Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Мыслить шире

Кризис кризисом, но на Дальнем Востоке, похоже, о нем думают в последнюю очередь - пока есть федеральное финансирование проекты растут один за одним как грибы

При этом не забывает «центр» и о уже имеющихся — на очереди сдача одной из крупнейших строек Приамурья (помимо космодрома «Восточный») — Нижне-Бурейской ГЭС. В середине марта там уже затопили котлован, в котором строились главные сооружения станции. Уже через несколько дней Бурея будет перекрыта и вода реки пойдет через водосбросы.

Говорить об амурских ГЭС — занятие более чем увлекательное. Тем более, что наш собеседник — один из самых харизматичных и продвинутых специалистов «РусГидро» в плане общения со СМИ (частные мнения сотрудников федеральных изданий — прим. автора) — заместитель генерального директора ПАО «„РусГидро“ — „Бурейская ГЭС“» Владимир Горшенин.

Мыслить шире
- Владимир Егорович, какую роль играет Амурская область в выработке электроэнергии на Дальнем Востоке?

— На Дальнем Востоке вся генерация работает либо на газе, либо на угле. Как правило, это сырье привозное, обходится довольно дорого и вредит окружающей среде — выбрасываются парниковый углекислый газ, окислы серы, другие продукты сгорания. И единственная достаточно мощная структура в выработке экологически чистой электроэнергии — гидроэнергетика.

Две уже действующих амурских станции — Зейская и Бурейская — находятся в Амурской области, еще одна строящаяся — Нижне-Бурейская тоже.

Гидроэнергетика — один из самых маневренных видов вырабатываемой человеком электроэнергии, абсолютно чистый с точки зрения экологии и при том один из немногих возобновляемых (помимо энергии солнца, ветра и морских приливов — прим. автора). Тот круговорот воды в природе, который существует, обеспечивает человечество гарантированным и практически вечным источником потенциальной энергии.

- Сколько Амурская область при имеющихся станциях поставляет ежегодно?

— Установленная мощность Зейской ГЭС — 1,3 тыс. МВт, Бурейская — 2,1 тыс. МВт., плюс Нижне-Бурейская — 320 МВт. То есть суммарно после введения в эксплуатацию Нижне-Бурейской станции мы дойдем до 4 ГВт. по выработке. Это примерно 20-25% от дальневосточной выработки.

Другие станции есть еще на Колыме, на западе Якутии и на Таймыре. Некоторые из них — частные. Но в единой энергетической системе ДФО действуют только амурские станции.

- Какие суммы ежегодно амурские станции перечисляют в качестве налогов?

— С 2-х уже действующих станций — более 3-х миллиардов рублей в бюджеты всех уровней. Нижне-Бурейская будет давать более миллиарда, из них порядка 700-т миллионов в бюджет Амурской области.

- Сколько людей заняты в обслуживании амурских гидростанций?

— На Нижне-Бурейской ГЭС эксплуатационный персонал будет составлять около 50-ти человек. Еще 150 человек будут задействованы в обслуживании инфраструктуры станции.

Более 300-т человек заняты на Бурейской и еще около 200-т — на Зейской. И это мы еще не учитываем людей, которые заняты в сопутствующих службах: транспорт, клининг и подобные — думаю, это количество можно смело, как минимум, удваивать. Все они — квалифицированные и высокооплачиваемые специалисты.

Насколько программы обучения для школьников и студентов актуальны для энергетиков? (в Зее в сентябре прошлого года был запущен первый профильный энерго-класс для 9-классников, а в АмГУ уже несколько десятилетий работает энергетический факультет — прим. автора)

— Очень актуальны. Мы уже готовы открыть энергетический класс в п. Новобурейский и как вы правильно сказали, длительное время поддерживаем тесные отношения с АмГУ: энергофакультет там — самый большой в вузе. Что касается студентов — те, кто сегодня учатся будут гарантированно обеспечены работой, потому что в 90-е произошел разрыв возрастных показателей у энергетиков: у нас либо молодежь до 35-ти лет, либо люди предпенсионного возраста. И этот разрыв важно заполнять очень плавно — молодому специалисту, вышедшему из вуза, сразу найти работу крайне трудно, как и пройти стажировку. По этой причине мы применяем сложную схему совмещения учебы и практики, начиная со школьной скамьи.

А говорить уже о гарантиях для этих студентов в плане трудоустройства можно хотя бы потому, что область сейчас развивается в геометрической прогрессии.

- Но ведь лимит по персоналу даже при строительстве новых станций все равно ограничен...

— Мыслите шире. Энергетики же задействованы не только на ГЭС. Помимо гидро- и теплоэнергетики, в Приамурье сейчас появляется много перерабатывающих сырье предприятий, где используются различные энергоресурсы — здесь молодежь с «энергообразованием» будет востребована как никогда: это газоперерабатывающий завод, газохимический комбинат, газопровод «Сила Сибири», нефтепровод, нефтеперекачивающая станция, Забайкальская железная дорога, БАМ-2, где предусматривается электрификация... Для Дальнего Востока это очень перспективная профессия.

- А сколько людей нужно, чтобы покрыть кадрово-энергетические нужды в этих сферах?

— Около 100 человек в год должны плавно заменять тех, кто уходит на пенсию. Но статистика эта плавающая — многие ведь остаются работать и после выхода на пенсию.

- А есть ли какой-то возраст, когда специалиста-энергетика надо менять?

— Это зависит не от физиологического состояния, а от способности человека обучаться — если энергетик шагает в ногу со времением и успевает обучаться всем современным технологиям (процессу управления. оперативного дежурства, генерации) — он продолжает работать. В таком случае это люди весьма высокой квалификации.

- Говоря про Нижне-Бурейскую станцию — каковы ее характеристики станции, когда будут затапливать ложе и куда пойдет энергия?

— Сейчас мы подходим к завершающей стадии строительства станции. Идет монтаж 2-х агрегатов.

На 85% выполнены бетонные работы — осталось лишь небольшое количество технологических работ. Но та массивная часть, которая должна пропускать воду — уже готова. В середине марта мы произвели затопление котлована, все прошло по плану. Это дало нам возможность очертить будущие перспективы — в ближайшие дни мы перекрываем русло реки, после чего воды Буреи будут направлены в бетонное сооружение и на долгие-долгие годы это будет их путь: либо через гидроагрегаты, либо через водосбросы.

Пуск первого гидроагрегата намечен в 4 квартале 2016-го, параллельно будет заполняться водохранилище, и в 2017-м году станция выйдет на полную мощность — 320 МВт.

Электроэнергия отсюда будет поступать на объекты нефтегазовой отрасли, объекты ВСТО-2, космодром «Восточный», а также, возможно, продаваться нашим соседям — в Китай.

- Не так давно сотрудниками «РусГидро» озвучивалось, что на Нижне-Бурейской станции дело не остановится. Можно ли озвучить перспективы амурской гидроэнергетики и места, где появятся новые ГЭС?

— Планом ГОЭЛРО-2 (названным так по аналогии с Государственным планом электрификации России, разработанным еще в начале ХХ века, — прим. автора), в рамки которого и вписана программа развития энергетики России, подразумевались стротельство ГЭС на р. Селемджа, контррегулятора Зейской ГЭС — Нижне-Зейской станции, и еще 2-х станций на реках Гилюй и Ниман. Поэтому сейчас можно говорить о 4-х перспективных станциях для Приамурья.

- И все они будут построены?

— РусГидро по поручению президента ведет проработку перспектив строительства этих станций. О каких-то решениях можно будет говорить после завершения разработки технико-экономического обоснования. Очень важно понять экономическую эффективность проектов и источники их финансирования.

- А зачем Дальнему Востоку такое большое количество электричества? Инфраструктура и промышленность здесь на очень начальном уровне. Куда девать избыток?

— В первую очередь эти станции рассматриваются как средство борьбы с наводнениями. А выработка дополнительных объемов электроэнергии как раз и позволит развивать и новые предприятия, и инфраструктуру. Вспомним, что в советские времена крупные гидроэлектростанции всегда были драйверами для развития территорий. Кроме того, потенциально возможен и экспорт электроэнергии.

- Что будет, если ГЭС построена, а потребителей на ее продукт (энергию) не найдется?

— Замена той энергии, которая вырабатывается тепловой генерацией. С каждой построенной ГЭС энергетики и диспетчеры чувствуют себя уверенней — система становится более маневренной. Запустить тепловую станцию и остановить ее гораздо дольше, в то время как запустить агрегаты любой ГЭС и начать вырабатывать энергию — вопрос нескольких минут.

Поэтому самым рациональным в таком случае нам видится именно строительство новых гидростанций. Еще один из важнейших аспектов в этом вопросе — противопаводковое значение. Ведь именно Дальний Восток наиболее подвержен затоплениям — вспомните 2013-ый год.

- Тогда ГЭС сдерживали напор...по крайней мере, так говорилось...

— Понимаете, все расчеты и прогнозы по паводкам, даже самые смелые, как показал 2013-ый, оказались лишь примерными. Этот паводок был нехарактерным для Приамурья, даже при том, что в области долгое время уже работали 2 ГЭС и десятилетиями они сглаживали пики наводнений.

Для примера, ни один населенный пункт в 2013-м в Бурейском районе не пострадал, поскольку мы очень оперативно реагировали на подъемы и заранее вхолостую срабатывали воду через водосбросы, таким образом минимизировав воздействие реки на села ниже по течению.

Строительство гидростанций — это еще и вопрос дополнительного контроля за стоком рек, а соответственно и повышения безопасности населения.

- А если бы амурских ГЭС не было?

— В 2013-м году наши станции снизили разрушительную силу паводка на 34-35% — трудно подсчитать более точно, но могу сказать, что однозначно хуже пришлось бы Еврейской автономии и Хабаровскому краю: к ним ведь приходил «накопительный паводок» по Амуру — в него вливались воды не только Зеи и Буреи, но и других крупных рек. Потому Комсомольск и получил свою долю в сентябре, когда Амурская область уже почти пришла в норму. А, представьте, не было бы наших ГЭС: Зея+Бурея+другие реки разом наполняют Амур протяженностью более 2-х тысяч километров, и все это несется на северо-восток...

- Какова стоимость постройки станции и время ее окупаемости?

— Предположительно, время окупаемости — около 13-ти лет — достаточно продолжительный период для коммерческого проекта. Стоимость — порядка 40-ка млрд. рублей. И это мы говорим только про Нижне-Бурейскую станцию, которая считается средней. Если строить станцию уровня Зейской, либо Бурейской, сумма будет под 200 млрд. — все они строились еще в советский период и сегодня резко изменилась структура формирования цены. Сегодня ежегодно повышается производительность труда и техники, но делается это за счет новых технологий, которые дешевыми ну никак не назовешь.

При этом, в среднем, если переводить на мировые тенденции и в долларовый эквивалент, строительство ГЭС в России очень привлекательно.

- А какова стоимость одного гидроагрегата?

— У нас на старте проекта 4 гидроагрегата стоили более 3-х млрд. рублей. В период проведения торгов нам удалось значительно снизить эту сумму, поскольку была большая конкуренция — вышли 7 компаний: французские, немецкие, китайские, которые были готовы поставлять эти агрегаты. Но победила наша российская компания «Силовые машины», которая и поставляет, и монтирует оборудование.

Точную стоимость одного изделия я бы называть не стал, но, еще раз отмечу, что на уровне относительно дешевых (по мировым мерам) китайских турбин, наша отечественная продукция выглядит весьма привлекательно: и по стоимости, и по надежности.

Я считаю, что мы правильно сделали, что не повелись на дешевизну зарубежной техники и остались верны долголетнему сотрудничеству с этим российским производителем.

- Почему при копеечной стоимости киловатта для Китая (порядка 2,70 рубля — прим. автора), жители Приамурья платят за него 3,37 рубля?

— После выработки со станции электроэнергия продается на оптовом рынке и в Китай уходит по цене в 2 раза выше, чем на российский рынок. Это я говорю про опт. В розницу (потребителям) энергия доходит через сетевые компании, которые несут свои затраты на постройку, содержание и эксплуатацию своих сетей. Так и рождается конечная цена.

- Про плюсы ГЭС поговорили, а что касается вреда? Меняют ли гидростанции климат?

— Водохранилище может повлиять на территорию максимум в 1,5-2 км. Все остальное — влияние незамерзающего пятна реки — если раньше Бурея с ноября по мая была скована льдами, теперь она практически не замерзает. Повышенная влажность и увеличение температуры на 1-2 градуса только положительно влияет на бонитет растений — у нас даже появились виды, которых тут отродясь не было — например, кишмиш, который ко всему прочему начал очень хорошо плодоносить.

Если же говорить о более масштабном влиянии, нужно общую площадь Приамурья и поделить на общую площадь всех амурских водохранилищ, получится менее одного процента. Это все равно что взять чайную ложку с водой, занести в квартиру и рассуждать о влиянии на влажность в помещении.