Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Много вопросов...

Приморские рыбаки не увидели «конкретики» в предложении федеральных властей обеспечить господдержку промыслового судостроения за счет квот, а краевая власть делает основную ставку на создание в регионе рыбопромышленного кластера

19 октября в Москве состоялось заседание Президиума Госсовета по вопросам рыбной отрасли. Как уже писал «EastRussia», главная цель этого события, которое в заинтересованных кругах ожидалось в течении года — обсудить необходимые, давно назревшие изменения в Федеральный Закон «О рыболовстве» и обозначить новые принципы взаимодействия между государством и бизнесом в части распределения промысловых квот.

Много вопросов...
В частности, речь на заседании Госсовета шла о стимулировании промысловиков на обновление флота через покупку новых судов у отечественного производителя, дабы поддержать российское судостроение. В Министерстве сельского хозяйства и его отраслевом ведомстве — Росрыболовстве полагают, что рыбаков на обновление флота можно поощрить объемными и долгосрочными квотами («квотами господдержки» или так называемыми «квотами под киль»).

У рыбаков Приморского края эта идея однозначного отношения не вызывает. Вот какие комментарии по следам состоявшегося Президиума Госовета дали «EastRussia» представители региональных отраслевых союзов и отдельных предприятий:


Александр Васьков, первый вице-президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморского края:

«Я не могу сказать, что рыбаки Приморья выработали какую-то незыблемую единую общую позицию по вопросу — стоит или нет вводить квоты государственной поддержки. Кто-то за, кто-то против, кто-то требует уточнить, по какому принципу они будут работать. И получить ответ на последний вопрос — очень важно. Только после этого, считаю, можно вносить изменения в раздел Закона „О рыболовстве“, который регулирует распределение водных биоресурсов.

А пока остаются неясности. Например, дали мне чиновники как предприятию квоту на 20 лет в обмен на обещание (а я его выполню? а почему мне, а не соседу?) построить конкретное число промысловых судов на российских верфях. А где я деньги возьму? Денег очень много надо — десятки если не сотни миллионов долларов. Мне что — для начала нужно еще какое-то время нещадно эксплуатировать мой старый флот? А вдруг он не выдержит? Хорошо — если найдется инвестор, готовый сразу вложится в постройку новых судов. А какой инвестор — российский или иностранный? Если иностранный, то, очевидно, себестоимость приобретения судов будет намного ниже, ведь за рубежом кредиты, не в пример нашим, гораздо дешевле. Но будет ли иностранного инвестора заботить глубокая переработка выловленной рыбы и отправка ее на российский рынок? Очень много вопросов, на которые пока нет ответа.

Мое мнение — прежде чем вносить изменения в Закон „О рыболовстве“ — необходимо детально и всесторонне разработать — с участием отраслевого бизнеса, отраслевых госструктур, представителей смежных отраслей, общественных организаций — стратегию развития промышленного рыболовства и рыбопереработки. И эта стратегия обязательно должна учитывать как разницу в географии (ведение промысла в Северо-Западном регионе России сильно отличается от промысла в Дальневосточном, к примеру), так разницу между различными видами рыбопромышленной деятельности. Одно дело — прибрежное рыболовство и совсем другое — ведение добычи крупнотоннажными судами в открытом море».

Александр Ефремов, генеральный директор компании «Южморрыбфлот»:

«Квоты господдержки или, как их успели окрестить в прессе „квоты под киль“ — это лишь один из многих инструментов регулирования промышленного доступа к водным биоресурсам. Они предполагают стимулирование рыбаков на приобретение новых судов российского производства. В принципе, идея неплохая. Но она не конкретизирована в виде механизма функционирования. До сих пор не выработана методология такого распределения. Непонятно, то ли дополнительные квоты будут выделяться той компании, которая первой разместит заказ на строительство судна. То ли той компании, которая закажет максимальное количество судов. Последнее заседание Президиума Госсовета, увы, ясности в эти вопросы не привнесло. Очевидно, придется еще работать в этом направлении госструктурам и бизнесу в одной связке...

А тот факт, что наша рыбная промышленность нуждается в обновлении флота — неоспорим. Сейчас в Дальневосточном бассейне ведут промысел 120 крупнотоннажных траулеров. Подавляющее большинство из них были построены еще в советскую эпоху в восьмидесятые годы. Самым старшим — их всего несколько — уже по 35 лет. Как правило, если судно перешагнуло 30 летний рубеж, его уже не допускают на промысел, даже в наших, диких по части эксплуатации „железа“, условиях. Если же учесть, что последний пик рыбопромыслового судостроения в СССР пришелся на 1987 год, то уже через два года у нас не останется, практически, крупнотоннажного промыслового флота...».

Константин Кодолев, коммерческий директор ОАО «Дальрыба»:

«На Президиуме Госсвета были выработаны самые общие направления развития отрасли. Как они будут реализовываться на практике — пока не очень понятно...».

Представляющий в отрасли региональную власть Александр Передня, директор департамента рыбного хозяйства Приморского края также затрудняется пока сформулировать работу будущего механизма квотированной господдержки рыбпрома, но не сомневается, что Минсельхоз безупречно сработает в этом направлении:

«Конкретной модели господдержки стимулирования строительства промыслового на последнем заседании Президиума Госсовета представлено не было. Но, тем не менее, это заседание ценно тем, что на нем был задан вектор стратегического развития отрасли. Эту стратегию можно обозначить одной фразой: „Сами рыбаки должны инвестировать в обновление флота, в развитие прибрежного промысла, глубокой переработки и логистики“. Трудно? Да, нелегко. Но тем, кто нацелен на реальные результаты своего бизнеса и его социальную отдачу — вполне по силам.

У нас, в Приморье инвестиции в рыбную отрасль составляют порядка 35% от ее прибыли. На практике это означает, что одни предприятия максимально вкладываются в развитие своей материально-технической базы (отдают на эти цели более 50% от прибыли), а другие по максимуму эксплуатируют то, что есть. Реформирование рыбной отрасли и предполагает „зеленый свет“ первым и отсечение от рынка последних.

Я думаю, эффективная модель господдержки рыбной промышленности все же будет выработана в ближайшее время — под руководством Минсельхоза РФ. И в этом смысле мне отрадно было услышать, как министр сельского хозяйства Василий Ткачук в своем выступлении на Госсовете назвал Приморье ключевым регионом для развития рыбной логистики. Тот рыбопромышленный кластер, который мы создаем здесь, будет в состоянии всецело обеспечить рыбной продукцией центральные регионы страны. И на экспорт также останется...».