Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«Мы готовы открыть новую страницу в отношениях с Японией»

Губернатор Сахалинской области Олег Кожемяко — о ключевых проектах, которые реализуются сегодня в регионе

«Мы готовы открыть новую страницу в отношениях с Японией»
Фото: ТАСС / Фотобанк ВЭФ
Знаковым событием перед началом ВЭФ-2017 стало создание восемнадцатой ТОР на Дальнем Востоке. ТОР «Курилы» позволит сформировать в регионе промышленный центр глубокой переработки рыбы и других водных биоресурсов, откроет для продукции дальневосточных предприятий рынки Азиатско-Тихоокеанского региона. Поэтому разговор с губернатором Сахалинской области Олегом Кожемяко начался с обсуждения перспектив привлечения японских инвесторов к реализации проектов на территории Курильских островов.

 Олег Николаевич, этим летом Курильские острова впервые в истории принимали бизнес-миссию из Японии. Оправдались ли ваши ожидания от этого визита?
— Вполне. Ведь в первую очередь это была ознакомительная поездка. Мы ожидали, что представители японского бизнеса и госструктур своими глазами увидят, что такое Курилы, оценят перспективы ведения бизнеса на этой территории. И, полагаю, многое из увиденного приятно удивило участников миссии. Они смогли убедиться, что Курилы сегодня — это динамично развивающаяся территория России. Это не заброшенные поселки с пыльными дорогами, где люди ютятся в деревянных бараках, пьют от безысходности и озлобленности. Это место, население которого живет нормальной жизнью и с уверенностью смотрит в будущее. Здесь есть дороги с хорошим асфальтом. Развивается социальная инфраструктура — строятся дома, школы, детские сады, бассейны, дома культуры. Появляются современные гостиницы и спортивные объекты. Работают и дают реальный результат программы по развитию Курил. Причем новые рабочие места создаются не только в бюджетной сфере. На островах успешно реализуются проекты в области рыбопереработки, марикультуры, сельского хозяйства, ветроэнергетики, туризма, утилизации бытовых отходов. И Курилы сегодня предлагают японским партнерам отличные возможности для реализации собственных проектов. Мы готовы сделать всё необходимое, чтобы содействовать их успеху. Все настроены на позитив и готовы к деловому сотрудничеству.

 Как вы полагаете, японской стороне теперь стало понятнее, что стоит за заявлением России о готовности к совместной хозяйственной деятельности на Курилах?
— Думаю, мы не просто сдвинулись с мертвой точки, а значительно продвинулись в формировании общего понимания, ведь предложение о совместном сотрудничестве на Курильских островах российская сторона выдвигала достаточно давно. Сегодня представители японского бизнеса осознают, что Курилы для них доступны. Понимают, какие проекты там можно реализовывать. Раньше этого не было. Любое упоминание о Курилах вызывало негатив, прекращало все контакты. Японская сторона просто не воспринимала ни одного нашего предложения, даже самого элементарного. Например, мы предлагали поставлять нам дизель-генераторы. Это оборудование требует сопровождения, сервисного ремонта. Конечно же, проще было закупить генераторы в Японии и получить авторизованный клиентский сервис в часовой доступности. Но японские бизнесмены отказывались от поставок. И нам приходилось закупать генераторы через западных посредников, через третьи руки. Теперь этого нет.

Япония убедилась: Россия готова к конструктивному сотрудничеству, готова рассматривать самые различные его варианты. Честно, с открытой душой создает для этого все условия. В том числе и территории опережающего развития, где любой инвестор — и русский, и японский — будет чувствовать себя одинаково комфортно. Где государство прилагает все усилия, чтобы поддержать инвестиционные проекты.

 Участников бизнес-миссии, посетившей Курилы, заинтересовали какие-то конкретные проекты?
— Насколько мне известно, сейчас японская сторона готовит предложения по четырем направлениям. Это проекты в сфере энергетики, гостиничного бизнеса, в области туризма  и мусоропереработки. Перспективным проектом также является открытие прямого транспортного сообщения между Курилами и Японией.  Но мы не ожидали от первого визита конкретных предложений. На этом этапе было важно, чтобы японские бизнесмены поняли — для них открылись двери на Курилы. Чтобы своими глазами увидели, что здесь есть объекты приложения их сил и средств и пора двигаться дальше. Ведь одно дело — познакомиться с тем же проектом мусороперерабатывающего завода на бумаге, а другое — самим посмотреть, что будет строиться, где и как. А конкретика — задача следующих бизнес-миссий, которые обязательно еще будут. Безусловно, должны быть определены правовые основы российско-японского сотрудничества на Курилах. Это — предмет  многочисленных консультаций, которые будут проходить на уровне внешнеполитических ведомств.

Если же говорить о конкретных проектах, то вот лишь один небольшой пример: сейчас японский бизнесмен строит оздоровительный комплекс на территории Сахалина, вошедшей в ТОР. Мы проложили дорогу к этому объекту, выделили землю под строительство, готовы компенсировать все затраты на развитие сопутствующей инфраструктуры. На несколько лет полностью освободим этого бизнесмена от уплаты налогов. Вот такие преимущества дает работа на территории опережающего развития. Разве этого мало? Нужны еще какие-то дополнительные льготы? Если да, давайте вместе думать, что еще необходимо, чтобы сделать Курилы максимально привлекательными для всех инвесторов, в том числе и японских.

 Статус ТОР сегодня привлекает на Курилы инвесторов из многих зарубежных стран. Насколько мне известно, в Японии без энтузиазма относятся к новостям о том, что работа на этой территории интересна, к примеру, корейским бизнесменам…
— Курилы не могут ждать, пока ими заинтересуются какие-то конкретные инвесторы. Они должны и будут развиваться. ТОР «Курилы», собственно, и создавалась для того, чтобы ускорить это развитие, сделать острова одинаково привлекательными для инвесторов из любых стран.

 Возможно, наши восточные соседи полагали, что в совместной хозяйственной деятельности на Курилах смогут принимать участие лишь Россия и Япония?
— Если так, то это ошибка. По всем мировым канонам никто не может запретить инвестору прийти на территорию, в которой он заинтересован. Если Курилами не заинтересуется японский бизнес, найдутся другие желающие работать здесь и зарабатывать. Но это не означает, что мы не заинтересованы в сотрудничестве именно с Японией. Мы ждем японских инвесторов и с удовольствием готовы с ними сотрудничать. Тем более что при реализации проектов на Курилах у Японии есть стратегические преимущества перед другими странами. И прежде всего это географическое положение. Территориальная близость открывает огромные возможности. Как только будут решены вопросы безвизового обмена, мы обеспечим транспортную доступность Курил, организуем воздушное и морское сообщение с Японией. Мы готовы к партнерству, настроены положительно и рассчитываем, что именно японские инвесторы придут на Курилы раньше остальных. Еще раз подчеркну, что сегодня все — и люди, и компании, и власть — позитивно настроены на контакт с бизнесом Японии. Мы готовы вместе открыть и написать новую страницу в наших добрососедских отношениях.

 А как сегодня складывается сотрудничество с другими странами АТР? На прошедшем петербургском форуме вы входили в состав делегации, которая вела переговоры о сотрудничестве с Индией…
— Наша бизнес-миссия побывала в этой стране, экономическое сотрудничество развивается. В частности, мы ожидаем, что в 2018 году в два раза вырастут объемы поставок в Индию российского угля. Как потребитель наших энергоресурсов, индийский бизнес активно инвестирует не только в угольную, но и в нефтегазовую промышленность. Реализуются и совместные проекты в сфере туризма, культурного обмена.

 ТОР «Курилы» создана недавно, и сейчас именно она в центре внимания. А что сейчас происходит в ТОР «Горный воздух»? Удается следовать сценарию ее развития?
— Всё идет как запланировано. Продолжается реализация ключевого для нас проекта лыжной базы «Горный воздух», где спортсмены смогут готовиться к Олимпиаде в Корее. Сейчас мы приступили к строительству еще одной подъемной дороги, которая обеспечит нам дополнительные 8 км горнолыжных трасс. До конца года у нас появится новая канатная дорога протяженностью около 2 км. Заканчивается строительство биатлонного комплекса для беговых лыж. Уже подготовлены ледовые площадки закрытого льда, горнолыжные трассы. У спортсменов будет всё необходимое, чтобы подготовиться по всем зимним видам спорта. С участием японских и южнокорейских инвесторов реализуем здесь и другие проекты — в гостиничной и туристической сферах.

— Что касается другого проекта — строительства перехода от Сахалина на материк. Уже можно говорить о какой-то конкретике?
— Построить такой переход, сделать страну единой от Крыма и до Сахалина важно и нужно, о чем уже сказал президент России Владимир Путин. Но обсуждать механизмы реализации этой идеи необходимо не на региональном уровне, а на федеральном. Ведь речь идет о вложении огромных бюджетных средств. Инвестиций потребует не только строительство самого перехода, но также прокладка новых железнодорожных магистралей и реконструкция уже существующих — БАМа, Транссиба.

Со своей стороны мы полностью за этот проект. Ведь если переход будет построен, мы получим еще пять незамерзающих портов. Если появится не паромное, а надежное железнодорожное сообщение с материком, мы сможем, к примеру, отправлять через эти порты на экспорт рыбную продукцию, добываемую сахалинскими производителями. Новые, незагруженные порты в Приморье — это и новые возможности для развития дальневосточных регионов.

 А что сейчас происходит с выделением «дальневосточного гектара»? Сколько человек уже смогли его получить на территории Сахалинской области?
— Работа началась. Благодаря «дальневосточному гектару» в регионе появятся даже два новых населенных пункта — село Подорожное и поселок Успешный. В каждом из них уже предоставлено  свыше 100 участков. Сейчас мы занимаемся созданием необходимой инфраструктуры — разрабатываем проектно-сметную документацию на прокладку электрических, тепловых и инженерных сетей, строительство дорог. Когда жители начнут строить в новых поселках коттеджи и жилые дома, мы сможем понять, сколько нужно построить школ, детских садов.

 Возвращаясь к Курилам — много ли желающих получить свой «дальневосточный гектар» на этих островах?
— Курилы очень востребованы и прежде всего среди местных жителей. Большинство желающих хотят получить участки под развитие гостиничного бизнеса. Но велик и интерес к индивидуальному жилищному строительству. Особенно учитывая, что мы разработали меры поддержки — компенсации за перевозку материалов для ИЖС, возможность получить нулевую ставку по ипотечным кредитам. Вместе с вложениями в развитие инфраструктуры это подогревает спрос. Правда, пока процесс выделения участков несколько тормозит необходимость согласования с Минобороны, но и это вопрос решаемый. Уже сейчас открывается возможность получить «дальневосточный гектар» в непосредственной близости от населенных пунктов. И это только начало.

 Макроэкономика улучшается, а меняется ли жизнь жителей Сахалина к лучшему?
— Создание комфортных условия для сахалинцев и курильчан — одна из наших главных задач. Для ее решения также реализуется множество проектов, просто они не такие масштабные и не привлекают столько внимания. Ведь в социальной сфере нужно решать в первую очередь простые, но важные и нужные вопросы. Это благоустройство наших дворов, переселение людей из ветхого и аварийного жилья, строительство школ, больниц, спортивных сооружений…. В общем, всё — от ремонта дорог до организации досуга. Людям нужен регион, в котором можно нормально жить, несмотря на его отдаленность от остальных регионов страны. Они должны иметь возможность отвезти детей в аквапарк на выходных или прогуляться с ними вечером по живописному парку с аттракционами. Поэтому создание комфортной среды, реализация проектов, направленных на повышение качества жизни, — наша основная, ежедневная работа.

Источник: “Известия"