Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«Миф о невозможности победы оппозиции развеян»

Петр Ханас анализирует итоги избирательных кампаний 2018 года

EastRussia продолжает подводить итоги прошедшего года для Дальнего Востока. С политической точки зрения 2018-й был непростым. Основным трендом стала смена влияния элитных групп и ориентация населения на фактические результаты работы, считает преподаватель РАНХиГС Петр Ханас. По его мнению, эти тенденции в макрорегионе будут только нарастать.

«Миф о невозможности победы оппозиции развеян»

ОБЩАЯ КАРТИНА

- На Дальнем Востоке прошла целая серия избирательных кампаний – выбирали глав муниципалитетов, депутатов региональных парламентов, губернаторов. Что стало неожиданностью, а что было предсказуемо?

- Итоги избирательных кампаний в ДФО в 2018 году логичнее разделить на сентябрьские и декабрьские. В единый день голосования в сентябре в шести субъектах округа проходили выборы губернаторов. В Якутии, Амурской и Магаданской областях, на Чукотке они состоялись. В Хабаровском и Приморском краях был назначен второй тур выборов.

Самыми массовыми были выборы в Якутии. Там выбирали главу республики, 70 народных депутатов в региональный парламент, главу Якутска и депутатов городской думы. Состоялась 101 выборная кампания на муниципальном уровне.

На выборах глав республики уверенную победу одержал Айсен Николаев, занимавший пост временно исполняющего главы республики и представляющий «Единую Россию». Он набрал 71,4% при явке 50,88%. На прошлых выборах, в 2014 году явка составляла 52%. Небольшое падение определила погода - в день выборов шел снег, было промозгло и ветрено. В Приамурье  победу с результатом 55,6% одержал также назначенный президентом врио главы области единоросс Василий Орлов.

В Магаданской области с самым высоким результатом в ДФО победил Сергей Носов, он набрал 81,56% голосов участвующих в голосовании избирателей. На Чукотке победу одержал действующий губернатор Роман Копин. Ему удалось набрать 57,8% голосов.

Хабаровский край преподнес сюрприз. Действующий губернатор-единоросс Вячеслав Шпорт, возглавлявший регион на протяжении девяти лет, проиграл выборы. Во втором туре в результате непростой кампании к власти в регионе пришел представитель ЛДПР Сергей Фургал, набравший 67,6% голосов избирателей.

В Приморье в сентябре по решению краевой избирательной комиссии выборы губернатора были признаны несостоявшимися из-за невозможности объективно подвести их итоги.  Дополнительные губернаторские выборы перенесли на декабрь.

И что же мы увидели по итогам сентябрьских выборов? Доминирование партии «Единая Россия» сохраняется, но говорить о росте ее поддержки не приходится. На всех территориях наблюдается протестное голосование, увеличивается либо количество мандатов представителей оппозиционных партий, либо рост уровня их поддержки.

Ко второму туру привели высокая социальная напряженность, не решенные социально-экономические проблемы, отсутствие видимых реальных изменений, электоральная усталость от губернаторов. Так, в Хабаровске Шпорт шел на третий срок.

ЛОМАЯ ТРАДИЦИИ

- Давайте на примере Приморья разберем ситуацию подробнее.

- Как развивалась ситуация в последние пять-семь лет? С одной стороны, на Дальнем Востоке, и это исключительно его особенность, были случаи информационного шантажа, который сводится к следующему: «Если вы хотите, чтобы мы писали о вас хорошо или не писали совсем, платите деньги». Появлялись «священные коровы», которых нельзя трогать, - заказчики, дающие основные денежные суммы в бюджет СМИ или оплачивающие мероприятия. Этим стали пользоваться и власти, подписывая со средствами массовой информации контракты на информационное обслуживание.

В 2012 году в Приморье появился новый губернатор. Помните, как приходил Владимир Миклушевский? На волне сверхвысоких ожиданий, открытости, информационной в том числе. Первое время он даже писал в Twitter. Сверхвысокие ожидания и желание СМИ заработать формировали сверхпозитивную повестку. СМИ шли на поводу ситуации, рассказывая о грядущих свершениях, будущих инвестиционных проектах.   

До 2013-2014 года мы жили в условиях традиционного информационного общества, где на человека влияют традиционные каналы коммуникаций: телевидение, радио, газеты. Многие пиарщики и политтехнологи до сих пор мыслят этими категориями, хотя ситуация сильно изменилась. К 2014 году значительно выросла доля людей, ведущих активную жизнь в социальных сетях, стал широко доступен мобильный интернет. Появились новые каналы коммуникаций.

- Насколько это массовое явление? Новые источники информации использует преимущественно молодое поколение?

- В 2016 году, при подготовке к выборам в Госдуму, я проводил исследования, которые показали, что 75 процентов приморцев получают информацию о жизни края посредством интернета. Есть и другие исследования, подтверждающие эти выводы. Таким образом, влияние традиционных СМИ уменьшилось.

Но не только из-за повсеместного использования гаджетов, но и потому, что информационный пузырь, раздуваясь, был крайне однообразен и не соответствовал действительности. Органы власти говорили о развитии региона, о том, как проекты свободного порта и территорий опережающего развития коренным образом изменят нашу жизнь…В рамках ожиданий это было нормально. Но сначала в элитах, а потом и остальных слоях общества стало зреть недовольство. Все эти факторы наложились, и постепенно традиционные СМИ стали восприниматься как источник вранья.

- Хорошо, тогда через какие именно каналы люди получали основную информацию?

- Фактически к середине 2018 года их стало два: канал социальных медиа и опосредованной передачи информации, канал слухов. Потребление информации стало коллективным процессом за счет обмена мнениями: каждый может написать комментарии к новостному посту. Это стало своего рода особой новой формой социальной активности, в рамках которой любой участник сообщества может делиться своим собственным мнением, влиять на мнения «одногруппников», вступать с ними в дискуссии.

В канале слухов сформировались новые лидеры общественного мнения. Именно они стали источниками передачи информации. В традиционном информационном обществе они тоже были традиционными – директор завода, главный редактор, то есть авторитеты, на которые ориентировались при проведении политических кампаний.

Сейчас лидерами стали те, кто активнее участвует в передаче информации – редакторов сменили блогеры, директоров заводов – простые рабочие. Зачастую они имеют невысокий уровень политической культуры, не могут отличать правдивую информацию от лживой, но, получая ролик от знакомого из Таиланда или Испании, делают веерную рассылку контента. Так в народ уходят фейки – короткие, не соответствующие действительности, но крайне эмоционально окрашенные сообщения. Они носят негативный характер, что в целом соответствует тому состоянию, в котором находится человек. Он доверяет полученной информации, она мотивирует его на определенные действия.

Но это характерно не только для Приморья. Протест аккумулировался и на других территориях, где было подорвано доверие к традиционным СМИ и усилилось влияние новых каналов. И в Приморье, и Хабаровском крае оппозиция удачно использовала социологические технологии формирования общественного мнения в отношении возможности второго тура. Фактически «фургон с оркестром» позволил ей увеличить активность своего электората и посеять надежду победы над действующей властью. При этом действующие главы регионов не смогли ничего противопоставить и «вывалились» из существующей повестки. Неумение вести непосредственные контакты с населением только усилило эту ситуацию.

- Что в этой ситуации делать традиционным СМИ?

- Главное, научиться говорить правду, хоть это может быть сложно по разным причинам. Возможно даже, из-за желания спикера недоговорить, приукрасить ситуацию, а перенасыщение или неправильная подача тоже влияет на результат. Как пример - в начальной стадии избирательной кампании в Приморье, когда в заголовке появлялась фамилия Кожемяко, было интересно, но потом надоело, сообщения просто не читались, приходилось что-то придумывать.

ДИВАН ИЛИ БЮЛЛЕТЕНЬ

- Как все это повлияло на результаты выборов?  

- Приморский край на самом деле всегда был протестным. Просто этот протест был малоактивным или совсем не активным. И у нас произошло вот что: многочисленные фейки как спусковые крючки определенного типа поведения сделали традиционный протест и абсентеистов - группы, не участвующие в выборах, - активными избирателями.  По моим подсчетам, от общего числа пришедших на выборы в первом туре выборов в сентябре их было порядка 10% и около 30% во втором.

Что для такого человека участие в выборах? Он встал с дивана, проголосовал протестно и сформировал установку – за кого голосовать. Но у него нет культуры участия в выборах и практики разочарования. «Я так проголосовал, значит, так должно и быть», «Я за Ищенко, и вы у меня украли победу», - рассуждают они, и им бесполезно что-то доказывать. Социологи давно знают, что на замену установки нужно полгода. В Приморье этого времени между выборами не было, поэтому в данном случае таких людей было проще убедить не ходить на выборы. 

При этом нужно было удержать сторонников Кожемяко. А как, если традиционные СМИ не работают, или работают только на определенных, как правило, сельских территориях? Залезть в социальные медиа. Но, тем не менее, люди иногда включают телевизор, но, так как делают это редко, а воздействовать надо, нужно, чтобы кандидат присутствовал там постоянно. Те же, кто подвержен влиянию традиционных СМИ, говорят: «Да сколько можно, на экране один Кожемяко». Но на самом деле ловят не их, а других – подвижный электорат. Их примерно 5-10 процентов, но они могут решить исход кампании.

- А как быть со слоганом «Я считаю это важным», который сам по себе стал основой для создания многочисленных фейков? 

- Я считаю, это гениальная находка. Вы ругаете слоган, и в то же время он влезает в голову.

Другое дело, что целостной кампании я не увидел. Моя мотивация сформировалась по другим причинам: я уверен, что Приморью нужен работающий губернатор, которого здесь долгое время не было. Нам нужен не волшебник, а человек, который работает. Недостатком стало отсутствие нормального информационного мессенджа. Первое правило политтехнолога: информационный гвоздь в голову избирателя вбивается событийным молотком. Должно быть событие – его нужно сделать, а потом на его основе сформировать определенный посыл, который будет цеплять.

Основной потребностью, сформированной в среде протеста, была необходимость честных выборов, и это можно было бы использовать, но существовал риск оставить протест активным. Но так как этот запрос остался неудовлетворенным, проблема будет существовать долго. Олег Николаевич просто обязан и в этом вопросе поставить точку.

А ДАЛЬШЕ БУДЕТ….

- Что будет с интернетом и фейками?

- Влияние интернета будет только усиливаться. Но через год-другой в социальных медиа будут одни фейки. Со временем люди это поймут и уйдут с этих площадок. Мы либо вернемся к традиционным СМИ, если они к этому времени научатся говорить правду, либо получим какие-то новые каналы или более конвергентные СМИ.

- Что следует ожидать в политической сфере в новом 2019 году?

- Скорее всего, система будет развиваться инерционно. Никаких кардинальных изменений или новаций ожидать не следует. В Приморье губернатору предстоит выстроить новую систему власти, поэтому кадровые ротации и новые назначения станут главными события 2019 года. Для каких-то серьезных изменений в качестве жизни в Приморье Кожемяко понадобится не меньше года.

Кроме того, предстоит достаточно сложное назначение (или выборы) главы Владивостока. Думаю, это произойдет не ранее чем в апреле.

Но главный итог выборов 2018 года, пожалуй, в том, что фактически развеян миф о невозможности прохождения во власть оппозиционных кандидатов на выборах губернатора. Губернаторские выборы стали высоко конкурентными. Это требует серьезного отношения к избирательным кампаниям. Сейчас полагаться только на президентскую поддержку уже недостаточно.
Что на Дальнем Востоке произошло за неделю и кому это выгодно?
Эксклюзивная аналитика от EastRussia – каждый вторник в вашем почтовом ящике