Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Место ли "Иннополису" на Дальнем Востоке?

Перспективы создания научно-технологического кластера в Приморье изучало EastRussia

Научно-технологический кластер наряду с рыбным и судостроительным принято относить в Приморье к числу актуальных. На первый взгляд, все предпосылки к успешному развитию у него есть: наличие дюжины академических институтов, нескольких признанных в мире научных школ, федерального университета, проект научно-технологического центра на о. Русский, а также наличие в непосредственной близости потенциально безграничного рынка АТР. Но для того, чтобы все сложилось, должны быть соединены усилия трех участников процесса: администрации Приморья, федеральных органов власти и местного научно-образовательного сообщества.

 Место ли
Фото: innopolis.com
ОРГАНЫ ВЛАСТИ ПРИМОРЬЯ И КЛАСТЕР

Как отмечается в Стратегии развития края до 2030 года, Приморский край занимает ведущее место в структуре научного потенциала ДФО: здесь сосредоточена четверть исследовательских организаций и почти половина (43%) научных работников округа. При этом доля организаций, осуществлявших технологические инновации, в общем числе организаций в 2016 году составила менее 4%. 

Причинами такого положения считаются дефицит кадров, низкий спрос на научные результаты, слабая инновационная активность сектора промышленного производства. Отставание края по показателям инновационной деятельности обусловлено «низкой интенсивностью затрат на технологические инновации» (0,4% в общем объеме отгруженных товаров, работ и услуг по Приморскому краю в 2016 году при 2,5% в среднем по России), и низкой долей инновационных товаров, работ и услуг (0,5% в Приморье при 8,5% по России). Эта ситуация связана со снижением в экономике Приморского края доли ряда высокотехнологичных отраслей промышленности, а также низким спросом на инновации со стороны компаний соответствующего сектора.

В Стратегии отмечается также диспропорция (по сравнению с общероссийскими показателями) распределения внутренних затрат на науку: почти 80% научных расходов в крае направлены на рациональное природопользование и науки о жизни, тогда как в России 60% расходов – это транспорт, космос, энергоэффективность и ИКТ.

Для изменения положения дел Стратегия предлагает сближение исследований и производственной деятельности участников научно-технического процесса, доведение темпов роста затрат на исследования и разработки до среднероссийских, системную поддержку высокотехнологичных индустрий Приморского края. 

В ходе достижения этой цели предполагается решить такие задачи, как «Развитие технологического предпринимательства и инновационной инфраструктуры», «Модернизация и масштабирование деятельности «якорных» предприятий, поддержка быстрорастущих высокотехнологичных малых и средних компаний»; «Ускоренное расширение экспорта и развитие международного сотрудничества инновационно-активных предприятий»; «Развитие системы подготовки и повышения квалификации кадров», и «Формирование и развитие системы управления кластерами». 

Ядром «компактного и эффективного» научно-технологического комплекса должен стать «иннополис» на о. Русский, созданный на базе Дальневосточного федерального университета. В состав участников инновационного кластера будет включено более 40 производственных предприятий, научных и образовательных организаций.

Стратегия верно определяет основную причину слабого развития инновационного сегмента в крае (что, впрочем, справедливо и для всей России): это низкий спрос на высокотехнологичные разработки со стороны отечественных компаний. В Приморье он объясняется тем, что крупные корпорации, присутствующие в регионе («Газпром», «Роснефть», «Русагро» и другие), обеспечивают свои потребности в инновациях либо за счет научных подразделений европейской части страны, либо за счет импорта готовых технологий. Похожая ситуация с производственными компаниями: например, в сфере машиностроения КнААЗ и «Прогресс» встроены в вертикальные федеральные холдинги, откуда получают всё необходимое. 

Также сомнительно, что местным ученым будет заказывать какие-то технологии новый космодром Восточный, куда ракеты везут через всю страну по Транссибу. Гражданский судоремонт, потенциально востребующий новые разработки, давно (и, похоже, безвозвратно) ушел с Дальнего Востока в Корею и Китай. Местные же компании, в силу специализации, спроса на инновации не предъявляют, поскольку в них не нуждаются: их бизнес, выстроенный на этапе добычи сырья по схеме «поймал (срубил, выкопал) – продал», оставляет всю переработку и сопутствующие «высокие технологии» зарубежным контрагентам.

Выйти из порочного круга предполагается за счет поддержки инновациями развития «приоритетных высоко- и среднетехнологичных отраслей»: агропромышленного комплекса, пищевой промышленности, рыболовства, аквакультуры, производства рыбопродуктов, нефтегазохимии, судостроения и водного транспорта, которые, очевидно, и должны обеспечить науку финансированием. Траектории развития этих отраслей с разной степенью детализации описаны в соответствующих разделах Стратегии, но их обзор выходит за рамки данной статьи.

Для построения кластера предполагается создать региональный фонд для субсидирования внедрения научных разработок, застроить о. Русский технопарками и R&D-центрами, включить научно-технологические организации («живые лаборатории») в процесс формирования городской среды, создать детский образовательный центр по типу сочинского «Сириуса», ввести краевые научные организации в центры НТИ и так далее. Перечисленный набор мер требует внимательного анализа. Кроме того, появляются вопросы о методах реализации обозначенных шагов и о наполнении перечисленных структурных единиц.

ФЕДЕРАЛЬНЫЕ ОРГАНЫ ВЛАСТИ И КЛАСТЕР

Между тем, обозначенный проект инновационного кластера должен быть реализован в рамках объемлющего мегапроекта «научно-технологического прорыва», обозначенного в указе президента от 7 мая 2018 года № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». 

Согласно документу, в 2024 году Россия должна войти в топ-5 стран в областях, определяемых приоритетами научно-технологического развития. В стране должно быть создано минимум 15 научно-образовательных центров мирового уровня на основе интеграции университетов и научных организаций. Кроме того, должна быть создана передовая инфраструктура научных исследований и разработок, обновлено 50% приборной базы научных организаций, создана сеть международных математических центров и центров геномных исследований. Детализации этих планов пока нет, но очевидно, что кластер на Русском должен стать одним из таких научно-образовательных центров.

Список значимых факторов, влияющих на процесс «научно-технологического прорыва», будет неполным без упоминания таких сюжетов, как разработка новой стратегии научно-технологического развития России, расширение сферы влияния Национальной технологической инициативы (НТИ), начавшееся разделение Минобрнауки на Миннауки и Минпросвещения (с присущими подобным процессам аппаратными играми). Как полагают эксперты, в сфере науки и высшего образования следует ожидать снижения статуса РАН до своего рода «клуба ученых», дальнейшего усиления научной значимости университетов, особенно участников программы «5-100» (к числу которых принадлежит и ДВФУ). На вузовскую науку возлагаются функции интегратора научно-технологического прорыва в регионах - от вузов ждут активности в выстраивании взаимодействия с местным бизнесом и местной властью.

На уровне ДФО коммуникация власти и вузов обеспечивается председательством полпреда Юрия Трутнева в наблюдательном совете ДВФУ. Но при внимательном рассмотрении программ развития Дальнего Востока выясняется, что в них просто нет задач для университета, умеющего, в теории, производить ровно две вещи: специалистов и инновационные разработки. 

Ни первый, ни второй продукт в сегодняшнем виде в процесс развития региона не встраиваются: новые и модернизирующиеся предприятия Дальнего Востока востребуют кадры рабочих профессий, а не бакалавров филологии и дизайна. Если им и нужны инновации, то не лабораторные образцы, а готовые технологические линии «в железе», желательно, уже опробованные на других производствах. Для подсоединения университета к местной экономике придется построить целый ряд достроечных участков, шлюзов и интерфейсов. В этой пока не спроектированной системе заявленный на о Русском «иннополис» будет только одним из элементов.

НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ И КЛАСТЕР

В какой мере приморские научные и образовательные учреждения, столь невысоко оцененные в Стратегии, могут оправдать ожидания и сформировать научно-инновационный кластер? Основные игроки на этой поляне – местные институты ДВО РАН и ДВФУ – взаимодействуют между собой достаточно плотно: время учреждения университета совпало с курсом на усиление вузовской науки, поэтому в проект была заложена, помимо образовательной, заметная исследовательская составляющая. В результате произошла частичная миграция научных сотрудников, завлабов и руководителей институтов в университет. Частичная – потому что большинство из них не ушло из своих институтов и совмещает научный статус с академическим, что позволяет им использовать в своих институтских проектах ресурсы университета (например, дорогостоящее оборудование и рабочую силу в виде студентов). Трудно сказать, насколько такая модель эффективна с точки зрения исследовательской продуктивности.

Научные приоритеты Академии, как был замечено в Стратегии, определяются естественно-научным профилем ДВО РАН: из 16 учреждений Приморского научного центра 10 работают в области биологии, химии, географии и геологии. Такая диспропорция объясняется исторической нацеленностью дальневосточной науки на исследования потенциала освоения природных ресурсов региона (лес, гидробионты, полезные ископаемые), и в целом отражает современную ситуацию в дальневосточной экономике, где ведущими отраслями остаются не космос или транспорт, а рыбалка, лесозаготовки, добыча угля и газа. 

Эти приоритеты проецируются и на ДВФУ: самая крупная здесь Школа - естественных наук. Такие актуальные для Приморья направления, как транспорт, логистика, ИКТ в структуре вуза представлены недостаточно или вовсе отсутствуют. Недавно учреждённая, в русле актуальных трендов, Школа цифровой экономики пока имеет виртуальный характер.

Научную деятельность ДВФУ также ограничивает то обстоятельство, что мощности университета до сих пор не развернуты до проектных: три больших вуза, располагавшие десятками зданий по всему Владивостоку, были временно упакованы в первую очередь кампуса в расчете на быстрое введение второй. Места для размещения не хватает, поэтому часть оборудования ДВГУ и ДВГТУ в рабочем или законсервированном состоянии до сих пор находится в вузовских зданиях в центре Владивостока.

Способен ли ДВФУ в сегодняшнем состоянии стать лидером заявленного научно-технологического прорыва на российском Дальнем Востоке – большой вопрос. Процессы замены старой команды на новую, идущие в университете с момента назначения ректором Никиты Анисимова, сопровождаются массовыми увольнениями «стариков» и закономерно вызывают недовольство сотрудников и преподавателей, для которых университет и составившие его вузы десятилетиями были местом работы и делом всей жизни. К тому же, квалификация новой команды вызывает у уволенных работников серьезные сомнения. Взамен устоявшихся подходов к образованию и науке, унаследованных ещё от ДВГУ и ДВПИ, новые менеджеры и «дизайнеры образовательного процесса» предлагают набор атрибутов «инновационного университета», понимаемого как фабрика стартапов: технопарк, бизнес-инкубатор, центр трансфера технологий и тому подобное. 

Инновационность подходов к образованию должен был продемонстрировать недавний кейс: одному из выпускников его стартап был оформлен в качестве результата выпускных экзаменов - что, вообще-то, противоречит существующим нормам Минобрнауки. Таким образом, в ДВФУ, как может показаться со стороны, предпринимаются попытки двигаться от модели конвейера по производству людей с дипломами в сторону заявленного в уставе целеполагания университета, где он обозначен не только как институт социализации молодежи, но и как «драйвер научно-технологического развития Дальнего Востока». Однако есть заметные признаки того, что этот процесс не продуман содержательно и организационно, что ставит под вопрос его успешность.

Что касается Академии наук, то эта структура, мало кем воспринимаемая в последние годы как плацдарм для научно-технологического прорыва, уже несколько лет пребывает в состоянии реформирования, выхода из которого пока не видно. Стоит ожидать, что директора институтов в краткосрочной перспективе будут озабочены не участием в «прорыве», а выстраиванием отношений с новым руководством ФАНО и Миннауки. Нового мощного исхода научных сотрудников из институтов в университет в связи с усилением «интеграции» ожидать не приходится, поскольку большинство ученых, намеренных использовать для своих задач возможности ДВФУ, уже нашли себе место в его структуре, а постановка амбициозных научных задач силами университета (за исключением, пожалуй, Школы биомедицины) пока не производится.

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЧТОБЫ ПОЯВИЛСЯ КЛАСТЕР

В завершение – несколько тезисов о том, что следовало бы сделать в обязательном порядке для формирования в Приморье научно-инновационного кластера.

Подготовить обоснованную и продуманную заявку на создание дальневосточного научно-образовательного центра на базе ДВФУ. Кроме того, университет должен войти в процесс проектирования инновационно-технологического центра на Русском, которым сейчас занимается Минвостокразвития.

Выстроить «интерфейсы» коммуникации с местным бизнесом, помимо представительства Сколково. Пока сообщества стартаперов и бизнес-ангелов края и университет с его инфраструктурой инновационного процесса существуют в параллельных реальностях. Зоной общих интересов мог бы стать давно обсуждаемый, но до сих пор не созданный Центр коллективного пользования научно-технологическим оборудованием, потребность в котором у инноваторов точно есть.

Разработать новую программу интеграции с ДВО РАН, учитывающую не только интересы академии, но и задачи университета. Которые, в свою очередь, должны выходить за рамки обслуживания «конвейера дипломов», работающего по заданию Минобрнауки, и учитывать интересы других стейкхолдеров – родителей абитуриентов, компаний-работодателей, органов исполнительной власти региона.
Выстроить диалог ДВФУ с властями города, края и округа. Сегодня ДВФУ вынесен из города и географически, и ментально - за пределы городского и краевого дискурса. Представляется целесообразным участие университета в технологических инициативах, которые обсуждаются в настоящее время в крае: создание ГИС, «Умный Владивосток», «Цифровое Приморье».

Исправить естественно-научный перекос в научно-образовательной сфере за счет приоритетного развития таких направлений, как разработка новых материалов, робототехника, информационно-коммуникационные технологии, программирование и востоковедение.