Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Мультипликативный эффект

«Инфраструктурно-транспортные проекты - конек для России»

Мультипликативный эффект

О том, какую роль может сыграть проект «Восточный полигон» в развитии Дальнего Востока, каким образом он повлияет на товарооборот в Евразии и почему России могут позавидовать европейцы, в интервью EastRussia.ru рассказал руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО) Василий Колташов:

- «Восточный полигон», по сути, один из крупнейших транспортно-логистических инфраструктурных проектов в России? Каковы его цели и задачи в общегосударственном и дальневосточном масштабах?

- Проект является гораздо более широким, нежели просто транспортным. Он охватывает территориальное развитие и не случайно называется «полигон»: он предполагает развертывание работ на обширном пространстве Сибири и Дальнего Востока, в первую очередь в Приморье, зонах Транссиба и БАМа. Именно на этой базе рассчитывается произвести активизацию региональной экономики, создать условия для инвестиций в добывающую промышленность и одновременно повысить качество, скорость и объем перевозок на транссибирской магистрали и по БАМу.

Проект решает очень важную задачу для страны: он развивает восточное побережье. Как мы знаем, у США есть две главные зоны развития экономики - западное и восточное побережье. В России тоже есть своя европейская часть, достаточно густонаселенная, развитая индустриально, со старыми городами, и есть недостаточно развитый регион Сибири и Дальнего Востока, который имеет огромный потенциал с точки зрения ресурсов и инвестиций. Одновременно есть задача повысить конкурентоспособность железнодорожных перевозок по сравнению с контейнерными перевозками по морю, увеличив долю транзитного потока товаров из Азии в Европу.

Ну, а дальше есть также планы по строительству новых железнодорожных линий вплоть до Северной Америки через Берингов пролив. Это, конечно, задачи на далекую перспективу. А пока важно связать в единую систему железнодорожное сообщение и погрузочно-разгрузочный блок Приморья.

- Каким портам Вы отдаете приоритет?

- Я бы не стал говорить здесь о приоритете. Речь о том, чтобы активизировать всю сеть приморских портов, начиная с Владивостока. Модернизация портов уже идет. Одновременно ведется расшивка узких мест, то есть модернизация БАМа и Транссиба. Такая работа позволит в будущем повысить объемы перевозок.

Важным фактором в пользу проекта «Восточный полигон» является то, что ситуация в российской экономике не самая благоприятная. Если посмотреть объективно, то в России для стимулирования экономики нужны крупные проекты. Не инвестиции в какой-то отдельный город, что у нас получилось в случае с Сочи, когда были сделаны крупные капиталовложения как государственные, так и частные. Вроде бы декларировалось, что десятки российских регионов участвуют в проекте экономически, но, между тем, эффекта не было. Видно было, что экономику он не запускает, не имеет мультипликативного эффекта.

Сегодня, наряду с «Восточным полигоном», создан, например, проект скоростных железных дорог до Казани. Уже ясно, что проект будет несколько ущербным, потому что нужно строить сразу много веток, так как в противном случае не будет дана загрузка российской промышленности. Особенность «Восточного полигона» еще и в том, что он способен обеспечить заказами российскую тяжелую промышленность. И металлургическую, и машиностроительную, и рельсовое производство, и строительный сектор, потому что потребуется возводить новые здания. И не только здания новых промышленных предприятий, но и новые города, развивать новые станции и систему рокадных железных дорог.

- Получается, проект будет способствовать развитию промышленности в целом?

- «Восточный полигон» теоретически должен соединить целый ряд направлений, таких как лесопромышленность, горная промышленность, машиностроение, то есть всю обрабатывающую промышленность и инновационную сферу, потому что потребуется многочисленная техника. Будет очень хорошо, если заказы получат российские предприятия.

Предполагается, что «Восточный полигон» будет работать как проект, активизирующий спрос. Спрос хотя бы в формате бизнес для бизнеса, а затем и в формате потребительского спроса. Это новые рабочие места, которые «оздоровят» рынок труда в стране. Посмотрите, спрос на автомобили в России снижается в последнее время, на рынке недвижимости наблюдается застой. Снижение цен в ряде сегментов уже идет. По крайней мере, в некоторых местах спрос упал очень сильно. Просел, например, в Москве, а это очень важный показатель, Москва – экономическое сердце России.

Мировой рынок не вытягивает российскую экономику, он не приходит на помощь и не говорит: «Все проблемы будут решены за счет повышения спроса на российскую продукцию». В то же время возникают проблемы геополитического порядка. Конфликт с Европейским Союзом и США ставит под удар сложившиеся торговые отношения с этими странами, в первую очередь европейскими, потому что становится непонятно, сохранятся ли стабильные поставки российского сырья на эти рынки, будет ли усиливаться конкуренция с российскими товарами, будет ли выдавливаться российское сырье. В этих условиях Россия совершает поворот на Восток, и начинается сближение с Китаем. Кстати, Китай тоже получил серьезный урок в последнее время. Именно поэтому китайские инвесторы заинтересованы в том, чтобы активнее работать в Приморье и Сибири.

В 2012 году произошла экономическая блокада Ирана, и ЕС, США и их партнеры продемонстрировали Китаю, что его морские коммуникации очень легко могут обрубаться, а Китай колоссально зависит от импорта. Несмотря на то что Китай выплавляет огромное количество стали, добывает огромное количество руды и угля, ему постоянно не хватает сырьевых ресурсов. В этих условия есть единственная страна, которая способна обеспечить Китаю стабильные и надежные поставки, - Россия.

Между тем, в Китае говорят о строительстве Шелкового Пути - железной дороге, которая пойдет по направлению Южного Шелкового Пути через Иран, Афганистан, возможно Пакистан, или обогнет эти опасные зоны через Казахстан. Но это пока проекты, а готовые линии коммуникаций, которые возводились не одно десятилетие, есть только у России, это РЖД. Поэтому модернизировать подвижной состав, пути сообщения, станции, обеспечить сокращение времени на перевозки – одна из задач «Восточного полигона».

- То есть «Восточный полигон» может внести какие-то изменения в мировой товарооборот?

- Он, так скажем, может внести изменения в направление мирового потока товаров, по крайней мере, в масштабах Евразии - крупнейшего и самого развитого экономически континента в мире. Проект действительно имеет большое евразийское значение. В нем заинтересованы Южная Корея и другие страны, которые хотели бы использовать железнодорожные пути для поставки товаров. Российские компании также планируют многочисленные инвестиции в добычу в этом регионе различных природных ресурсов.

Сейчас решается вопрос, как будет оплачиваться строительство рокадных железных дорог. Вероятно, 50 % будет оплачиваться РЖД, 50 % - инвесторами. Но главная проблема «Восточного полигона», на мой взгляд, в том, что он требует от государства изменения собственной роли в экономике. Это не та ситуация, когда наши чиновники экономического блока любят говорить: пусть инвесторы инвестируют, а мы постоим в стороне или будем создавать климат, какие-то налоговые скидки дадим. Это та ситуация, когда государство само должно инвестировать. Не секрет, что Транссиб (а про БАМ и говорить нечего) строилась при непосредственном и активнейшем государственном участии. Сегодня, когда стоит задача сделать Приморье ускорителем, может быть даже локомотивом, российской экономики, невозможно обойтись без государственных инвестиций.

Таким образом, «Восточный полигон» позволит теснее связать восток и запад страны. Последние 15 лет, несмотря на экономический подъем, ощущается, что люди, которые живут в европейской части страны, сильно отдалены от тех, кто живет на востоке. Летать из Приморья в Москву порой дешевле через Китай. Странная ситуация, когда перевозки и перелеты оказались удобнее не через территорию РФ. Ситуация должна быть изменена и это должно быть связано в первую очередь с объемами перевозок - объемами пассажирских перелетов и с общим региональным развитием.

- Какие-то шаги в этом направлении уже сделаны?

- Как я вижу по новостям, активно обсуждается вопрос взаимодействия местных и федеральных властей. Президент РФ Владимир Путин делает заявления, проводит региональные совещания, где ставится вопрос о «Восточном полигоне». Налицо признаки того, что интерес к проекту достаточно большой, тем более что он важен еще и потому, что даст российской экономике активную защищенную зону, рост которой не зависит от волны санкций со стороны Европейского Союза. Московская область все последние годы была лидером по привлечению инвестиций и темпам роста экономики. Сибирь и Дальний Восток не были достаточно развиты. Сейчас ситуация может поменяться.

- «Восточный полигон» - проект долгосрочный. Зарубежные инвесторы проявляют интерес?

- Да, и это еще одно преимущество проекта. Долгосрочный характер является гарантией для инвесторов, что их капиталовложения будут отбиты. Что это не проект на год, когда вы должны очень быстро инвестировать и быстро уйти. Вы можете быть уверены в том, что государство не бросит данное направление работы.

Я уверен, многие испугаются масштаба затрат – ориентировочная стоимость проекта 60-65 млрд долларов. Но я уверен, что этого недостаточно, в регион надо вложить в несколько раз больше, чтобы получить максимальный эффект.

- Как Вы относитесь к созданию территории опережающего развития (ТОР) на Дальнем Востоке, во многом именно для их стимулирования и создается «Восточный полигон»?

- Мне очень сложно говорить об опережающем развитии. Если мы посмотрим на европейскую часть страны, то увидим, что рост экономики остановился. Я бы назвал это политикой глухонемого государства, которое создает зоны в российских регионах, дает какие-то льготы для тех, кто туда инвестирует, но при этом абсолютно не заботится о том, чтобы развитие российской экономики шло стабильно и гарантировало инвесторам надежность их капиталовложений. Если инвесторы делают капиталовложения в экономику с затухающим ростом, то они могут быть уверены, что через некоторое время получат проблемы с активами. Экономические показатели стабильно ухудшаются. Государство создает зону с пониженными налогами (пожалуйста, инвестируйте в эти регионы, и вы платите меньше налогов), но что происходит? Ничего не происходит, потому что нет достаточного количества инвестиций. Никто не уверен, что эти инвестиции будут окупаться в ближайшее время просто из-за общей картины российской экономики.

Поиск попыток частных решений с формальным, глухонемым подходом к инвестиционной привлекательности полностью провалился. Точно так же провалился подход, связанный с частными, локальными зонами оживления, например в Сочи. Вот мы готовимся к Олимпиаде, много денег вложили в одно небольшое место. Какой эффект для экономики? Непонятный. Нет эффекта практически. И для Сочи тоже проблема.

Поэтому крупномасштабные проекты, особенно инфраструктурно-транспортные, объективно конек для России. Если у нас еще не развита инфраструктура, это возможность простимулировать российское производство. Такой возможности у ЕС нет. У США тоже нет, так как когда-то они ее уже использовали. У Японии ее совсем нет. Поэтому это то, что нужно использовать. Единственное, здесь нужны капиталовложения, и не только частные. Как раз государство и ряд ведущих монополий, в том числе РЖД, должны вести за собой частных инвесторов. Они должны давать сигнал остальным инвесторам, что делается ставка на развитие региона, на расширение спроса, что экономический рост гарантирован.

- По вашему мнению, от реализации проекта «Восточный полигон» какие регионы Дальнего Востока наиболее выиграют?

- Я думаю, что выиграют регионы юга Дальнего Востока. Приморье, Южная Сибирь – первоначально. Дальнейшее будет зависеть от развития рокадной системы железнодорожного сообщения. Якутия - в какой-то момент, потому что с расширением железных дорог становятся более выгодными разработки многих природных ресурсов. Невозможно вести добычу железной руды в северных областях, переправляя продукцию на самолетах. Это безумно дорого, нерационально, неконкурентоспособно. С развитием сети железных дорог появляется возможность выгодно добывать природные ресурсы, причем переработка может организовываться на месте. 

Таким образом, проект «Восточный полигон» соединит и транзитное движение товара, и движение товаров местных, и увеличение товарооборота для РЖД, и увеличение спроса для российского рынка. Я, конечно, не считаю, что один «Восточный полигон» способен вытянуть российскую экономику. Он должен опираться на целый ряд дополнительных мер со стороны российского правительства.