всей России! И только одна разница: тех преимуществ, что есть во Владивостоке, во всей России - нет. Это особенный город, но в нем жить достаточно сложно. Приезжих шокируют и цены. Но это не только во Владивостоке, это беда Дальнего Востока в целом. Я могу сравнивать с городами средней полосы России, чтобы не соврать, на некоторые товары там цены ниже вдвое. Я когда прихожу на базар в Астрахани, в Волгограде, у меня там друзья живут, я прямо умиляюсь, чуть ли не до слёз, это ж надо! Но дело в том, что там и зарплаты в два раз меньше».

РУССКАЯ ЗАГРАНИЦА
Untitled3-1.jpg

«Владивосток - это "русская заграница". Такая же, как Питер и Калининград. Это ворота в Азию, это торговля, экспорт и импорт, это азиатский бизнес. Именно поэтому кризис меньше всего задел Владивосток. Но даже и сегодня некоторые считают, что Владивосток находится не в Азии, оказывается, а в Европе. Или не в ней. Возможно, на Марсе. Или в параллельной реальности.  Слово "Азия" людей вообще пугает, да. "В РФ единственное упоминание Азии - на указателе близ Екатеринбурга, на Сибирском тракте. Географически Владивосток - это Дальний Восток"©. Понимаете, какое дело? Если ориентироваться по указателям близ Екатеринбурга, то оно понятно. Владивосток - не Азия. Это Дальний Восток. А где Дальний Восток? На Дальнем Востоке. Не дай бог не в Азии, ужас какой, прости господи, не скрепно это. А вы говорите: машины праворульные, море, креветки.

Гостей города также очень удивляет большое количество китайских, японских и корейских вывесок, особенно в центре Владивостока. Я не была в Калининграде, но говорят, у них похожая история, только вывески уже западные. У нас огромное количество азиатов на улицах, японцев, китайцев, именно выходцев из Юго-Восточной Азии, все это в совокупности порождает образ немножко заграничный, если, конечно не заглядывать в спальные районы.
Владивосток - это развивающийся город. Город, где в выходные или по вечерам трудно найти свободное место в ресторане или кафе. Хотя их у нас - на каждом углу. Потому что во Владивостоке у людей есть бабло. Владивосток – это единственный город России, где во время народных беспорядков тогда еще милиция отказалась идти против своих. Люди сняли погоны, отказались от должностей. Потому что - дальневосточники.

У нас многонациональный город. Русские, украинцы, белорусы, армяне, чеченцы, азербайджанцы, китайцы, корейцы, вьетнамцы и все другие народы. А нацики не приживаются – они тупо не знают, кого бить. На днях вышла с утра выводить носомотов (собак – прим.East Russia) и увидела двух темнокожих. С утра. В спальном районе. Они приплясывали под свой рэп и ждали, когда откроется спортклуб в нашем доме. Это Владивосток! Наш сленг, например, словечки «зусман», «кукси» и «милкис», понятны только нам». 

ВЛАДИВОСТОК В ТРИЛЛЕРАХ И ДЕТЕКТИВАХ
q.jpg

«В небе над городом кружит чудовищный нетопырь. На улицах находят обезображенные трупы с вырванными сердцами. Богатые и знаменитые впадают в безумие. Кто-то похищает мирных китайских вампиров киан-ши. Церковь заключает странный договор с нежитью...

Снова Владивосток, трупы и упыри. Корни загадочных исчезновений и убийств уходят в глубокое прошлое, теряются в кровавой легенде Эржбереты Батори. Получая задание разобраться с происходящим, Иван Тарков не подозревает, в какие кровавые разборки он будет втянут…

Ощущения от прочтения можно выразить тремя словами: современная сюжетная линия - «чисто Тарантиновский треш». Так же жестко, ярко, динамично и с черным юмором» - из рецензий на книгу Дианы Удовиченко «Эффект преломления» (2013 гг.) на сайте www.labirint.ru

«Во Владивостоке происходит серия загадочных убийств, где в подворотнях и на свалках находят обескровленные тела молодых красивых женщин с разорванным горлом. Среди погибших оказывается и невеста Сергея Круглова. Бывший милиционер, разочарованный беспомощностью коллег, берется за собственное расследование, но его и его сестру Дашу начинают преследовать странные типы…

Параллельно с этим детективным сюжетом, выписанным со знанием милицейской кухни, разворачивается ретроспективная сюжетная линия, повествующая о многовековой истории вампирского рода дела Торре. Романистка умело воспроизводит местный колорит описываемых эпох и стран, перенося нас то в Милан XII века, то во Флоренцию века XV, то в Амстердам XVII столетия…

Диана Удовиченко мастерски описывает Владивосток, специфику портового города и его тайную, криминальную жизнь. Банки, университеты, ночные клубы и отделения милиции – все оказывается под внимательным взором вампирских кланов…

Этот роман - попытка осмыслить феномен популярности вампирских саг, высмеять их и привести в чувство юных поклонниц данного рода литературы» - из рецензий на книгу «Эффект искажения» (2011 г.) на сайте www.labirint.ru

«Действительно, по Светланской и Океанскому проспекту — «Сити» Владивостока — несся непрекращающийся поток роскошных «лексусов», солидных «лендкрузеров», хищных спортивных «лансеров» и «целик». В дорогих автомобилях, на водительском сиденье или рядом, сидели красивые девушки. Такие же красотки, ничуть не хуже, нарядной пестрой толпой заполняли вымощенные брусчаткой тротуары, спеша в офисы, магазины, университеты…
С пролива дул промозглый ветер, покрывал знобкими мурашками поверхность моря, шевелил облетевшие кусты вокруг дороги. На чистом холодном небе россыпью крошечных льдинок сияли звезды. Взблескивал красный огонек маяка, бросая на воду волнистую розовую дорожку. Как-то не верилось, что это место — часть большого шумного города. Здесь было пусто, безлюдно, и казалось, этот мыс и это море под высоким небом — бесконечны и можно ехать по неровной дороге долго-долго, но ничего вокруг не изменится. Уютный свет из окон далеких коттеджей лишь подчеркивал ощущение одиночества» - из книги «Эффект искажения», 2011 г.

«Я начинала с фэнтези, потом мне как-то наскучило, я перешла на мистический детектив. Сейчас я пишу мистику, постмодернизм, триллер» - делится автор. «Мои книги «Эффект преломления» и «Эффект искажения» посвящены Владивостоку и действия разворачиваются именно на его улицах. Это мистические детективы. Очень многие читатели, которые из Средней полосы России, из Москвы и Питера обратили внимание именно на эти две книги, потому что там очень хорошо и по-доброму описан Владивосток, наши улицы, девушки, машины, сопки и море. Люди писали, что книги заинтересовали именно подробным описанием Владивостока.

В своих книгах я списывала нескольких женских персонажей с себя. Например, в книге «Эффект преломления», которая о Владивостоке, где главная героиня - это кровавая графиня Эржебета Батори (венгерская графиня из рода Батори, занесена в Книгу рекордов Гиннеса как женщина, совершившая самое большое количество убийств, хотя точное число её жертв неизвестно - East Russia). Я была знакома в середине 90-х с одним батюшкой, вот его прописывала. Батюшка был православный, он ездил на мотоцикле, у него была бандана, это был молодой, красивый, высокий брюнет. А списывать с других людей, в основном, знаете, нет, больше вымышленные персонажи.
Потому что у меня персонажей убивают. Кроме того, есть такой приём – литературное киллерство. У кого-то враг, писатель ненавидит его, прописывает в книге и убивает. Такое доброе пожелание. Меня два раза убивали. Я так не делаю, и убивать героев, списанных с друзей, мне было бы неудобно.

Не факт, что все мои книги можно купить в Приморье. Когда роман только выходит, он завозится, и несколько месяцев его можно встретить на полках. Но потом магазины, как правило, не докупают, или докупают только топовых авторов, которые идут постоянным потоком, например, Донцову или Лукьяненко. Но всегда можно прийти в книжный магазин и попросить на заказ. Или купить в электронном виде. Бумага всё больше отходит в разряд эстетских, коллекционных, любительских. Она занимает много места, она стоит дороговато, её не всегда и не везде можно купить. А торговля электронными текстами это будущее. Я торгую в интернете, не сравнить пока с гонорарами от бумаги, но люди берут. Каждый автор, я считаю, должен поддерживать такие магазины, это ведь хорошая борьба с пиратством, когда ты предлагаешь электронные тексты, которые удобно приобрести и за небольшие деньги.

Моя последняя книга, которую я сейчас дописываю, я даже не знаю, какое издательство за неё возьмется, буду предлагать во все. Если в двух словах  – это переосмысление сказок братьев Гримм и вообще европейских сказок. Там очень много крови, это пост модерновый мистический триллер, детектив, и ещё там вписаны маньяки».

А СВОИ-ТО НЕ ЗНАЮТ13000132_1702838559964622_7526244333564183282_n.jpg

«Во Владивостоке у меня не особо много читателей. У нас продажи книг по всей России, но основные сосредоточены в Москве и Питере. Ещё Средняя полоса России, Нижний Новгород, там хорошие продажи.

Есть поклонники в других городах, вот один мужчина прислал в подарок телефон хороший, дорогой. На 8 марта и день рождения постоянно шлют букеты цветов, торты. Сейчас девушка-читательница прислала бижутерию ручной работы. По России читателей много, как говорится, я широко известная узкому кругу. 

Из приморских коллег по перу можно упомянуть Николая Побережника, он живет в Фокино, пишет хорошие книги, фантастический боевик. Есть Анна Тьма, она издала в «Альфа-книге» несколько книг и очень успешно. Это фантастика для молодежной аудитории. Есть Александра Христова, она одну или две книги издала, есть Илья Тё, но он, по-моему, переехал уже. Есть Василий Авченко, я его не читала, но его книги шуму наделали. А с поэтами я не общаюсь, я их боюсь.

Не факт, что все мои книги можно купить в Приморье. Когда роман только выходит, он завозится, и несколько месяцев его можно встретить на полках. Но потом магазины, как правило, не докупают, или докупают только топовых авторов, которые идут постоянным потоком, например, Донцову или Лукьяненко. Но всегда можно прийти в книжный магазин и попросить на заказ. Или купить в электронном виде. Бумага всё больше отходит в разряд эстетских, коллекционных, любительских. Она занимает много места, она стоит дороговато, её не всегда и не везде можно купить. А торговля электронными текстами это будущее. Я торгую в интернете, не сравнить пока с гонорарами от бумаги, но люди берут. Каждый автор, я считаю, должен поддерживать такие магазины, это ведь хорошая борьба с пиратством, когда ты предлагаешь электронные тексты, которые удобно приобрести и за небольшие деньги.

Моя последняя книга, которую я сейчас дописываю, я даже не знаю, какое издательство за неё возьмется, буду предлагать во все. Если в двух словах  – это переосмысление сказок братьев Гримм и вообще европейских сказок. Там очень много крови, это пост модерновый мистический триллер, детектив, и ещё там вписаны маньяки».

«НЕ ЛЕЗЬ В МУЖСКОЙ ЖАНР» 
Untitled-1.jpg

«Мои романы адресованы больше мужчинам. Как-то несколько лет назад я проводила опрос и выяснила: 70% моей читательской аудитории это мужчины от 20 до 40-50 лет, и старше. У нас единичные в России женщины-авторы, которые пишут на мужскую аудиторию. В развлекательной литературе этот вопрос стоит очень остро и он, знаете ли, двоякий. Гендерные стереотипы очень сильны, и у меня были случаи, когда издатели говорили – перейдите на женские романы, вы же женщина! Бывает, читатели начинают попрекать, если что-то не понравилось, «это потому что баба писала».

Некоторые считают, что автор моих книг - мужик под женской фамилией. Это моё любимое, ибо я представить не могу такого мазохиста, который сам себе создает трудности и пишет кровавые триллеры под женским псевдонимом. А один случай я навсегда запомнила. Мне на мыло пришло письмо и там написано «не лезь в мужской жанр, сука!».

Я не люблю запрещённые приемы, но когда оппоненты в споре предъявляют мне климакс или беременность, я отвечаю симметрично именно этим, то есть – не стоИт. Отвечаю полной версией, с матом, и это работает. С одной стороны существуют все эти шовинистские стереотипы, а с другой у нас действительно до 90% авторов-женщин заняты именно в женском романе, и вот это количество женщин-авторов и порождает стереотипы. Не то, что сами виноваты, наверное, большинство женщин действительно больше интересуется чувствами, любовью. И это нормально. Мне искреннее не интересна вся эта ромфэнтези. Я человек эгоцентричный, меня интересуют только собственные чувства и чувства близких людей, а читать о том, что кто-то кого-то любит мне сугубо неинтересно. Я люблю читать мистику, детективы, что люблю читать, то и пишу. Стивен Кинг мой кумир лет с 15-ти. Из современных еще Мартин, но я на него сильно обижена, потому что он книгу не дописывает. Он там в каких-то шарах прозрачных бегает, спасает волков, всё что угодно, лишь бы не дописывать книгу. Еще очень люблю Булгакова и его «Мастера и Маргариту». С первых букв у меня был культурный шок, я была поражена, как так можно написать.  А так много хороших авторов. И - я металл слушаю.

Муж к моей работе относится с пониманием, он не против. Он у меня ИП. А сын это вообще мой первый читатель, всегда, когда я дописываю книгу, он читает её первым. Он даёт много толковых советов, и выступает, знаете, как представитель молодой, грамотной и начитанной аудитории. Я прислушиваюсь к нему. И еще мы написали с ним в соавторстве три книги, цикл «Зеркала судьбы». Там два героя – орчанка и эльф, он писал от имени парня, я от имени девушки. Неплохой получился цикл, но он больше относится к подростковому роману. Учитывая, что мы писали вместе с сыном, там никаких откровений, никакого секса. Эта книга о дружбе, о приключениях. Трилогия получилась добрая и её свободно можно давать подросткам».

ВМЕСТО ПЕТИЦИЙ115647.jpg

«Новой купюре - 2000, самому факту, лайк! Да, я понимаю, что там, говорят, даже Сахалин превратился в полуостров, это очень смешно и дурдом, конечно. Сахалинцев я понимаю, я на их месте бы тоже обиделась.

Бегущих из Владивостока я бы слабаками не назвала. Каждый выбирает, где ему комфортно, тот город, который он любит. Многие уезжают в Краснодарский край, кто-то уезжает заграницу, может, им там лучше и они как специалисты там более востребованы. Я желаю им удачи и счастья. Я патриотка своего города, но не настолько, чтобы требовать всех приковать, чтобы сидели здесь. Миграция населения - это нормально. К тому же, я бы не сказала, что из Владивостока интенсивно уезжают и наш город хиреет, скорее, наоборот. И хоть я не восторженная оптимистка, но я вижу улучшения за последние годы. Мосты построили, развязки, мусоросжигательный завод. Приморье это в принципе не депрессивный регион, да и Дальний Восток в целом. Может, это про маленькие городки, откуда к нам приезжают, но у нас именно развивающийся регион, плохо ли хорошо ли, каким образом он развивается, какие у нас откаты, - это уже другой вопрос. Я не могу сказать, что у нас высокий уровень безработицы, а ведь в стране кризис. Насколько я знаю, люди нормально находят работу, и не сказать, что профессионалы идут уборщицами или дворниками. У нас появляются рабочие места, у нас открываются предприятия, у нас растет город. Смотрите, сколько у нас новостроек, ведь квартиры покупают! Конечно, можно указать на множество недостатков этого развития, но как можем, так и развиваемся. И это город, где вы не останетесь без помощи.
Потому что климат и близость моря не располагают к равнодушию. Мы знаем, что кроме нас самих - никто...

Но Владивосток как портовый город это не только мосты, это треш, какие-то ночные тусовки, похмелье, это всё в стиле Владивостока. Это город людей с отличным чёрным юмором. И когда Задорнов попытался нас засрать, а его выступление, вероятно, было заказано, чтобы опустить машины с правым рулем для поддержки полудохлого отечественного автопрома, у нас не стали писать петиции. Просто выпустили большую линейку туалетной бумаги с портретами Задорнова. Надеюсь на такую же линейку с портретами одного великого блогера, который недавно хейтил Владивосток. Потому что мы подтереться хотели теми, кто в нас плюет».

Фото: Диана Удовиченко, Маргарита Мальцева, Елена Вертянкина, www.vl.ru, Матвей.  
SaveSave