Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Ликвидация и консолидация

В Забайкалье ускорены работы по устранению последствий пожаров

Ликвидация и консолидация

До 15 октября в Забайкалье должны быть завершены все работы, направленные на ликвидацию последствий масштабных пожаров, которые произошли в апреле. Об этом заявил полномочный представитель президента в Дальневосточном округе Юрий Трутнев на оперативном совещании в Чите. Врио губернатора Забайкальского края Александр Осипов потребовал от местных властей и подрядчиков  не затягивать дело и жестко соблюдать установленные сроки строительства жилья для погорельцев, бурения скважин для питьевой воды и пожарных нужд, возведения новых мостов через реки взамен сгоревших. Глава региона уточнил: выплаты на все эти цели производятся вовремя. В соответствии с Указом президента страны, постановлениями правительства России и документами региональных властей. 

Деньги на то, чтобы как можно быстрее начать ликвидацию последствий буйства стихии, были выделены практически сразу. Уже 26 апреля президент издал соответствующий Указ, в котором жестко оговаривались сроки выплаты компенсаций пострадавшим гражданам за утраченное жилье и имущество, – до 15 июня. Суммарно людям выплатили более 55 млн рублей. Было также предусмотрено выделение средств из федерального бюджета на строительство нового жилья, возмещения затрат сельхозпроизводителем, выплату страховок и погашение процентов по кредитам. Правительство выделило из резервного фонда 450 млн рублей на строительство и приобретение нового жилья для погорельцев. Помощь людям, оставшимся без крова и имущества, оказывают и власти региона, к работе подключились федеральные и краевые ведомства – минобразования, минсельхоз, МЧС, минлесхоз. 

Однако строительство домов и чабанских стоянок все равно отстало от первоначального графика. Где-то лишь вырыли котлован и завезли доски, где-то даже не пытаются опахать территорию, чтобы исключить возможность новых бедствий. Вопрос, почему так получилось, – к тем, кто непосредственно ведет работы. Администрация Забайкалья принимает все меры, чтобы навести порядок и ускорить дело. Должностные лица, ответственные за реализацию плана социального развития центров экономического роста, обязаны организовать все так, чтобы сроки ремонта и строительства всех объектов были восстановлены, сказал Осипов. Он также распорядился выяснить, по какой причине часть пострадавших, которые подали заявления о компенсациях за утраченное жилье (21 семья из 148 обратившихся с заявлениями) получили отказ. Нерадивым подрядчикам полпред президента и глава региона пригрозили «кадровыми решениями» за промедление и волокиту. 

Сроки действительно поджимают. Близится осень, и к наступлению холодов люди должны хоть как-то обустроиться. В чистом поле жизнь не наладишь. А масштабы бедствия действительно очень велики – особенно для такого небогатого региона, как Забайкалье. 

Пожары, которые бушевали этой весной в 13 районах Забайкальского края, создали в регионе чрезвычайную ситуацию и нанесли огромный ущерб  – он исчисляется почти миллиардом рублей. В 17 населенных пунктах огонь разнесло штормовым ветром, в результате дотла сгорело около 120 частных домов, где проживали  без малого 500 человек. Были уничтожены сельхозпостройки, зернохранилища, техника, домашний скот в огромном количестве. Пострадали более 80 человек, 9 из них попали в больницу, и восьмерых выписали оттуда лишь недавно. Люди за считанные часы лишились всего: крыши над головой, имущества, денег и документов, домашнего скота, приусадебных участков… Многим еще предстоит выплачивать кредиты за то, что было куплено до пожара, а теперь уничтожено полностью. 

Пострадавшими от стихийного бедствия на сегодня признаны более 700 человек. В большинстве случаев дома, скот, машины и техника были не застрахованы – люди считали это лишней обузой и никаких полисов не оформляли. Пожары произошли в селах, у жителей которых и так на счету каждая копейка. Во многих отдаленных сельскохозяйственных районах Забайкалья лишь пару лет назад появилось электричество, не работает сотовая связь, нет пожарной техники, а условия жизни – «военно-полевые», без признаков комфорта. Проблем добавляет и степной климат: стоит загореться траве и сухому лесу (или стоит кому-то по недомыслию их поджечь) – и ветер мгновенно разносит огонь вокруг, не щадя никого и ничего. 


Страховка, а не ужас

С 4 августа 2019 г. вступает в силу принятый год назад федеральный закон о добровольном страховании жилья от чрезвычайных ситуаций. Он дает региональным властям возможность утверждать и осуществлять собственные программы возмещения ущерба жилью и имуществу граждан с опорой на механизм добровольного страхования. Это не значит, что все расходы переложат на плечи людей и их кошельки. Наоборот: для более полного возмещения ущерба будут задействованы сразу три источника: федеральный и региональный бюджет и средства страховых компаний. По мнению главы комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолия Аксакова, с помощью административных мер и финансовых стимулов необходимо развивать в стране рынок страхования жилья – тогда, считает депутат, потери в результате стихийных бедствий будут меньше. Однако сейчас, отмечает глава Всероссийского союза страховщиков Игорь Юргенс, в среднем по стране доля такого страхования не больше 8%. В том числе и в регионах, которые постоянно становятся жертвам и природных катаклизмов. В лидерах только Москва, где застрахована половина жилья.

Впрочем, осуществление этих программ – дело пусть не самого далекого, но будущего. А возмещать ущерб от стихии требуется здесь и сейчас. Властям Забайкалья приходится в оперативном режиме решать технические проблемы, которые мешают восстановительным работам. Например, в соответствии с постановлением, которое подписал глава правительства России Дмитрий Медведев, на ремонт трех сгоревших мостов в забайкальских селах выделено 6 млн рублей. Это 70% от суммы ущерба, остальные 30% покроет региональный бюджет – в сумме получается 8,5 млн рублей. Деньги есть, мостов пока – нет. Выяснилось, что их невозможно навести, если между берегами реки не перекинуть на сваях железнодорожную платформу. А о ее доставке приходится вести переговоры уже с РЖД. Или другой пример. В апреле село Усть-Ималка сгорело в первую очередь потому, что огонь туда пришел с территории соседней Монголии. Главное управление МЧС по Забайкальскому краю считает необходимым распахать вдоль границы с ней сплошную полосу шириной не менее 50 м. Но краевому бюджету это обойдется, по расчетам Минприроды, примерно в 24,38 млн рублей. Брать их надо из резервного фонда, который и так уже опустел после пожаров. Правда, вице-премьер краевого правительства Андрей Гурулев уже заверил, что «край финансирование найдет». И на восстановление самой Усть-Ималки тоже. 




Прокурор идет в лес

Апрельские пожары до предела обострили проблемы, которые в Забайкалье существовали годами и десятилетиями. Стихийные бедствия здесь случаются с печальной периодичностью. С одной стороны, тому есть объективные причины. Ряд ученых (в том числе доктор геолого-минералогических науки, ведущий научный сотрудник геологического факультета МГУ Владимир Сывороткин) полагает, что возгорание лесов и степных пространств связано не только с «человеческим фактором», но и с перемещением «озоновых дыр» в атмосфере нашей планеты, в результате чего у ее поверхности скапливается опасная смесь водорода и метана. Есть места, буквально «обреченные гореть», говорит Сывороткин. Но это, добавляет он, означает только одно: таким регионам нужен особый режим контроля. И снимать с жителей и властей ответственность – нельзя. Доцент ЗабГУ, доктор биологических наук Олег Корсун подсчитал: с начала 2019 г. в Забайкалье сгорело больше леса, чем в 2017 или 2016-ом году. Он связывает это с тем, что к лесу у нас относятся как к «месторождению бревен», а лесная политика основана на экстенсивном использовании этих ценнейших ресурсов.  С начала года, по данным Корсуна, в крае от пожаров пострадали 713 417 гектаров, больше половины которых покрыты лесом. В некоторых труднодоступных зонах огонь даже не тушат, и МЧС дает на это согласие – слишком дороги и потому нецелесообразны такие работы. Поэтому 40 пожаров на 80 тысячах га пришлось оставить на произвол судьбы. 

По оценке полпреда Трутнева, Забайкалье – «чемпион по количеству нарушений лесного законодательства». А краевой прокурор Василий Войткин внес в забайкальское Заксобрание особый законопроект, который призван ужесточить ответственность за такие действия и установить систему требований для предотвращения незаконного оборота древесины, варварской рубки и лесных пожаров. Пока, по данным Минприроды края, лесному фонду Забайкалья был с начала года нанесен ущерб в 87 млн рублей. Но с виновных удалось взыскать лишь 31 тысячу рублей. Всего же было составлено 124 протокола о нарушении пожарной безопасности на общую сумму 925 тысяч.


Быть на связи

Эксперты и представители власти сходятся во мнении: нужны не только деньги, но и долгая планомерная работа, чтобы не допустить повторения чрезвычайных ситуаций в крае. Нужно обеспечить пожарных необходимой техникой, оказать помощь муниципальным властям для финансирования противопожарных дружин и покупки оборудования. Но одновременно с этим – надо отучать людей в селах жечь прошлогоднюю сухую траву, объяснять каждому от мала до велика, как возникают пожары и что в этих случаях делать. Вести совместно с властями, МЧС, Рослесхозом и надзорными органами разъяснительную работу в СМИ. Решать проблему брошенных земель. Налаживать сотовую связь в отдаленных селах – потому что очень часто пожарных нельзя вызвать по телефону, который в этом месте просто не работает. Люди едут на мотоцикле в райцентр и стучатся в ворота части МЧС, а огонь за это время уничтожает все, до чего дотянулся.  На эти цели власти региона будут выделять дополнительные средства из резервного фонда. Поддержку пообещал оказать и федеральный центр.

В соседнем регионе – Амурской области – есть в этом отношении положительный пример, который многих обнадеживает. Планомерная работа по предотвращению пожаров уже дала наглядный результат. Еще в прошлом году в Приамурье был установлен антирекорд  - сгорели 2 млн гектаров леса. Однако нынешняя весна стала самой спокойной за всю историю. Эксперты связывают это с большой работой, которую проделали власти проблемного региона, с информационной кампанией, рассчитанной на все слои населения, с повышением ответственности должностных лиц.

Этот пример власти Забайкалья готовы взять на вооружение. Особенно потому, что угроза пожара – один из самых мощных факторов стресса для людей, живущих в регионе. Да и не только для них. Как выяснили эксперты коммуникационного агентства «КРОС», которые исследовали самые распространенные фобии россиян, сообщения о пожарах в Забайкалье и других регионах этой весной вывели страх перед огненной стихией на третье место в общем негативном рейтинге. Больше, чем пожаров, люди опасаются только строительства мусорных полигонов рядом с их домами и авиакатастроф.

Но люди достойны того, чтобы жить спокойно. Задача власти – развеять их страхи как можно быстрее и навсегда. На это сейчас и направлены все усилия.