Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Кто больше всех боится обесценивания юаня?

Сейчас буквально все, от чопорных японских банкиров и до сложившего свои полномочия Хосе Кансеко (судя по его статусу в Твиттер) проявляют беспокойство по поводу падения курса китайского юаня

Опасение вызывает возможность последующего кризиса экономик государств, ориентированных на экспорт. В результате, данный негативный тренд может привести к глобальной войне на валютном рынке. Граждане Китая будут усиленными темпами выводить деньги из страны, а китайские компании будут стараться погасить валютные долги как можно быстрее. Полный хаос, как ураган, может накрыть завуалированную и непонятную для иностранцев финансовую систему КНР.

Кто больше всех боится обесценивания юаня?
Однако, все эти опасения являются надуманными, а в действительности падение юаня может вызвать более ограниченную по своему воздействию реакцию, считает Bloomberg.

Народная валюта

Начиная с очевидных последствий, ослабление юаня ведет к росту цен на импортируемые товары и снижает цены на экспортируемые товары. Поэтому, спрос, как и потребление импортных товаров, снижается, в то время, как экспортный рынок испытывает подъем. Это именно та модель, которую уже десятилетиями использует Китай в качестве драйвера экономического роста, в то время, как большинство стран, включая США, предпочитают стратегию, направленную на укрепление местной валюты, что влечет за собой увеличение уровня жизни по отношению к остальному миру.

По заявлениям Китая, страна сейчас заинтересована в укреплении обменного курса юаня и тратит миллиарды ежемесячно на его повышение. Однако, есть два момента, вызывающих сомнение. Во-первых, эта искусственная поддержка не выдержит давления изнутри рынка; во-вторых, укреплению курса юаня помешает желание самого Китая девальвировать свою валюту, чтобы оживить экспортный рынок.

Насколько же серьезными могут быть проблемы? Китайские компании старательно пытаются погасить или реструктурировать свои долларовые кредиты. Что же касается потребителей, важно помнить, что крупные страны, такие как Китай, в относительном выражении торгуют меньше, чем небольшие государства. Таким образом, они лучше защищены от роста цен на импортные товары. (Импорт составляет лишь около одной пятой ВВП Китая.)

Кроме того, не все продукты, которые страна импортирует, одинаково чувствительны к изменению уровня цен. Машины, металлы, минералы и химические вещества составляют около 60 процентов китайского импорта. Плюс к этому высокоточное оборудование, например часы и изделия медицинского назначения, драгоценные металлы, транспортные средства и резинотехнические изделия, что увеличивает долю импорта до приблизительно 90 процентов. Цена определяет, но лишь отчасти, спрос на большинство из этих товаров. Китайский импорт товаров, вероятно, продолжит тенденцию по снижению, но по большей части из-за избыточных мощностей, созданной в ситуации резкого подъема инвестиций после глобального финансового кризиса 2008 года, а совсем не из-за колебания курса юаня.

Общий объем китайского экспорта не имеет серьезного влияния на динамику мировой экономики. Тем не менее, Китай является бесспорным лидером по экспорту электроники и одежды. Технологические процессы по обработке цветных металлов и прочие отрасли обрабатывающей промышленности позволяют довести долю мирового экспорта страны почти до 70 процентов. Однако, эти секторы экономики, несмотря на громкие слова о необходимости модернизации в цепочках создания добавленной стоимости, продолжают использовать низкооплачиваемые и низкоквалифицированные трудовые ресурсы.



Сильнее всех ощутят на себе последствия нынешней ситуации страны с низким уровнем заработной платы, такие как Бангладеш, Вьетнам и Индонезия, но данные страны представляют собой относительно ограниченную часть глобальной экономики. После того, как Китай недавно увеличила свою долю экспорта в индустрии по производству тканей и одежды за счет этих государств, у крупнейших экономик мира стало гораздо меньше поводов для беспокойства.

У последних отпадает необходимость тратить ресурсы страны на производство, или по крайней мере не в столь больших количествах, тех примитивных промышленные товаров, которые экспортирует Китай. Приведем один пример, Китай получил  459 долларов за тонну экспортируемой стали в декабре, но заплатил  1023 доллара за тонну импортируемой. Чем вызвана такая разница? Китай экспортирует сталь низкого качества, в то время, как импортирует более ценные, специализированные продукты из Японии, США и Южной Кореи.

Падение юаня совсем не обязательно породит волну глобального кризиса. Причину дефляции нужно искать в таких отраслях, как энергетика, сырьевые товары и продукты питания. Перепроизводство и чрезмерные инвестиции далеко за пределами Китая, влияют на развитие глобального кризиса значительно более серьезно, чем изменения валютного курса юаня. Если снижение курса доллара после кризиса 2008 года, а также иены в настоящее время не оказали влияние на развитие мирового кризиса, то нет никаких оснований полагать, что это будет под силу юаню.

Прежде, чем беспокоиться о том, что происходит с китайской валютой, другие страны должны привести собственные дела в порядок. После 2008 года, мировая экономика возрождается на волне китайского строительного бума, который влияет на повышение цен на сырьевые товары и увеличивает приток инвестиций. Теперь, когда тенденция замедления темпов экономического роста Китая в течение года стала очевидной, целесообразно начать планирование в режиме «новой реальности», с учетом замедления роста инвестиций, а также при умеренно слабом юане.

Если мир хочет присоединения Китая к глобальной экономике, нужно относиться к этой стране на равных. Немного абсурдно звучит предложение Японии, которая позволила собственной иене упасть по отношению к доллару, чтобы Китай наложил жесткие меры контроля движения капитала для предотвращения выхода рыночных курсов за пределы плановой зоны. Если глобальный рынок считает, что китайская валюта переоценена, ей должна быть предоставлена возможность найти свой справедливый уровень. Ничего страшного от этого не случится, мир не рухнет и конца света не будет.