Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Младший или старший брат

Смогут ли Китай и Россия стать равноправными партнерами

В условиях торгового конфликта с США Китай сегодня нуждается в России как в политическом, так и экономическом партнере. Сможет ли Россия воспользоваться этим на выгодных для себя условиях, или Китай будет диктовать свои правила, рассуждает Олег Ремыга, руководитель направления Китая в Московской школе управления Сколково.

Младший или старший брат

Олег Ремыга

Руководитель направления Китай Института исследований быстроразвивающихся рынков Московской школы управления Сколково
ТОРГОВЫЕ ВОЙНЫ

Летом 2018 года США развязали экономическое противостояние с Китаем. Последовали конкретные экономические санкции – с 24 сентября в США вступили в силу таможенные пошлины в размере 10% на ввозимые из КНР товары, общая стоимость которых оценивается в $200 млрд. Китай ответил пошлинами в размере 5-10% на импорт из США на сумму $60 млрд. 2 декабря 2018 года председатель КНР Си Цзиньпин и президент США Дональд Трамп договорились о «перемирии» сроком в 90 дней.
На данный момент участники торговой войны находятся на стадии переговоров. Если же стороны не смогут договориться, Трамп обещал повысить тариф на китайские товары с 10 до 25%. Китай, получив такой удар от крупнейшего торгового партнера, оказался вынужден искать новые рынки сбыта для своих товаров, запасные торговые маршруты и резервные источники сырья.

Помимо экономических санкций, Соединенные Штаты сосредоточили свое давление на китайской инициативе Пояса и Пути. Стратегия объединяет более 60 стран и включает в себя около тысячи отдельных проектов в области промышленности, энергетики, транспортной и телекоммуникационной инфраструктуры общим объемом до триллиона долларов.

Потенциально инициатива Пояса и Пути стремится создать альтернативную экономическую реальность, соединив Азию и Европу свободными потоками товаров и услуг. Промежуточные итоги реализации Инициативы внушают оптимизм – торговый оборот со странами-участницами в 2017 году вырос на 18%, до $1,2 трлн, а сделки M&A – на 15%, до $40 млрд. 69 стран и международных организаций заключили с Китаем соглашения о сотрудничестве в рамках реализации инициативы Пояса и Пути.

При этом в ряде стран Пояса и Пути (в особенности имеющих давние экономические связи с США) методы работы Китая были восприняты неоднозначно – это и долговые ловушки, и сделки, предполагающие использование не только китайских технологий, но и китайской рабочей силы, и обвинения во вмешательстве в внутриполитические процессы таких стран, как, например, Малайзия и Шри-Ланка.

В США необходимость сдерживания действий Китая на мировом рынке оказалась тем вопросом, по которому пока в целом позиции республиканцев и демократов сходятся: Сенат выступил с инициативой, направленной на необходимость формирования безопасной системы кредитования глобальных инфраструктурных проектов в противовес экономической активности Китая. Однако действия Запада не только не останавливают Китай, но и наоборот, подстегивают его к еще более активным действиям. Поскольку инициатива Пояса и Пути, как и внешнеторговая политика КНР, - вовсе не геополитическая игра, а стремление обеспечить стабильный экономический рост внутри страны, который с каждым годом постепенно замедляется.

СТАТИСТИКА И РЕАЛЬНОСТЬ

По данным Федеральной таможенной службы РФ, товарооборот между Россией и Китаем вырос в 2018 году на 24,5% по сравнению с 2017 годом и составил $108 млрд. По данным Росстата, на ноябрь 2018 года Китай занимал лидирующую позицию в списке внешнеторговых партнеров России, за ним следуют Германия и Нидерланды.

Между тем, в 2014 году, когда Россия только начала так называемый «разворот на Восток», она была далеко не самым интересным рынком для Китая. Российская экономика, переживающая спад на фоне санкций, привлекала Китай гораздо меньше, чем западная. Но с тех пор ситуация изменилась. Российская экономика продемонстрировала устойчивость к санкциям и постепенно возвращается к положительным показателям роста. При том, что стоимость активов за время спада значительно снизилась, это сделало их инвестиционно привлекательными. А на фоне торговой войны с США относительная привлекательность российской экономики для Китая еще более существенно возросла. 

Реальное присутствие КНР на российском рынке проследить непросто. Официальная статистика Центрального банка РФ за период с 2011 по 2017 год зарегистрировала всего $16,3 млрд прямых инвестиций из Китая. Но, при этом, по оценке Института исследований развивающихся рынков бизнес-школы Сколково, суммарный объем китайских инвестиций в Россию за этот же период составил $36 млрд. Эта оценка опирается на данные по конкретным проектам, реализуемым китайскими компаниями в России. По итогам 2017 года таких проектов было 56. 

Эти цифры расходятся с официальной статистикой по причине того, что структура каждого отдельного проекта предполагает комбинацию акционерного и долгового финансирования и вовлекает компании различных юрисдикций. Проще говоря, китайские инвесторы также используют Кипр, Виргинские острова и другие офшорные юрисдикции при структурировании инвестиционных проектов.

Свыше 62% китайских инвестиций приходится на проекты в сфере энергетики и добычу полезных ископаемых (на нефтегазовый сектор –  более половины). Один из примеров – Ульяновский ветропарк, построенный китайской госкомпанией Dongfang electric в сотрудничестве с Fortum и «Роснано». Это первый в России промышленный парк альтернативной энергетики, мощность генерируемой энергии составляет 35 мВт. Инвестиции Fortum составили $65 млн.

Доля инвестиций Китая в российское сельское хозяйство составляет 17% от общего объема инвестиций в 2011-2017 годах и превышает $6,2 млрд. Эти цифры говорят о попытке Китая снизить зависимость от импорта сельхозпродукции из США. Группа COFCO, крупнейший в Китае производитель продуктов питания и сельскохозяйственный трейдер, планирует переориентировать часть поставок зерна из США на китайский рынок в пользу России. В планах у COFCO инвестировать $400 млн в покупку российского терминала для транспортировки зерна. Первые итоги уже можно зафиксировать – в 2018 году Россия вышла на первое место по объемам поставок пшеницы на китайский рынок. Следующий шаг – поставки российской животноводческой продукции в Китай. 

В результате прошедшего в сентябре 2018 года во Владивостоке Восточного экономического форума появилось еще несколько многомиллионных российско-китайских проектов, в основном в энергетической сфере, по освоению месторождений в Сибири, но наиболее знаковым стало создание совместного предприятия в сфере электронной торговли между китайским гигантом Alibaba Group и российской Mail.ru Group. Увы, пока технологический сектор России обделен вниманием китайских инвесторов (на его долю приходится не более 2% всех прямых иностранных инвестиций из Китая в РФ за 2011-2017 годы).

ВЗАИМОВЫГОДНОЕ ПАРТНЕРСТВО

Участие Китая в российской экономике стремительно возрастает. Именно сейчас, когда Россия становится гораздо нужнее Китаю, чем это было еще год назад, сложились предпосылки, чтобы цели по наращиванию китайских инвестиций и торгового оборота могли быть достигнуты на более благоприятных для России условиях.

В результате обострившейся ситуации на международной арене произошло сближение России и Китая, ищущих друг в друге стабильного партнера. Для России Китай – альтернативный рынок нефти и газа, ключ к развитию Дальнего Востока и Арктики. Для Китая Россия, которая раньше была только источником ресурсов, теперь стала еще и проводником в Центрально-Азиатском регионе и перспективным рынком.

Вынужденная переориентация экономических связей сыграла роль своеобразной подушки безопасности, которая помогает и России, и Китаю сбалансировать риски и обеспечить выход на новые рынки. Разногласия России и Китая с Западом, по всей видимости, в ближайшее время будут работать на усиление экономических и политических связей двух стран.
Что на Дальнем Востоке произошло за неделю и кому это выгодно?
Эксклюзивная аналитика от EastRussia – каждый вторник в вашем почтовом ящике