Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Люди земли

В Хабаровском крае проживает большая часть нанайцев России

Люди земли

Дальний Восток, амурские берега – родная земля нанайцев. Их селения издавна располагались по берегам Амура и правым притокам реки Уссури. Само название «нанайцы» переводится с языка этого малочисленного народа как «люди земли».

Самобытные и самовольные

Считается, что предки нанайцев жили на берегах Амура еще в каменном веке. Охота и рыболовство – это те профессии, которыми российские нанайцы еще недавно владели в совершенстве. Общая численность нанайцев – около 20 тыс. человек, большая их часть зарегистрирована на территории России.

В генетическом отношении современные нанайцы представляют собой сложную историческую общность. Ряд исследователей считают, что их родина находится в Маньчжурии, откуда они спустились в долину Уссури и достигли Нижнего Амура. Русские познакомились с предками современных нанайцев (натками, ачанами, гольдиками) еще в середине XVII века во время походов Пояркова и Хабарова, однако непосредственные контакты с ними возобновились лишь в середине XIX века, когда Приамурье вновь вошло в состав Российского государства.

Любопытно, что до образования СССР у нанайцев не было ни фамилий, ни отчеств. Правда, во время первой Всероссийской переписи населения в 1897 году каждому нанайцу в качестве фамилии была записана его родовая принадлежность (мужчине – по отцу, женщине – по мужу). Однако это не имело для самих нанайцев никакого значения: отсутствие письменности, неграмотность нанайцев привели к тому, что и после переписи продолжали бытовать только имена.

Кстати, русские имена у нанайцев стали появляться в связи с деятельностью в этих местах русской православной миссии, особенно активной в 70–80-х годах XIX века. К началу XX века большинство нанайцев имели два имени – русское и нанайское, однако в быту употребляли только традиционные. Мальчиков называли именами, восходящими к названиям орудий труда, охоты (Гида – «копье», Сурэ – «топор»), рыб (Око – «чебак»), предметов быта (Ганга – «деревянный круг для подвешивания котла», Отон – «корыто», Сикэ – «халат»). Некоторые имена отражали человеческие качества (Гокчоа – «кривой», Сиантоли – «драчун»).

Сегодня у нанайцев 27 родов и фамилий, отражающих главное занятие или особенность рода. Так, фамилия Самар принадлежит потомкам шаманов, Узала – людям с озера или следопытам (недаром путешественник Дерсу Узала принадлежал именно к этому роду), а самая романтичная фамилия – Килэн – означает «зеленоглазые тунгусы со стороны моря».

Часто представители нанайского народа живут в больших городах. Многие заняты в промышленности, сфере обслуживания, есть у них и своя интеллигенция. А еще есть свой язык – его даже преподают в школах по учебникам и словарям. Правда, в быту на нем почти никто не говорит.

В то же время нанайцы поддерживают и развивают обрядовые традиции (им до сих пор не чужды пляски, песни, древние праздничные церемонии) и концептуальное изобразительное искусство – вышивают на ткани традиционные узоры, вырезают по дереву, делают аппликации. Изобразительные традиции нанайцев восходят к древнему искусству наскальной графики – петроглифов.

Что хотел сказать древний человек

Около 100 лет назад на берегу Амура, в районе села Сикачи-Алян, были обнаружены каменные валуны с высеченными на них изображениями. Шереметьевские камни, как их именуют, по мнению ученых, насчитывают уже более 12 тыс. лет. 147 камней, издалека – обычных валунов, исписаны от и до, рассматривать их можно часами. Но что именно хотели сказать своими надписями и рисунками древние мастера, до сих пор остается загадкой.

Сохранились эти петроглифы очень хорошо, что объясняется близостью исторического памятника к пограничной заставе: доступ сюда «посторонних» был всегда ограничен не только природными условиями, что в Хабаровском крае, скорее, норма, но и охранной деятельностью властей.

Первые петроглифы Нижнего Амура научно описал Ричард Карлович Маак, исследовавший в 1859 году долину реки Уссури. Ради науки ученому пришлось преодолеть немалые трудности: путь из Петербурга на Дальний Восток занимал тогда около полугода.

Основные сюжеты «картин» Сикачи-Аляна – охота и рыбалка. Среди концентрических кругов и точек можно отчетливо разглядеть изображения животных, змей, птиц, масок, лодок… На самом древнем из обнаруженных камней изображена лошадь. По мнению археологов, это животное существовало в реальности во времена ледникового периода. Сегодня же мы можем увидеть ее портрет в полный рост.

Часть петроглифов выбита камнем, а часть – вырезана железным инструментом. Отсюда пошло и современное название этих древних рисунков. Ведь petra по-гречески значит «камень», а glypho – «вырезаю».

Всего по берегам Амура разбросано несколько тысяч петроглифов, регион Сикачи-Аляна далеко не единственный. Многие рисунки безвозвратно унесены на дно реки паводковыми водами. Вероятно также, что часть валунов с письменами перевернута напором льдин во время ледохода – как тут распознать валун, скрывающий рисунок…

Камни помнят все

С древних времен ведет свою историю легенда о горе на берегу Амура, очертания которой, если присмотреться, так похожи на женщину, вглядывающуюся вдаль. По нанайской легенде, гора эта – застывшая в колдовском экстазе шаманка.

Добраться до горы Шаманка (не путать с одноименной горой на Байкале) непросто – двигаться нужно от Комсомольска-на-Амуре, порядка 20 км на автомобиле или автобусе и потом еще немного пешком по береговой линии. В древние времена Шаманка стояла «по колено» в воде, теперь рельеф изменился, и колдунья на несколько шагов поднялась на берег. Нанайцы приходили к этой горе – тогда ее называли Калужий утес – лечиться, рыбаки приносили дары, чтобы удалась рыбалка. И если пару столетий назад рыбаки могли попросить скалу об удачном улове, только приблизившись к ней на лодке с щедрыми дарами, то теперь туристы ходят к Шаманке пешком, по земле. И фотографируются на память.

До сих пор бытует мнение, что Шаманка, каменная гладь которой даже зимой остается теплой, обладает лечебными свойствами – лечит даже хандроз.

Есть в Хабаровском крае еще одно изваяние, по поводу которого ученые до сих пор не могут прийти к единому мнению. Это Амурские столбы – гранитные истуканы высотой от 12 до 70 м, расположенные на вершине и склонах сопки в 134 км от Комсомольска-на-Амуре (ближайший населенный пункт – село Нижнетамбовское). Дальневосточники теряются в догадках: то ли величественные фигуры – дело рук человека и предмет культа племен, живших здесь сотни, тысячи или даже миллионы лет назад, то ли они – результат сейсмических процессов и возникли после мгновенного извержения или смещения пород.

У древних нанайцев было свое объяснение происхождению необычных гор. По преданию, дочь местного шамана – красавица Адзи – влюбилась в простого охотника. Отец не дал согласия на брак, и влюбленные предприняли попытку побега. Но разгневанный шаман бросился в погоню, оборотившись в медведя. Не на жизнь, а на смерть схватились шаман и охотник, но девушка, одинаково дорожа обоими мужчинами, обратилась с пламенной молитвой к добрым духам, и те остановили время, чтобы предотвратить убийство. Так и замерли каменными глыбами шаман, девушка и охотник...

Прекрасной легенде противоречит лишь то, что в долине на самом деле столбов значительно больше: их бы хватило на небольшое междоусобное сражение. Но эпос есть эпос – в каждой культуре должно быть место своим Ромео и Джульетте.

Заповедные места

Сегодня с бытом нанайцев можно познакомиться, посетив относительно новый этнографический комплекс в селе Джуен, обустроенный в 2006 году. Сделать это можно, если заказать экскурсию по Болоньскому заповеднику – он располагается между реками Сими и Харпи, в Средне-Амурской низменности, на берегу озера Болонь. Экскурсионная программа под названием «Птичий перекресток» работает только весной и осенью, в период особого оживления здешнего животного мира.

«В глубине находящийся мыс» – так переводят старики название села Джуен, история которого началась в 1928 году, когда нанайцы, облюбовавшие берег озера Болонь, построили здесь две первые избы. Со временем по берегам реки Харпи они основали стойбища Хутуэн, Сэпэриунэ, Сусуэн, Гогда, Хурэчэн, Мунгэли. Жили местные нанайцы в фанзах, обмазанных глиной, топили камни по-черному, спали на шкурах зверей. Круглый год ловили рыбу, охотились на разного зверя. А зимой приезжали торговцы и скупали за бесценок дорогие шкуры зверей.

Сегодняшний комплекс представляет собой поселение семьи нанайцев конца ХIХ – начала ХХ века. Оно расположено непосредственно на территории села и включает в себя зимнее жилище, амбар, вешала. В постройках выставлены предметы одежды, быта и культовые принадлежности, орудия охоты и рыбной ловли, средства передвижения.