Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Много кластеров - и ничего

Есть ли место промышленным кластерам в развитии Приморья на ближайшее десятилетие

Тема развития в Приморском крае промышленных и инновационных кластеров занимает значительное место в Стратегии развития края до 2030 г. Но реализации амбициозных стратегических планов мешают не столько субъективные, сколько объективные факторы, для преодоления которых нужны целенаправленные и скоординированные усилия.

Много кластеров - и ничего
Фото: shutterstock.com
Обсуждение Стратегии развития Приморского края до 2030 года затронуло такую любопытную тему, как создание производственных кластеров. Кластерная политика уже несколько лет находится в числе приоритетов государства. Так, в федеральном законе «О промышленной политике в Российской Федерации» 2014 года были установлены меры стимулирования деятельности кластеров в сфере промышленности – в частности, возмещение за счет субсидий 50% затрат при реализации проектов.

Автор термина, экономист Майкл Портер, дает следующее определение: «Кластеры - это концентрированные по географическому признаку группы взаимосвязанных компаний, специализированных поставщиков, поставщиков услуг, фирм в родственных отраслях, а также связанных с их деятельностью организаций (например, университетов, агентств по стандартизации, торговых объединений), в определенных областях, конкурирующих, но при этом ведущих совместную работу». Концентрация на определенной территории компаний, работающих в одной отрасли, даёт им ряд конкурентных преимуществ на рынке: сокращение издержек на производство и обслуживание целевой инфраструктуры и других коллективных ресурсов; развитие местного рынка труда в области специализированных квалификаций; сокращение издержек на коммуникации между партнерами.

Методические указания НИУ ВШЭ  переводят эти условия в требование: главной предпосылкой формирования промышленного кластера является «…наличие не менее десяти субъектов деятельности в сфере промышленности, а также объектов технологической и промышленной инфраструктуры, учреждений образования и науки и иных организаций, расположенных в границах субъекта РФ, связанных кооперационными отношениями в указанной сфере вследствие территориальной близости и функциональной зависимости, на базе которых реализуются и/или в краткосрочной перспективе могут быть определены возможные к реализации совместные проекты участников промышленного кластера».

В ходе состоявшейся 18 мая во Владивостоке презентации раздела Стратегии, посвященного кластерам, представитель Кластерной обсерватории НИУ ВШЭ Василий Абашкин предложил создать в Приморье сразу несколько различных кластеров: инновационный во главе с ДВФУ, рыбоперерабатывающий, судостроительный, агропромышленный и нефтехимический. В Стратегии также упомянуты лесной и аквакультурный кластеры. Для управления всем этим хозяйством в Стратегии предлагается к 2023 г. создать в Приморье центр кластерного развития, который должен оказывать участникам кластеров консультационные и организационные услуги, а также проводить образовательные программы.

Последующее обсуждение показало, что местные эксперты не разделяют оптимизма разработчиков, и считают реализацию таких планов маловероятной.

Попробуем оценить возможности кластерной политики в Приморье. Начать следует с констатации того обстоятельства, что «учредить» кластер недостаточно - как правило, они не конструируются, а складываются. Примером может служить хорошо известный кластер импорта, транспортировки и обслуживания японских автомобилей, который сложился на Дальнем Востоке в 1990-е – 2000-е годы. Подтверждением является и базовое требование к кластеру из процитированной выше методики НИУ ВШЭ: наличие не менее 10 отраслевых субъектов, находящихся в кооперации – то есть речь идет о формальном закреплении статуса за уже существующей кооперацией производителей. Есть ли в перечисленных сферах подобные «прото-кластеры»?

СУДОСТРОЕНИЕ

«Пилотный» кейс, с которого разработчики предлагают начать осуществление в крае кластерной политики: предполагается формирование вокруг судоверфи «Звезда» в Большим Камне целого комплекса предприятий-поставщиков судового оборудования и комплектующих для строительства судов, такая «экосистема» на следующем шаге вполне может быть объявлена кластером. Проблема в том, что в крае никогда не было производства судового оборудования, которое доставлялось на судоремонтные заводы из других регионов СССР или из-за рубежа. Нет его и сейчас, в силу отсутствия рынка, поскольку гражданский судоремонт давно (и, видимо, безвозвратно) эмигрировал в Корею и Китай. 

Надежды на появление вокруг «Звезды» сети местных компаний-поставщиков пока не оправдались: по заявлениям представителей приморского бизнеса, все фирмы-подрядчики новой судоверфи находятся в Москве (что вполне объяснимо, так как сегодня в крае вряд ли найдутся десять поставщиков для верфи с нужным качеством и ассортиментом). Поставщиков в ТОР можно привлечь, но поскольку якорный инвестор, по договору о резидентстве, не обязан отдавать предпочтение местным подрядчикам, изменение ситуации возможно только после корректировки шаблона договора с резидентом ТОР.

АГРОПРОМ

Казалось бы, для появления такого объединения в крае есть все условия: выросшее на господдержке агропрома местное фермерство, наличие специализированной ТОР «Михайловский», нескольких якорных инвесторов, в числе которых – крупнейший федеральный агрохолдинг «Русагро», а также близость потенциально безграничного рынка КНР. Но китайский рынок для местной свинины пока остается закрытым, а признаков кластера, как сети компаний, находящихся в производственной кооперации с холдингом, вокруг ТОР «Михайловский» пока не замечено. 

В перспективе агропромышленный кластер в Приморье возможен, но для его появления требуется несколько условий. Первое - это открытие китайского рынка для конечной продукции пищепрома, поскольку пока китайцы завозят из России только сырьё в виде зерна. Китайскими партнерами продвигаются и другие проекты по использованию земельных ресурсов Приморья в своих интересах - например, размещение молочного стада и кормовой базы для него. Эти проекты не предполагают включения в кооперацию местных предпринимателей. Поэтому второе условие – создание инфраструктуры для развития местного производства (в первую очередь, сбытовой и логистической - некоторые меры в этом направлении предусмотрены Стратегией), а также энергообеспечения производителей по приемлемым ценам (это, в частности, газификация районов края).

РЫБНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ
 
Пожалуй, наиболее обсуждаемый кластерный «долгострой» в Приморье, проект которого в 2000-е годы разрабатывался японским Институтом Номура. На первый взгляд, все предпосылки для рыбного кластера налицо: есть море, есть флот, есть потенциальные рынки сбыта. Но при более внимательном рассмотрении ситуации в рыбной отрасли оказывается, что ловить рыбу на Дальнем Востоке выгодно, а вот перерабатывать (тем более продавать) – нет. 

Советская береговая инфраструктура переработки рыбы давно разрушена, новой почти нет: например, до сих пор не дают результата поиски инвестора для строительства в рыбном порту Владивостока нового холодильника. За прошедшие 20 лет в регионе сложилась система разделения труда, вполне устраивающая всех участников: основная часть улова в Охотском и Беринговом морях перегружается местными рыбаками на китайские рефрижераторы, которые везут его на переработку в Циндао, где специально для этого построены циклопические заводы, производящие филе для супермаркетов Европы и Америки. Японских и корейские покупателей также интересуют только сырые морепродукты. 

В то же время, местная переработка ориентирована на местный же рынок - до средней полосы России доезжают только дорогостоящая красная рыба и минимальные объемы приморских консервов, не требующих специальных условий транспортировки. В условиях отсутствия доступа на рынки никаких перспектив у приморского рыбного кластера не просматривается. Подтверждением этого вывода могут служить планы запуска во Владивостоке рыбной биржи, на которой будет продаваться будущий дальневосточный улов, и появление которой в очередной раз зафиксирует статус региона как сырьевой провинции.

ЛЕСПРОМ

Ситуация в лесной отрасли края определяется монопольным «рынком покупателя» (китайским), на который поставляется основная часть леса и пиломатериалов. До последнего времени из этого правила было только два исключения: компания «Тернейлес», работающая с японским рынком, и «Лес-экспорт», производящий паркет из твердолиственных пород дерева. Сегодня в крае заявлено несколько проектов по производству древесных плит (МДФ) и других стройматериалов. Но для появления кооперации в отрасли этого недостаточно, так как основная масса производств – это лесорубы и лесопилки, конкурирующие друг с другом (и с другими дальневосточными коллегами) за поставки на китайский рынок, из-за чего цена на лес постоянно снижается. Драйвером для расширения внутреннего рынка леса могла бы стать, например, госпрограмма по деревянному домостроению (в том числе, для получателей «дальневосточного гектара»), но в краевом бюджете нет на это средств, а федеральная программа субсидирования не дает в крае эффекта нужного масштаба.

НЕФТЕ- И ГАЗОХИМИЯ
 
«ВНХК» - второй (хронологически первый) проект «Роснефти» в Приморье - также реализуется в рамках ТОР и рассматривается как потенциальное ядро кластера. Тем не менее, в связи с низкими темпами строительства и снижением проектных объемов переработки (с 30 млн т нефти в год до 5 млн т) делать какие-либо прогнозы о его успешности в качестве кластера сейчас представляется преждевременным. Следует отметить, что нефтехимическое производство является весьма специфическим и требует сложного дорогостоящего оборудования, закупаемого обычно у немногих ведущих мировых компаний-производителей. Это существенно уменьшает вероятность появления каких-либо приморских компаний в числе поставщиков ВНХК. 

Что касается дальнейшей переработки продукции (топливо и полимеры), то она в крае не предусмотрена, так как все её объемы планируется поставлять на азиатские рынки на судах собственного производства. Среди перспективных видов производственной кооперации просматриваются только поставки бензина на АЗС края. В части газохимии, видимо, будет реализован проект по строительству завода удобрений в Находке, его кластерогенный потенциал пока не обсуждается.

АКВАКУЛЬТУРА
 
В теории, такой кластер хорошо монтируется с рыбопереработкой и пищепромом, и имеет шансы на успех в силу большей, чем рыба, стоимости производимой деликатесной продукции (моллюсков и иглокожих). Вполне резонно участие в таком кластере организаций науки, образования, пищевых производств и флота. В рамках формирования кластера аквакультуры Стратегия предусматривает целый ряд впечатляющих шагов: создание аквакультурной ТОР, локализация производства в крае ведущих мировых производителей, стимулироание аквакультурной деятельности и другие. 

К сожалению, в перечне мер не упомянуты шаги по устранению главных проблем, мешающих развитию аквакультуры – а именно, обеспечения доступа бизнеса к морским участкам и отсутствия технологий выращивания продукции. Первая проблема порождена конкуренцией за акваторию с множеством других водопользователей, от транспортников до рыбаков, которые имеют преимущество в распределении прав на её эксплуатацию. Вторая проблема порождена невниманием к этой сфере государства: при том, что академические институты и вузы края занимались вопросами искусственного разведения гидробионтов еще в советские времена, сегодня в стране нет ни специалистов, ни технологий, ни оборудования для аквакультуры. Поэтому владельцы морских огородов вынуждены в качестве технологов нанимать китайцев, а оборудование закупать в Японии и Корее. Решение указанных двух основных проблем способно дать импульс этому перспективному направлению, но для этого нужна специальная краевая программа по развитию аквакультуры.

ИННОВАЦИИ

Разработчики Стратегии предложили создать инновационный кластер на базе ДВФУ путём включения «…не менее 40 производственных предприятий, научных и образовательных организаций». В принципе, создание чего-то похожего на иннокластер (с технопарком, бизнес-инкубатором, R&D-центрами) предполагается в проекте развития о. Русский как научно-образовательной и технологической площадки. Подход Стратегии к инновационному кластеру довольно прост: для его появления, по версии разработчиков, следует сформировать экспертные и управляющие органы кластера, а также разработать систему администрирования совместных проектов участников кластера. 

Очевидно, предполагается, что ученые, бизнесмены и студенты, будучи собраны в специально созданном для них пространстве, тут же начнут генерировать инновации и совместные проекты под чутким руководством управляющих. При этом остаются за кадром вопросы о том, какой должна быть специализация кластера, исходя из компетенций потенциальных участников, кто и почему должен войти в кластер, что резиденты кластера будут производить и кому продавать, и т.д. Из имеющихся в крае компетенций стоит отметить отдельно прописанное в Стратегии направление развития подводной робототехники, но достаточно ли его для формирования кластера – тема отдельного разговора. Следует также добавить, что создание новых инновационных кластеров правительством России уже не поддерживается.

Резюмируем сказанное. 

При всей привлекательности кластерного подхода к развитию экономки и наличии определенных предпосылок для развития кластеров в Приморье, существует ряд препятствий для осуществления такого сценария. Препятствиями являются не столько субъективные факторы (вроде отсутствия центра поддержки кластеров), сколько объективные: это сложившаяся за прошедшие десятилетия система международного разделения труда, позиции игроков на глобальных рынках, географические и экономическое особенности Приморского края. 

По отношению к перспективам развития кластеров в крае Стратегия выглядит неоправданно оптимистичной: создание всех перечисленных маловероятно, определенные перспективы развития есть у двух-трех (аквакультура, возможно – судостроение, агропром, некоторые специализации в инновационных технологиях) - но при выполнении ряда условий. Для удовлетворения этих условий требуются скоординированные усилия целого ряда федеральных ведомств, краевой администрации, бизнес-компаний и учреждений науки/образования, а также лоббирование интересов края по этим направлениям на федеральном уровне.
Дни Дальнего Востока в Москве – 2018
3–9 декабря, Тверская площадь. 13–15 декабря, Экспоцентр. Официальный сайт мероприятия ddv.moscow