Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

На пороге оловянного ренессанса?

Леонид Хазанов о перспективах развития оловодобычи на Дальнем Востоке

На пороге оловянного ренессанса?
Фото: newtimes.ru
Запасы олова в недрах России превышают 2 млн. тонн и сконцентрированы они за пределами Урала – в пределах Иркутской и Магаданской областей, Забайкальского, Хабаровского и Приморского краев, Республики Якутия и Чукотского автономного округа (исключение - Республика Карелии, но запасы олова здесь незначительны). Подобная асимметрия объясняется особенностями образования месторождений олова, вследствие чего они локализованы в шести металлогенических провинциях - Байкальской, Забайкальской, Яно-Индигирской, Хингано-Охотской, Сихотэ-Алиньской и Чукотской.
Крупнейшей из них является Яно-Индигирская провинция: в ней находится свыше 30% запасов олова от их общего объема в нашей стране Ее ключевой объект - Депутатское месторождение, на долю которого приходится 75% всех запасов Яно-Индигирской провинции, остальные 25% залегают в россыпях.
За ней следуют Хингано-Охотская и Сихотэ-Алиньская провинции: каждая из них содержит примерно 20% запасов олова в России. Главным месторождением Хингано-Охотской провинции служит Правоурмийское, для Сихотэ-Алиньской - Тигриное.

Байкальская, Забайкальская и Чукотская провинции занимают подчиненное положение. В Забайкальской провинции следует отметить уникальное Шерловогорское месторождение, в Чукотской - Пыркакайский рудный узел.

Стоит отметить, что до 19 века в России добыча оловянного сырья не велась, поэтому металл завозился из-за рубежа - Богемии, Германии, Великобритании. Ситуация немного изменилась в 1811 г., когда в Забайкалье было обнаружено Ононское месторождение (правда, открыто оно было на месте древних разработок). Чуть позднее было выявлено Питкярантское месторождение в Карелии. Однако добыча в Забайкалье и Карелии не могла покрыть всех потребностей России в олове, и оно по-прежнему импортировалось.

Лишь в 1930-х гг. в СССР разворачиваются масштабные поисковые работы на олово, приведшие к обнаружению месторождений в Приморье, Якутии и на Колыме. Поскольку они находились в труднодоступных районах, то их освоение велось силами Главного управления строительства Дальнего Востока НКВД СССР (печально известного Дальстроя). Фактически вскрышные и добычные работы осуществлялись заключенными без каких-либо средств механизации.

Во время Великой Отечественной войны и после нее разработка месторождений олова активизировалась. Был создан ряд крупных ГОКов - Хинганский, Хрустальненский, Депутатский, Солнечный, Певекский и т.д. и несколько десятков рудников, позволивших вывести Советский Союз в число лидеров на мировом рынке олова. Но монопольным потребителем их продукции было единственное в СССР предприятие по производству рафинированного олова - Новосибирский оловянный комбинат (НОК).

Несмотря на интенсивное развитие оловянной отрасли в нашей стране ее ахиллесовой пятой была минерально-сырьевая база. Безусловно, усилиями советских геологов было открыто много месторождений и проявлений, содержание же олова в них было существенно ниже, чем в зарубежных. К тому же руды зачастую относились к категории труднообогатимых и для их переработки требовались длинными и затратные технологические цепочки, сами месторождения отличались сложными горно-геологическими условиями.

Распад Советского Союза в 1991 г. привел к катастрофическим последствиям: стали разрушаться сложившиеся за десятилетия хозяйственные связи, резко поднялись внутренние цены на энергоресурсы. Вдобавок произошел глобальный экономический кризис, вызвавший сокращение спроса и снижение мировых цен на олово. Все это в сочетании с удаленностью ГОКов и рудников от НОКа, слабой логистической инфраструктурой и нерациональными схемами транспортировки, высокими процентными ставками по кредитам коммерческих банков, низкими концентрациями металла в рудах сделало горнодобывающие предприятия убыточные. В итоге в 1990-х гг. им пришлось отрабатывать лишь богатые залежи, оставляя в недрах бедные руды.

Тем не менее, выборочная отработка не могла решить проблем, и процесс остановки производства на ГОКах и рудниках пошел быстрыми темпами. За сравнительно короткий промежуток времени, 15 лет, прекратили функционирование Певекский, Иультинский, Хинганский, Шерловогорский, Хрустальненский, Дукатский ГОКи. Дольше всех продержались Солнечный ГОК и Правоурмийский рудник, но и они в конце концов встали. Одновременно шел процесс сокращения выпуска на НОКе.

Впрочем, спрос на олово на отечественном рынке не исчез. Из металлургических предприятий крупным потребителем олова является Магнитогорский металлургический комбинат, изготавливающий белую жесть. Кроме того, олово востребовано в производстве листового флоат-стекла, из которого делают зеркала, стеклопакеты и др. (оно имеет отличную гладкость в сочетании с отсутствием оптических дефектов). Поэтому спад выпуска олова в России компенсировался его возросшим импортом.

Подвижки в сторону восстановления оловянной отрасли начались в 2011 г., когда была принята поправка в Налоговый кодекс России, обнулявшая ставку налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для кондиционных руд олова на территории Дальневосточного федерального округа на период с 1 января 2013 по 31 декабря 2017 г.

В 2012 г. инвестиционная группа «Русские фонды» создала компанию «Русолово» (сейчас инкопорирована в холдинг «Селигдар», подконтрольный «Русским фондам), предназначенную для эксплуатации оловорудных месторождений в Хабаровском крае – Правоурмийского, Фестивального и Перевального. В 2015 г. она закончила обновление обогатительной фабрики на Правоурмийском месторождении, в 2016 г. после восстановления запустила Солнечную обогатительную фабрику. Плюс «Русолово» модернизировало транспортную схему рудника «Молодёжный» на Фестивальном месторождении. Как следствие, выпуск олова в концентрате увеличился – в 2016 г. «Русолово» произвело 627 тонн, план на 2017 г. – 1 тыс. тонн, на 2018 г. - 1,5 тыс. тонн. Часть продукции продается в России, часть – международным сырьевым трейдерам NobleGroup, Traxys, Trafigura.

В августе 2016 г. интерес к олову проявила государственная корпорация «Ростех». Ее внимание привлекло россыпное месторождение Ручей Тирехтях (лицензия принадлежит фирме «Янолово») с запасами около 70 тыс. тонн олова. Между тем, разработка Ручья Тирехтях явно будет не легкой, как может показаться на первый взгляд. Месторождение расположено в довольно удаленном районе Якутии, плюс понадобится обустройство с нуля всей необходимой производственной и вспомогательной инфраструктуры, для чего надо будет доставлять стройматериалы и энергоресурсы либо автотранспортом, либо с помощью вертолетов (в обоих случаях это будет стоить недешево). В принципе можно было бы рассмотреть возможности использования мощностей Депутатского ГОКа, но он расположен примерно в 60 км от Ручья Тирехтях, и к тому же нет точной информации, в каком состоянии его оборудование, если оно вообще имеется.

Создавать же производство чистого металла в данном районе Якутии в нынешних условиях представляется экономически невыгодным, поскольку оно может оказаться весьма затратным. Тем не менее, оловянный концентрат с Ручья Тирехтях может оказаться востребованным как на рынке России, так и за ее пределами: его можно отправлять на Новосибирский обрабатывающий завод (НОЗ, сформирован на базе НОКа), либо в адрес потребителей в Китае, закупающих концентраты едва ли не во всех оловодобывающих странах. К тому же, с января нынешнего года олово дорожает и в настоящее время цена на него LME находится выше $20 тыс. за 1 тонну.

Инвестиционная компания Millhouse Capital, наоборот, отказалась от проекта освоения на Чукотке Пыркакайского узла, имеющего запасы в 228,5 тыс. тонн олова. Будучи открытым в 1937 г., он до сих пор остается неразработанным. Причина кроется в его труднодоступности и низких концентрациях олова, хотя руды Пыркакайского узла легкообогатимы. Не удалось Millhouse привлечь в качестве партнера китайскую Yunnan Tin Group, считающейся крупнейшим продуцентом олова на планете.

В перспективе же можно прогнозировать развитие добычи оловянного сырья в России. Правда, похоже, пока его единственным «добытчиком» будет «Русолово», тогда как производителем рафинированного олова - НОЗ. «Русолово» рассчитывает построить полноценный ГОК на Правоурмийском месторождении и если нулевая ставка НДПИ будет продлена, то это будет хорошим подспорьем для данного проекта.
Соответственно, будущее же любых проектов вовлечения в эксплуатацию оловянных месторождений Дальнего Востока будет зависеть от комплекса факторов, начиная с динамики цен наLME, налоговыми и иными льготами в регионах, и закачивая уровнем спроса на металл в России и за ее пределами. И если они будут позитивными, то оловянный ренессанс неизбежен.