Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Мост на Хоккайдо

На Сахалине вернулись к обсуждению разработанного в начале 2000-х годов проекта азиатского энергетического «суперкольца»

Мост на Хоккайдо

Государство вкладывает большие средства в развитие Дальнего Востока. Очевидно, что такой богатый ресурсами регион не может и не должен вечно существовать на федеральные дотации. Местная экономика уже выходит на восточноазиатский рынок с конкурентными предложениями. Совсем недавно губернатор региона Александр Хорошавин представил в Японии доклад о перспективах энергомоста Россия (Сахалин) – Япония.

Потеряла я колечко

Замысел проекта появился еще в конце 1990-х годов, когда «РАО ЕЭС России» искало партнеров для объединения восточноазиатских энергосистем. В основе проекта – очень простая мысль: максимум нагрузок, скажем, в Токио и Владивостоке из-за разницы в часовых поясах приходится на разное время. Поэтому в одних местах дефицит мощности возникает как раз в тот момент, когда в других есть незагруженные мощности.

Проект «Азиатское суперкольцо» был предложен «РАО ЕЭС» в 1998–2000 годах и был призван связать энергосистемы России, Китая, Монголии, Южной Кореи и Японии. В 2003 году российский энергомонополист и японская Sumitomo Corp подписали меморандум о сотрудничестве и приступили к подготовке технико-экономического обоснования. Однако тогда предполагаемые издержки перевесили потенциальную выгоду от проекта.

Сейчас же, когда Япония сворачивает атомную энергетику из-за известных событий на «Фукусиме», страна может столкнуться с реальным дефицитом мощностей, ведь АЭС давали до 25% выработки. В результате в северной части страны уже сейчас сложился дефицит пиковой мощности объемом около 1200 МВт. Свой отпечаток накладывает и конфигурация энергосистем островного государства – по сути дела, это три автономных энергорайона, перетоки энергии между которыми крайне ограничены. Очевидно, что покрывать дефицит придется генерацией на привозном топливе и альтернативных источниках, но и то и другое – очень дорого, и каждый готовый киловатт мощности здесь на счету.

В то же время энергетика Сахалина переживает бурный рост – достраивается четвертый энергоблок Южно-Сахалинской ТЭЦ-1, а севернее областной столицы вскоре развернется масштабная стройка Сахалинской ГРЭС-2, финансирование которой гарантировано президентским указом. В результате на острове может появиться излишек мощности – так почему бы не поделиться ей с нуждающимся соседом? Тем более если это даст ощутимую прибыль.

Новая попытка

С изменением конъюнктуры эксперты обеих стран вернулись к обсуждению экспортного механизма. В ходе своего апрельского визита в Москву внимание на новые перспективы энергетического сотрудничества обратил и японский премьер Синдзо Абэ, но на высшем уровне речь все же пока больше идет о традиционном формате экспорта энергоресурсов. Если же говорить о вариантах поставки энергетических мощностей, то сейчас наиболее вероятным представляется сценарий, согласно которому Сахалин и Хоккайдо по дну пролива Лаперуза свяжет подводный кабель. Напомним, ширина пролива в самой узкой части составляет 43 км. Сахалинская энергосистема к 2020 году сможет выдавать на экспорт до 0,6 ГВт энергии. Но это – только первый шаг.

В конце апреля руководство холдинга «РАО Энергетические системы Востока», управляющего теплоэнергетикой ДФО, в составе делегации Сахалинской области представило в Токио развернутый проект сотрудничества – если у сторон будет обоюдная заинтересованность, то второй фазой проекта станет строительство гигаваттной угольной генерации на острове. Третий этап– прокладка кабеля с материка на Сахалин: островная энергосистема станет частью Объединенной энергосистемы Востока, что позволит выдавать на экспорт излишки еще более дешевой энергии. Планируется, что свободные мощности на материке появятся в результате реализации гидроэнергетического потенциала региона.

Проект требует больших вложений– до $6 млрд. И проложить собственно кабель – далеко не самое сложное: по обе стороны пролива потребуется строительство передающей и принимающей инфраструктуры, а на «продвинутых» этапах проекта инвестиции потребуются и в строительство генерирующих объектов. Но его реализация, помимо собственно возможности генерировать прибыль, принесет массу положительных результатов для региона. Во-первых, новые объекты на Сахалине – это новые рабочие места. Во-вторых, любые новые крупные проекты дальневосточных энергокомпаний, которые когда-либо будут строиться как на материке, так и на острове, будут гарантированно загружены даже в то время, когда энергопотребление в стране на минимуме. Понятно, что на ближайшие несколько лет этот проект– теория, но, если удастся реализовать третью фазу, на экспорт можно будет пустить до 4 ГВт мощности.

Справка:

Самые крупные подвод­ные энергомосты

• NorNed: Эмсхавен, Нидерланды – Феда, Норвегия. 700 МВт, 580 км

• Basslink: Электростанция Лой-Янг, Австралия – Джорджтаун, о. Тасмания. 500 МВт, 370 км

• BritNed: Кент, Великобритания – Роттердам, Нидерланды. 1 ГВт, 260 км

• SwePol: Брусково Вилькис, Польша – Карлсхамн, Швеция. 600 МВт, 254 км

• Baltic Cable: подстанция Любек-Херренвик, Германия – Арри, Швеция. 600 МВт, 250 км