Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«Мы планируем знакомить москвичей с музыкой Дальнего Востока»

«Мы планируем знакомить москвичей с музыкой Дальнего Востока»

Илья Лагутенко

лидер группы "Мумий Тролль"

Лидер группы «Мумий Тролль» Илья Лагутенко рассказал EastRussia об открытии своего бара в Москве, о разнице между Дальним Востоком и Тихоокеанской Россией и о том, почему Приморье для него - регион особый.

- Илья, к вопросу о терминах. «Дальний Восток» или «Тихоокеанская Россия» - как вам больше нравится? А 15-20 лет назад как вы идентифицировали свой край?

- Дальний Восток - понятие гораздо более широкое. Оно известно на протяжении нескольких веков и определяло территории земного шара, которые находились «дальше», чем современные Ближний Восток и Средняя Азия. Тихоокеанская Россия - более детальное определение в мировом масштабе. Мне так кажется. И Приморский край - ее южная часть. И тут идентификация остается прежней, как и 20 лет назад.

- Владивосток вчера, сегодня, завтра - что для вас самое главное в развитии города? Что хорошего отметите из того, что приходит? Из того, что, наоборот, остается? С чем жаль расставаться?

- Мечта. Главное, что всегда остается, - это мечта. О том, как можно было бы обустроить город, разумно оценивая его положение и ресурсы.

- Насколько тщательно вы следите за общественно-политической повесткой? Свободный порт Владивосток - насколько, например, эта тема вам интересна?

- Слежу. Хотелось бы, чтобы новостей, радующих душу, было больше. Хотя люди привыкают жить мечтами, и в суровых краях желание превратить их в реальность - частенько единственный путь к прогрессу. Свободный аэропорт, свободный порт - здесь нет ничего сверхъестественного. Это практическая необходимость. Воплощение идеи зависит для начала от однозначного решения правительства.

- Может, новую песню напишете? Вот, свежеоткрытый остров Яя уже нашел у вас отражение - в клипе «Витамины».

- Я не перестаю писать песни. И большинство из них действительно связаны с Владивостоком, Тихим океаном и азиатскими культурными движениями. Просто людям со стороны этого иногда не видно. У них еще неподготовленное восприятие тихоокеанской реальности. Но я продолжаю свою культпросветработу.

- Есть попытки классифицировать и создать такую сущность как «современная дальневосточная русская культура»? Как бы вы ее описали? Кого бы назвали?

- Я думаю, об этом рано говорить. Усилия приморского издательства «Рубеж» собрать воедино литературу, связанную с Дальневосточными авторами, я ценю больше, чем каких-то неизвестных мне классификаторов. Стихийные, независимые, почти самиздатовские проекты по консолидации поэзии и музыкального подполья 1980-х заслуживают уважения. Но, по большому счету, в музыке, изобразительном искусстве, кино с Дальнего Востока России ничего особо не случилось за последние десятилетия такого, что имело бы свое лицо и ценность. Необходимо всерьез задуматься о программах культурного образования и обмена, не только для молодежи, но и для «потерянного» поколения 1990-х. Мы реалистично должны понимать и исторический культурный фон края и своих современных азиатских соседей. Мы должны мыслить не политическими трендами, а общечеловеческими ценностями, при этом каждый раз изучая специфику других культур и ментальности. Международный музыкальный Фестиваль «Рок Владивостока», который я со своими единомышленниками уже в третий раз запускаю во Владивостоке в августе, имеет именно такие цели.

- Илья, вы по специальности востоковед. Расскажите о вашей первой поездке в Поднебесную. Что вас больше всего впечатлило? Были ли какие-то стереотипы, которые не оправдались?

- Это был конец 1980-х годов. Я работал переводчиком делегации приморского здравоохранения, и мы, по сути, открыли дорогу для сотрудничества специалистов традиционной китайской медицины со специалистами нашей городской больницы. Хотя я помню и столичных бизнесменов, подсмеивающихся над китайскими реалиями и предлагавших продать скамейки из горпарков СССР для производства палочек для еды. Через 20 лет поводов для смеха особо не осталось, как и скамеек в парках.

- Насколько китайская культура совпадает с вашим внутренним пониманием восточной культуры сегодня?

- Она не может совпасть. Но она дополняет мои представления о сегодняшнем дне на земном шаре.

- Наверняка китайская философия как-то повлияла на ваше написание песен? Как вас воспринимает публика в странах Азии?

- Не больше, чем лекции по истории КПСС. Хотя и то, и другое помогает общению, например, с китайскими предпринимателями. За последние пять лет ситуация на рынке азиатского рок-н-ролла очень поменялась. Это связано с формированием нового поколения творческой молодежи, открытой к экспериментам с несвойственными им исторически музыкальными форматами, и также выросшей аудиторией, обладающей интересом и финансовыми возможностями в поддержке этих жанров. Публика еще имеет определенное любопытство к «заграничным штучкам», но попытки российских артистов, в том числе и меня лично, наладить контакты, можно пересчитать по пальцам и все это абсолютно штучные эксперименты, которые пока не имеют никаких шансов вырасти в индустрию «культурного экспорта».

- В 2015 году «Мумий Тролль» представит фильм о парусном барке «Седов». Что
это за история?

- Это история о группе из приморского города, которая отправляется в морское путешествие по миру, для того чтобы рассказать о себе и своем городе. Это не документальный фильм, скорее всего, это жанр музыкальной драмы.

- Третий год подряд вы проводите во Владивостоке фестиваль так далеко от Москвы. В чем фишка?

- Москва по ряду причин была перенасыщена событиями в современной музыке последние 10 лет, но главная столичная проблема была всегда в том, что при консолидации огромных финансовых ресурсов в одном месте неизбежно начинаются «крысиные бега», то есть трудно понять и соблюсти долговременную стратегию. Идея фестиваля во Владивостоке, который становится платформой для общения и открытия друг друга Востоком и Западом, как бы это не звучало патетично, но является понятной и практичной.

Есть наука о самодеятельных фестивальных движениях, и я изучал их на собственном опыте последние пятнадцать лет. Так вот, органичнее всего подобные культурные инициативы развиваются в компактных городах, близких к разным культурным международным центрам. В течение нескольких лет подобные мероприятия положительно сказываются и на общем экономическом фоне. У нас есть уникальный шанс поставить Владивосток на мировую культурную карту. Но конкуренция очень высока.

- Вы говорили, что очень хотите побывать в космосе. Следите за стройкой
космодрома Восточный?

- Пока только слышу в прессе о финансовых скандалах, связанных со строительством космодрома, боюсь, так еще долго никуда не полетим.

- Слышали, что вы открываете бар «Мумий Тролль» в Москве. Что будет изюминкой, кроме названия?

- Это наше тихоокеанское музыкальное посольство. Мы планируем знакомить москвичей с музыкой всего Дальнего Востока.