Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«Меньше суеты, больше внимания»

Чем Чукотка покорила оператора телевидения из Иванова

За семь лет после переезда из Иванова на Чукотку Арсений Гусев объездил весь округ, нашел хороших друзей и даже овладел косторезным мастерством. Он уверен, что русский Север – это особый, неизвестный для обычного человека мир, который дает миллион возможностей. И тот, кто приехал сюда на время, влюбившись, обязательно останется здесь навсегда.

«Меньше суеты, больше внимания»
Фото: предоставлено Арсением Гусевым
– Как вообще возникла эта, на первый взгляд, странная мысль – уехать из Иванова на Чукотку?

– Все началось около семи лет назад. Я работал на ивановском телевидении и был первый раз женат. О севере не думал совсем. Но однажды на нашем телеканале задержали зарплату на полтора месяца. Начались вопросы от супруги... Тогда и родилась идея поехать куда-нибудь на вахту подзаработать. Куда? На север, конечно! Написал письмо другу в Сургут, где он работал вахтой, спросил, нет ли каких вакансий в его конторе, а еще лучше на местном телевидении. Ну и еще пару писем разослал знакомым и полузнакомым людям, про которых я знал, что они связаны с севером. В результате, ничем эта история не кончилась – вакансий не было, а зарплату в Иванове опять начали платить.

– Но в итоге вы все же на Чукотке.

 Через полгода, когда я уже разъехался с супругой и денежный вопрос был решен, мне на почту пришло письмо: вы нам писали по поводу вакансии оператора... Письмо было из Анадыря. Там запил оператор, причем так, что его принудительно высылали обратно в Нижний Новгород, откуда его взяли на контракт... И вот мне предложили зарплату тысяч на 10 больше, чем в Иванове, и комнату в коммуналке. Я, даже не видя анадырских цен на продукты, понимал, что деньги смешные и на заработки туда ехать бессмысленно. Но я так же понимал, что если не поеду сейчас, то так и останусь в Иванове навсегда. Меня это пугало.



Решение ехать я принял неожиданно даже для самого себя. Хотел уехать хотя бы на год. В моем представлении это была своеобразная длинная экскурсия. Самый северо-восточный регион России достоин того, чтобы его посмотреть, думал я. А с моей профессией это было очень удобно. Через месяц раздумий я уже получил электронный билет на самолет и распечатал себе копию разрешения на въезд в пограничную зону РФ.

– Если решение о переезде приняли неожиданно даже для себя, родственники, наверное, тоже были крайне удивлены?

– Очень! Но когда матушка узнала, что я еду, сказала, что в молодости поступила бы так же. Сложнее было расставаться с девушкой. Я ни себе, ни ей не смог объяснить, почему я выбираю не ее, а Чукотку.



– Что вы знали об этом регионе до переезда?

– В Анадыре до этого я никогда не был. Да и вообще нигде на севере, если Питер не считать. Информацию о Чукотке пытался найти в интернете. Но оказалось, что Чукотка в целом – белое пятно для Google. На карте она, конечно, присутствовала, можно было почитать и какие-то местные интернет-ресурсы, но в итоге понять, куда едешь, было нереально. Махнул рукой, купил теплую куртку, утепленные штаны – и поехал.

– До места добирались с приключениями?

– Да, без них не обошлось. Оказалось, что город Анадырь и Анадырский аэропорт находятся на разных берегах Анадырского лимана. (Лиман – место, где река впадает в море. Особенность в том, что в разное время в зависимости от прилива-отлива вода там то соленая, то почти пресная. – EastRussia) Для меня лиман оказался довольно интересным препятствием. Из Москвы я вылетел 22 декабря. Прилетел 23-го в Угольные Копи – так называется поселок, где стоит анадырский аэропорт. А дальше надо было попасть в город Анадырь. Вот только лед на лимане еще не встал и дороги не было. Так что из аэропорта в город только вертолеты летали... 

Купил билет, а вертолетов в наличии не оказалось: они ушли куда-то на маршрут по селам, куда из-за плохой погоды люди уже неделю не могли попасть. Таким образом, преодолев 6000 километров из Москвы до Чукотки, я застрял в Угольных Копях – буквально в двух шагах от Анадыря. Хорошо, что ждал всего лишь четыре часа, но ясности, будет ли вообще в этот день борт, не было, а в 6 вечера аэропорт обычно закрывается. Мне повезло: вертолет прилетел. В Анадыре встретили коллеги на служебной машине и отвезли домой.

– Что поразило в северном городе в первую очередь?

– До сих пор помню шок от цен на продукты. Первые две недели вообще ничего не мог покупать. Навсегда запомнил морковь за 600 рублей за килограмм (и это было в 2011 году!) Но, как мне объяснили, перед новым годом здесь всегда цены на свежие фрукты и овощи подскакивают. Первое время ел пельмени и каши. А потом стал в магазин без очков ходить: и сытый, и нервы целы.

Благодаря работе очень быстро познакомился с интересными людьми и начал жить полноценной жизнью. Почти сразу записался на уроки танцев – сальса и бачата, поиграл на варгане и клавишах в местной рок-группе, ходил на уроки косторезного мастерства, начал играть в бадминтон.

– В чем принципиальное отличие жизни на севере от жизни в центре России?

– Для меня главное отличие – это огромное количество свободного времени. Анадырь – город маленький, 15 тысяч жителей, и очень компактный – можно за час кругом обойти. Так что, особенно в первое время, я был очень рад, что до работы идти пешком 15 минут. И можно на обед домой ходить, а на обеде можно успеть еще и сериал посмотреть и подремать полчаса.

В Анадыре один кинотеатр. Два хороших питейно-танцевальных заведения. Два Дома культуры. И, говорят, тут сильно скучают приезжие военные и их супруги. Но для активных и веселых Анадырь предлагает неисчерпаемые ресурсы. Множество клубов по интересам, богатая библиотека, живое рок-движение. И стоит отойти пару километров от города – бескрайняя тундра: рай для охотников, рыболовов, любителей походов, грибников, ягодников. Множество рек для экстремальных сплавов. Множество людей, готовых составить вам компанию в самом авантюрном приключении. 

Кстати, о людях. Конечно, как и везде, среди них есть хорошие и не очень, но мне показалось, что в суровых условиях, когда даже в городе можно заблудиться во время пурги, люди скорее готовы помочь друг другу. Меньше суеты, больше внимания.

Перелеты по Чукотке очень дорогие. Вертолет от аэропорта до Анадыря в осенний период стоит около 5 тысяч. До дальних населенных пунктов билет туда обратно может стоить дороже 30 тысяч. Так что многие жители Анадыря больше путешествуют по Европе, чем по Чукотке. Я, благодаря профессии, чувствую себя избранным. Меня каждый раз слушают с открытым ртом после очередной командировки.



– В каких интересных местах побывали?

– За семь лет я облетал всю Чукотку. Осталось буквально пара населенных пунктов, где я не был. Наверное, этим не сможет похвастаться ни один турист из центральных регионов России. Самым ярким событием стал для меня туристический поход по тундре длиной более 220 километров от Залива Лаврентия до Мыса Дежнева и обратно. Тогда я в первый (и надеюсь в последний) раз взвалил на плечи рюкзак весом около 35 килограммов плюс фотоаппарат. Научился ставить палатку и варить самую вкусную кашу на свете. И не бояться не шуганных медведей. 

Для меня конечной точкой путешествия стало заброшенное поселение Наукан. Там с древних времен жили эскимосы. Охотились на китов, воевали со всем миром, ездили в гости на Аляску. Сейчас там совершенно завораживающее место. Остовы полуземлянок, куда нельзя заходить - там живут духи - и рядом заброшенная метеостанция и маяк-памятник Семену Дежневу. Наша экспедиция повесила на маяк таблички, что он под охраной ЮНЕСКО и признан объектом культурного наследия ЧАО.

– Земляков из Иванова на севере встречали?

– Однажды я полетел в командировку в соседний поселок – Канчалан, и там увидел знакомое лицо. Глазам не поверил! Но при следующей встрече все-таки спросил молодого человека, не была ли его жизнь связана с моим городом. Оказалось, что действительно, он учился в соседнем корпусе госуниверситета на истфаке в Иванове. И дружил с сестрой моего одногруппника. Вот такая встреча.

Но больше ивановцев я не встречал. Знаю, что много земляков, выпускников ИвЭнерго, работает в городе Билибино. Там находится самая северная атомная станция.



– Вы приехали в Анадырь на небольшую зарплату. С тех пор в материальном плане что-то изменилось?

– Не могу сказать, что зарплата на хорошем уровне. 60 тысяч и небольшие подработки при здешних ценах не очень-то много. Зато дают материальную помощь на отпуск (он, кстати, большой, 52 дня). Кроме того, раз в два года я могу за счет предприятия летать до Москвы. В Иваново приезжаю каждый год, здесь делаю самые большие покупки. Конечно, первое время скучал по дому и друзьям. Тогда выручал хороший тариф на мобильную связь, где час в день я мог разговаривать с друзьями бесплатно. А сейчас я гораздо больше общаюсь с анадырскими друзьями, чем с теми, кто остался на родине.



– Не жалеете, что переехали?

– Я никогда не буду жалеть, что приехал на Чукотку на год и остался на семь лет. Это удивительное место. Тут действительно другой мир. И огромное количество возможностей для человека, ищущего приключений.

Вполне возможно, что придется расстаться с этим регионом. Очень заманчивы сейчас для меня Владивосток и Хабаровск. Еще бывает, что хочется бросить все и уехать в Сочи. Но, как говорят на Чукотке, сюда приезжает два типа людей: одни едут на Север навсегда с грандиозными планами и мечтами, другие приезжают на год на заработки. Вот только первые улетают месяца через два, а вторые остаются навсегда.

Что на Дальнем Востоке произошло за неделю и кому это выгодно?
Эксклюзивная аналитика от EastRussia – каждый вторник в вашем почтовом ящике