Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

На чем стоит Камчатка

«Рыбная, пищевая и горнодобывающая промышленность – это наша основа»

О «трех китах» экономики Камчатки, об инновационных удобрениях из рыбьих отходов и почему в Москве практически нет камчаткой икры – EastRussia рассказала врио заместителя председателя правительства Камчатского края Марина Суббота.

На чем стоит Камчатка

- Марина Анатольевна, Камчатка имеет дотационный бюджет, это не секрет. Как вы работаете над тем, чтобы увеличить долю собственных средств?

- Да, если общий бюджет региона где-то 50 млрд рублей, то собственных доходов в нем около 20. Мы стремимся увеличить долю собственных поступлений в бюджет, но пока это происходит не так быстро, как бы нам хотелось.

Рыбная, пищевая и горнодобывающая промышленность – это наша основа.

Рыбная отрасль приносит существенный объем налоговых поступлений в бюджет и уже несколько лет является лидирующей по добыче рыбы в стране (Камчатка добывает более 20% рыбы). Благодаря инвестициям в рыбную отрасль эта тенденция будет сохраняться. Мы очень много построили современных рыбоперерабатывающих заводов, вложив в них за последние три года более 10 млрд рублей. Это все частные инвестиции. Поддержка отрасли осуществляется только субсидированием процентной ставки – и это важно.

До недавнего времени много рыбы уходило у нас за рубеж, но из-за сегодняшней ситуации с импортозамещением мы готовы поставлять рыбу в европейскую часть страны, в том числе по Северному морскому пути. У нас уже были такие опыты, когда мы отправляли пароходы, и рыба спокойно доходила до Мурманска и дальше попадала в нашу европейскую часть.

Помимо этого, мы работаем с предпринимателями, чтобы открыть магазины в Москве и области. Мы стремимся к тому, чтобы у нас были отдельные магазины с нашим брендом, потому что очень трудно донести до покупателя разницу и добиться узнаваемости, когда на прилавке представлена вся рыбопродукция, в том числе искусственно выращенная.

Кроме того, мы готовы вывести на отечественный рынок нашу минеральную воду. Бывая в столице, я не нашла такой, как наша «Малкинская» (это не мой патриотизм). Мы готовы предложить колбасные изделия и кондитерские изделия – например, «Птичье молоко», «Голубое озеро», «Метеорит» Камчатского пищекомбината.

- В Москве около некоторых станций метро есть небольшие магазинчики, где продают сахалинскую икру и морепродукты. Будете ли вы перенимать опыт соседей и создавать в столице специализированные сети?

- Пока в Москве специализированных магазинов, где бы продавалась камчатская икра, нет. В прошлом году на ярмарке «Золотая осень» в Москве мы увидели вывеску «Камчатская икра». Подошли - лежит белорыбица, совершенно не наша, икра тоже. Лишь в одном месте икра оказалась камчатской. Поэтому с уверенностью сказать, насколько то, что продается в столице, имеет отношение к Камчатке, я не могу. Организованной торговлей мы еще не зашли, лишь с кое-какими сетевыми магазинами договорились о поставках. Но доля все равно очень маленькая.

- Как развиваются горнодобывающая и обрабатывающая отрасли?

- Даже при кризисе в экономике страны в целом эти направления показывают темпы роста. На Камчатке, помимо ТОРа, формируются инвестиционные проекты. По этой линии мы заявили четыре проекта. Инвестпроект по добыче золота на Озерновском месторождении стал первым камчатским проектом, получившим господдержку на развитие инфраструктуры. Еще один значимый для развития горной промышленности Камчатки проект – «Строительство ГОК «Аметистовый».

Проект строительства ГОК на золоторудном месторождении «Бараньевское» проходит стадию проектной документации. Почему мы заявляемся в Минвостокразвития? У нас сложности в регионе с инфраструктурой - это дороги и электроэнергия. Каждый из этих проектов получит поддержку на строительство, например, или дороги, или линии электропередачи. Это для нас очень важно, так как создание инфраструктуры стимулирует не только экономический рост, но влияет на развитие близлежащих поселков.

- Проект «Сокоч» - только животноводческий комплекс или пищевая промышленность?

- Сегодня на Камчатке как таковой непереработанной продукции в сельском хозяйстве очень мало. Предприятия имеют свои заводы по переработке. Поэтому это вторая отрасль, которая в прошлом году у нас дала 11% роста, и на сегодняшний день к уровню прошлого года она тоже 10% плюсует. Это серьезные темпы, тем более если считать, что в стране кризис. Поэтому отрасль тоже признана приоритетной. Мы говорим не только об импортозамещении, но и об обеспечении Камчатки собственным продовольствием. На данный момент мы сами производим 30% молока, 12-13% мяса, 70-80% яйца и практически полностью обеспечиваем себя картофелем и овощами (разница только на раннюю продукцию).

Сейчас у нас в Сокоче построена первая очередь агрофермы «Сокоч» В дальнейшем там будет воспроизводство свиней, а в поселке Лесном выделена земля под строительство животноводческого комплекса на 36 тыс. голов. У нас завезена канадская порода свиней. Мы их переправляли самолетом из Канады.

В числе важных для Камчатки проектов - реконструкция бройлерной птицефабрики в Елизовском районе. Практически 8,5 тыс. тонн мяса птицы – потребление на Камчатке. Бройлерная птицефабрика - тот проект, который обеспечит 5 тыс.тонн.

Нельзя не сказать о тепличном хозяйстве. Сегодня на Камчатке нет организованного крупного промышленного тепличного хозяйства, а только частные. И первые проекты у нас появятся в рамках территории опережающего развития (ТОР) «Камчатка». Это агропромышленный парк «Зеленовские озерки», где мы планируем возвести два тепличных комплекса, уже есть инвесторы. Выделена земля под строительство тепличного комплекса на 5 га в районе Вулканного. Везти огурцы и помидоры дорого, тем более, что мы сами можем выращивать овощи. Это достаточно перспективное направление. До введения эмбарго на Камчатке были испанские овощи, сейчас много китайских. Но мы уверены, что наше качество будет выше.

- Как вы собираетесь добиться высокой урожайности? Одни термальные воды вряд ли помогут…

- В развитии сельского хозяйства мы задействовали еще и науку. Фирма «Биотехнология» разработала инновационное удобрение из рыбных отходов, пытается получить документы на изобретение. Предприятие уже построило небольшую теплицу, выращивает салаты, овощи и грибы. Сейчас действие этих удобрений исследуется на кормовых культурах в Камчатских условиях. Мы завозим твердые удобрения из центральной части страны, где развито химпроизводство. Понятно, что транспортные расходы не очень комфортно отражаются на стоимости удобрений (нам приходится их субсидировать) и последующей продукции.

Наше удобрение – органическое и по составу соответствует комплексным добавкам. Оно также может использоваться как гидропоника в теплицах для выращивания овощей. Первые салаты в горшочках, огурцы и помидоры подтверждают эффективность. Кроме того, производство нового удобрения решит экологическую проблему: из рыбных отходов в крае, конечно, готовят рыбную муку на комбикорм, но часть все равно идет на утилизацию. А здесь получится практически безотходное производство.

- Где планируется реализовывать местную продукцию?

- Помимо продажи в супермаркетах, мы работаем над созданием сети магазинов местных товаропроизводителей. Это инициатива бизнеса – создавать площадки для реализации своей продукции. В таких магазинах гораздо ниже цены, потому что поставки идут без посредников. Плюс мы берем на себя часть арендной платы. Ну и, соответственно, за счет этого диктуем производителям условие, чтобы продукция была процентов на 20 точно ниже, чем в других магазинах. Сегодня в этом проекте участвуют рыбоперерабатывающие и сельскохозяйственные предприятия, фермеры крупные заходят. По такой схеме у нас уже работает четыре магазина в городе, ведем переговоры об открытии магазина в Елизово. Эти точки с натуральной продукцией пользуются популярностью, поэтому проблем с реализацией товара у нас нет. Мы даже думаем о переходе на другой формат – о создании супермаркетов местной продукции.

- Вы рассказали о животноводстве и овощеводстве. А как представлена молочная отрасль в крае?

- Молоко у нас натуральное. Совхоз «Заречный» в прошлом году построил новый завод, где выпускает в современных «тетрапаках» кефир, ацидофилин, ряженку. Продукция, конечно, не хранится месяц, потому что без добавок.

Новый завод у нас построен и в Мильковском районе. В Быстринском и Усть-Камчатском районах - небольшие модульные комплексы по переработке. База создана, мы работаем над реконструкцией животноводческих помещений. В черте города находится бывший совхоз «Петропавловский» (мы его так с советских времен называем), сейчас кооператив «Заозерный» - у него кооперация с городским молокозаводом: на молокозаводе устанавливается современное оборудование, чтобы перерабатывать продукцию животноводческого комплекса. А животноводческий комплекс реконструирован, как говорится, «по последнему слову»: установлены роботы, будет осуществляться беспривязное содержание коров.

- По итогам Национального рейтинга состояния инвестиционного климата в субъектах Российской Федерации в 2015 году, который был подготовлен Агентством стратегических инициатив совместно с ведущими деловыми объединениями, Камчатский край оказался первым по Дальнему Востоку и 32-ым по стране. Стали ли для вас такие позиции неожиданностью?

- Безусловно. Но нам приятно, что бизнес оценил наши усилия по созданию инвестиционного климата в регионе. На сегодняшний день бума инвестиций в абсолютных цифрах не случилось. Мы больше работали над законодательством о налоговых льготах, вводили оценку регулирующего воздействия, все нормативные акты мы обсуждаем вместе с бизнесом. При том, что мы регион дотационный, нам это сложно делать.

- Каким же образом привлечь в край инвестиции?

- Инвестиции в один день не зайдут в край, тем более при нашем жестком ограничении в инфраструктуре. Когда мы обсуждали туристско-рекреационную площадку по Паратунке, то главная проблема заключалась в воде, так как нынешний водовод на пределе, и нужно строительство нового с Верхнепаратунских источников. Наконец, принято решение, что эта инфраструктура будет строиться - и у нас появилась еще куча резидентов, желающих рядом создавать проекты. Поэтому ожидания во многом связаны со снятием инфраструктурных ограничений.

Если говорить о горнорудной промышленности, то на территории края много еще не подтвержденных запасов месторождений. Инвестиции в отрасль идут. А это крупные проекты, в том числе и по созданию рабочих мест.

В сельском хозяйстве мощные, в плане стоимостном, тепличные комплексы. Но мы не чураемся и мелких проектов, и реконструкции делаем поэтапные – это же тоже инвестиции. Поэтому я думаю, что, наверное, ощутимый рост по инвестициям начнется у нас со следующего года.

В последние годы объем инвестиций у нас снижался. Но уже в этом году за полугодие мы получили рост более 8%.

Мы и прежде большое внимание уделяли инфраструктуре, строили взлетную полосу, газопровод, мосты. Это та артерия, которая дает жизнь нашим регионам. Сегодня, пожалуйста, открыто нормальное сообщение, доступное в любое время года, с Усть-Камчатским - это тот район, где у нас очень много рыбных предприятий.

Большие надежды мы связываем с территорией опережающего развития, в рамках которой будет построена инфраструктура, а инвесторам предоставлены льготы. ТОР «Камчатка», состоящий из нескольких площадок, единственный ТОР такого плана на Дальнем Востоке.

- Вы назвали ТОР «Камчатка», четыре инвестиционных проекта. Понятно, что российские компании становятся участниками многих проектов. Иностранные инвесторы проявляют интерес к площадкам?

- В прошлом году проводили Инвестиционный форум на Камчатке, и я все время вспоминаю одного японца, который сказал: «Я очень много слышал про Камчатку. Ее надо видеть. Вы должны привозить сюда людей, должны привозить иностранцев и показывать им ее. Действительно, впечатление совершенно другое».

Например, к нам приезжали индийцы, им интересен уголь. Корпорация развития Камчатского края сейчас с ними работает.

У нас очень много связей с китайцами. Они несколько лет посещают нашу «Золотую осень», мы у них были на российско-китайском ЭКСПО в прошлом году. И в этом году у нас очень много делегаций из Китая, которые в том числе рассматривают площадки и в порту, и в ТОР «Камчатка».

С корейцами у Камчатки заключено соглашение (у нас и у Приморья), они проводят анализ нашей экономики и дадут нам рекомендации, как преподносить ее бизнесменам Кореи, так как они лучше понимают своих инвесторов.

У японцев в силу охлажденных отношений немножко, так скажем, дело «застопорилось». Но пару лет назад интерес их бизнеса к нам был большой.

И в Амурской области, и в Приморье много инвесторов-иностранцев, но там свободной земли практически не осталось. А мы долго оставались закрытым регионом, и поэтому теперь, я думаю, мы самая перспективная площадка при том внимании, которое государство уделяет Дальнему Востоку.

- Хватит ли трудовых ресурсов, чтобы воплотить в жизнь масштабные проекты?

- Специалистов придется привлекать и готовить. Несмотря на все экономические кризисы, показатели на рынке труда у нас стабильные, уровень безработицы низкий. Мы работаем над привлечением специалистов: в рамках госпрограммы существует поддержка по приобретению жилья, какие-то подъемные. Так, в прошлом году к нам приехало более 80 врачей. Плюс идет строительство крупной краевой больницы, она тоже потребует высококвалифицированных специалистов.

Сейчас мы говорим о подготовке кадров для экономики в целом. Безусловно, наши местные техникумы и вузы - Технический университет - готовят профессионалов. Но их не хватает.

На Петербургском экономическом форуме я встречалась с первым проректором Политехнического университета Санкт-Петербурга. Мы обсудили несколько вариантов сотрудничества. Можно найти в Ленинградской области уже готовые кадры, привлекать студентов на практику или заключать с выпускниками договора, предложив им нормальные условия, а можно, понимая, что проект запустится приблизительно через 3-4-5 лет, производить целевой набор в вуз, и этот механизм государство готово поддержать. К образовательной программе мы подтягиваем предпринимателей. У нас создано «одно окно», куда любой инициатор с бизнес-планом может заявиться. Когда мы пускаем этот проект в работу, то видим, сколько и какие кадры ему нужны. Если это реальный проект, то бизнесмен «растит» кадры для себя. Здесь целевой набор играет определенную роль, а предприниматель обеспечивает практику и, может быть, даже проезд оплачивает. Доступность перелета должна быть. Это один из факторов, который мешает привлечению специалистов из других регионов.

Очень много выпускников в разных частях страны, которые работают не по специальности. И если сегодня на Камчатке будут современные производства и социальные гарантии, то к нам поедут. Камчатка уже другая: те, кто здесь не был лет десять, приезжают и удивляются.