Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

На гребне «зеленой» волны ESG

Сессия ВЭФ-2021, посвященная ESG – Environmental, Social, and Corporate Governance (ESG) – экологическому, социальному и корпоративному управлению, стала одной из самых полемичных и знаковых на шестом Восточном экономическом форуме

ESG подразумевает ведение бизнеса на принципах экологической, социальной и корпоративной ответственности. Как наличие или отсутствие ESG может сказаться на жизни обычного гражданина? Чем может аукнуться игнорирование этих принципов бизнесу и государству? Не очередная ли это модная концепция, которая нужна лишь для того, чтобы «кормить» своих апологетов? Участники сессии Сбера «Готова ли Россия к глобальной ESG- трансформации?» искали ответы и на эти вопросы. Модерировал встречу первый заместитель Председателя Правления Сбербанка Александр Ведяхин. Тон дискуссии задал президент, Председатель Правления Сбербанка Герман Греф, его собеседниками стали: министр экономического развития РФ Максим Решетников, заместитель Министра энергетики РФ Павел Сорокин, специальный представитель Президента РФ по связям с международными организациями для достижения целей устойчивого развития Анатолий Чубайс, Председатель Правления, генеральный директор ПАО «Газпром нефть» Александр Дюков, генеральный директор ООО «Сибирская генерирующая компания» и АО «СУЭК» Степан Солженицын.

На гребне «зеленой» волны ESG
Фото: Сергей Коньков, фонд Росконгресс

Еще лет 20 назад проблемы изменения климата казались большинству обывателей и предпринимателей надуманным. Сейчас споры большей частью утихли: климат меняется, делает он это быстро, а изменения заметны не только по новостям из других частей света. В России они происходят даже стремительнее, чем в прочем мире. Температура в нашей стране растет в среднем на 0,5 градусов каждые 10 лет. Что делать? Опять этот вопрос! Но в этом случае ответ есть – в первую очередь надо уменьшить объемы выброса углекислого газа - СО2, который образуется при сжигании углеродных типов топлива.

Придерживаться различных вариаций ESG европейские компании из разных отраслей начали еще в 70-х прошлого столетия, но сейчас принципы ESG общемировой тренд. Без соответствия требованиям ESG невозможен позитивный имидж. Инвесторы уделяют следованию принципам ESG не меньше внимания, чем порядку в финотчетности. При этом Западе уже начали решать проблему с выбросами CO2 кардинально - сразу 64 государства приняли резолюцию о достижении углеродной нейтральности уже к 2050 году. При этом и потребление неэкологического топлива должно радикально уменьшиться, практически свестись к нулю. Следование ESG – одно из направлений, ведущих к этой цели. 

А что Россия? В качестве исходного посыла Герман Греф привел самый радикальный сценарий – всего их три и разработаны они были в том числе с участием искусственного интеллекта.

- Для достижения общемировой углеродной нейтральности необходимо будет проинвестировать 140 триллионов долларов. Что такое энергопереход для мира? Он коснется не только энергетики и отраслей с высоким углеродным следом, но повлияет на каждого человека. Мы должны будем быстрее внедрять все, что связано с экономией ресурсов, должны будем поменять свое поведение. Энергопереход приведет к кардинальным последствиям для энергетического экспорта России. Цифры уже верифицированы: согласно наиболее радикальному для нашей страны сценарию, 72% падения производства нефте- и газового конденсата, 52% - газа, и 90% - угля к 2050 году. Рынок поверил в ESG-трансформацию. Акции компаний, которые идут в решение этой проблемы и реально начинают заниматься сокращением выбросов, растут. Регуляторы, макроэкономические власти, правительства государств заняты созданием стимулов, и рынок начал это испытывать на себе. ESG выходит на первый план и оказывает драматическое воздействие на экономику и экономическую доходность. Эти изменения уже происходят. Это та тема, которую нужно серьезно начинать обсуждать, - сказал Герман Греф. Избежать радикального сценария можно, если уже сейчас начать трансформацию компаний и производств.

В России к планам европейцев достичь углеродной нейтральности через тридцать лет относятся скептически. По словам участвовавшего в сессии министра экономического развития Максима Решетникова, пока непонятно, с помощью каких мер будут достигаться эти показатели, откуда будут брать инвестиции для всех экологических программ. Он добавил, что в европейских кулуарах даже звучат высказывания: мол, мы просто взяли на себя смелось принять такое решение, но конкретных мер, источников финансирования и расчетов пока нет.

- У нас тоже есть активные компании, которые призывают правительство вырабатывать экологические меры. Очень помогает Сбер. Но вопросов тоже много. Наши северные порты: для них придется искать другие грузы, развивать и менять транспортную стратегию. Безуглеродная металлургия будет на 20-40% дороже обычной. Потребители готовы за это платить? Вырастет мировая инфляция. Так что от чисто климатической повестки нужно переходить к прагматизму и предметному разговору с населением, - добавил министр.

- У нас есть последний доклад ООН по изменениям климата, и там генсек ООН Антониу Гутерриш отметил – эти данные должны стать похоронным звоном для всей угольной и нефтегазовой промышленности. И нам придется сделать два маневра: перейти на иные способы переработки ресурсов и диверсифицировать производство. Нефтехимия, например, может создать более экологичное топливо, - парировл Герман Греф. – И тогда, конечно, цифры могут быть иные.

Однако участвовавший в сессии глава крупнейшей в России угольной компании АО «СУЭК» Степан Солженицын заметил, что экология – это действительно важно. Более того, в его компании реализуют множество экологических и социальных программ, а якобы новая ESG- трансформация – не более чем европейский тренд, а в России нужно решать собственные проблемы.

- Я очень хочу, чтобы отчет был похоронным звоном по другой теме. Сейчас получается, что мы берем европейский взгляд на этот вопрос. Но им, в Европе, дела нет до экологии и рабочих мест в нашей стране. Они еще в 70-90-х решали совсем другие проблемы: чистый воздух и вода, экология, грамотное обращение с отходами. А мы и этого не решили, и сейчас забыли про 95% нашей, действительно актуальной повестки и начнем заниматься климатом, - считает Степан Солженицын. – Но надо думать, что народу важне – чтобы воздух был чистый или очень красивая солнечная станция рядом. Поэтому у нас стоит задача – не декарбонизация, а чистый воздух. Попросту золу и пыль убрать из воздуха. А моногорода, за которые мы также несем ответственность? Нужна диверсификация в этих местах. Вот и получается, что или мы как страна потратим ресурсы, чтобы решать свои проблемы, или чтобы бороться с тем, чего от нас хотят другие?

С ним не согласился специальный представитель президента России по связям с международными организациями для достижения целей устойчивого развития Анатолий Чубайс. Он тут же вспомнил о том, что и Китай – главный покупатель угля, в том числе у «СУЭК» - тоже объявил углеродную нейтральность. Но главе угольной корпорации нашлось, чем парировать: мол, это не сразу, а до 2030 года планы на поставки угля есть, да еще и с ростом объемов.

«Подслушивал» дискуссию искусственный интеллект от Сбера. Сначала, в первой части сессии, он составил список из самых частых рисков, которые несет ESG-стратегия для России. Сам список по наибольшей опасности с помощью голосования проранжировали гости. Самым опасным большинство признало сокращение занятости и доходов населения. Следом пошли падение экспортной выручки, потеря конкурентоспособности экономики, потеря доходов бюджетов. Причем, традиционные угледобывающие регионы Дальнего Востока в этом пункте оказались в особой зоне риска. Также искусственный интеллект отметил проблемы моногородов и транспортной инфраструктуры, недостаточные инвестиции в нефтяной сектор.

Глядя на такие перспективы, гости форума не могли не поговорить о том, что же делать с таким набором не радужных перспектив. Как отметил Герман Греф, нужно меняться. И даже такие крупные, казалось бы, потери могут стать возможностями.

Тут же искусственный интеллект определил в дискуссии главные возможности, которые предложили спикеры. На первое место в его списке участники сессии поставили развитие возобновляемых источников энергии. Следом оказалось возможность по повышению энергоэффективности экономики, диверсификация производства и бизнеса, увеличение поглощающей способности лесов. Замкнули рейтинг предложения по развитию технологий улавливания и хранения углерода и создание системы учета и торговли выбросами. А Герман Греф предложил еще один вариант, который помог бы все это привести в работающую и реально выполнимую для каждой компании систему.

- Чтобы работать эффективнее, разрабатывать нормативно-правовые акты совместно с правительством, выступать с собственными инициативами, я предлагаю предпринимателям создать альянс. Первую конференцию можно было бы собрать уже в октябре. Думаю, найдутся компании, готовые работать в этом направлении и поддерживать новые, актуальные тренды. Они смогут поучаствовать в разработке климатической стратегии изнутри, договариваться и строить планы на перспективу, которая, в то же время, согласовывалась бы с энергетической стратегией государства.

24 сентября: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайджест региональных событий и свежая статистика