Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

На защите редких кошек

Нацпарки России и Китая договорились вместе охранять дальневосточного леопарда и амурского тигра

Создание трансграничного резервата «Земля больших кошек», который объединит два национальных парка, обсуждают Россия и Китай. Около 20 тыс. кв. км почти нетронутых лесов, защищенных двумя государствами, могут стать толчком к росту популяции редчайших дальневосточного леопарда и амурского тигра. Также это позволит ученым объединиться и вместе изучать хищников. Уже есть предварительные договоренности, готовы документы, инициаторы проекта ждут решения на уровне глав государств.

На защите редких кошек
Фото: pixabay.com

От идеи до реализации

Идея создать трансграничный резерват на границе Приморского края и КНР появилась еще в 2004 году. Тогда российские ученые подготовили первое обоснование, через шесть лет, в 2011-м, его поддержало руководство страны, но Китай отклонил предложение. Возможно, причиной стало то, что страна была не готова к реализации таких масштабных природоохранных проектов и не обладала обширной местностью особо охраняемых территорий.

В 2012 году на юго-западе Приморского края Россия создала национальный парк «Земля леопарда», и популяция дальневосточного леопарда от 30 особей за несколько лет увеличивается почти до 100. В 2017 году уже Китай создал «Северо-Восточный национальный парк тигра и леопарда», включающий приграничные земли. Протяженность общих границ особо охраняемых территорий теперь стала насчитывать более 260 км — появился повод заговорить с Китаем о резервате на более высоком уровне.

В конце февраля 2019 года российский и китайский нацпарки заключили меморандум о взаимопонимании, где стороны договорились о совместной работе по сохранению редчайших кошек. Они решили вместе охранять и изучать тигров и леопардов, сотрудничать в сфере туризма и экопросвещения. Встреча проходила по приглашению китайской стороны в Чанчуне. Позже в Китае дирекции заповедников договорилась работать по повышению статуса заповедных территорий на высоком правительственном уровне.

Уже в июле Кремль выступил с заявлением о том, что по итогам встречи председателя Китая Си Цзиньпина и президента России Владимира Путина стороны договорились углублять сотрудничество в природоохранных зонах, в особенности по вопросам сохранения популяции амурских тигров и дальневосточных леопардов в трансграничных заповедниках. Для защиты редких кошек страны будут совместно проводить мониторинг и патрулирование, создавать вдоль российско-китайской границы природные коридоры для их свободной миграции”.

Министр природных ресурсов Дмитрий Кобылкин, встречаясь с министром природных ресурсов КНР Лу Хао, предложил вернуться к рассмотрению вопроса о подписании межправительственного соглашения по созданию трансграничного резервата «Земля больших кошек».

«Эта работа будет способствовать сохранению и восстановлению уникальных популяций амурского тигра и дальневосточного леопарда, биологического разнообразия экосистемы Восточно-Маньчжурских гор, развитию экологического туризма, просвещения», — отметил Дмитрий Кобылкин.

По словам одного из авторов идеи — заслуженного эколога России, заместителя директора по науке нацпарка «Земля леопарда» Юрия Дармана, у российских ученых проект трансграничного резервата уже готов, не хватает только волевого решения глав государств.

«Проект запущен, на нашем уровне пройдены все согласования, подготовлены документы, которые мы готовы передать в министерство иностранных дел для передачи китайской стороне», — сообщил Юрий Дарман.

 

Большие кошки без загранпаспорта

К 2000-х годам на китайской стороне в дикой природе практически не оставалось леопардов и фиксировалось только несколько тигров. Амурский тигр жил у них только на так называемых тигриных фермах, где животных использовали для добычи дериватов, которые применяют в традиционной медицине. После того, как в Приморье появился нацпарк «Земля леопарда», популяция редких диких кошек стала увеличиваться, звери начали переходить на приграничные китайские территории. В КНР поняли, что это их единственный шанс — вернуть дикую популяцию тигра, а с ней и дальневосточного леопарда. Осознав проблему, китайцы всерьез решили сохранять диких кошек и создали пилотный национальный парк с территорией более 1,46 млн га, тогда как российский нацпарк занимает 282 тыс. га. Китайцы надеются, что на их территории будет жить не менее 100 тигров.

Ученые утверждают, что благодаря совместным усилиям общая численность амурского тигра уже достигла отметки в 600 особей, причем около 50 из них — это самостоятельная популяция, населяющая юго-западное Приморье и сопредельный китайский нацпарк. Эта популяция даже получила свое название — восточно-маньчжурская. Кроме того, по оценкам специалистов, численность леопарда на этой территории, вероятно, превышает отметку в 120 особей. В КНР постоянно наблюдают не менее 15 дальневосточных леопардов и 10 амурских тигров, появилось два выводка тигрят. Некоторые из них имеют, так называемое двойное гражданство, живут на территории России и на территории Китая.

«Мы должны знать, какие условия созданы для кошек, переходящих границу. Эти условия должны быть благоприятными для размножения, все в порядке должно быть с кормовой базой. Потому сама жизнь требует нашего постоянного сотрудничества, обмена информацией, данными с фотоловушек о состоянии кормовой базы и так далее», — отметил директор нацпарка «Земля леопарда» Виктор Бардюк.



 

Взаимовыгодное сотрудничество

Если Россия служит ядром распространения животных, то китайская сторона имеет технологии, которые крайне интересны российским ученым. Раньше диких кошек считали по следам, теперь ученые опираются на данные фотоловушек, которые устанавливают в лесу. Камеры реагируют на движение и фиксируют животных. Ученые знают всех тигров и леопардов, различая их по индивидуальным пятнам и полоскам. Их называют по именам, отслеживают историю жизни на протяжении более 10 лет. Но технологии не стоят на месте.

Если на юго-западе России стоит 400 видеокамер, закрывающий площадь примерно четыре тыс. кв. км, то в Северо-восточном национальном парке тигров и леопардов на территории пяти тыс. кв. км — три тыс. камер. Анализом данных в России занимаются ученые вручную, а в Китае уникальный искусственный интеллект: 1 500 фотоловушек в онлайн режиме посылают информацию о каждом зафиксированном животном на специально построенные приемные башни, с которых по кабелям сведения моментально попадают в Центр мониторинга. Благодаря обучаемой программе нейросети (AI — искусственный интеллект) компьютер не только определяет вид животного, но и индивидуально распознает тигров и леопардов. Спустя 2,5 минуты после получения информация появляется на пульте оператора. Правительство Китая использует этот проект как пилотный, чтобы распространить методику на все создаваемые национальные парки КНР.

«Но, несмотря на технологии и большую плотность камер, у Китая меньше фотографий тигров и леопардов. У нас есть чему поучиться друг у друга», — отметил Юрий Дарман.

Также китайская сторона сталкивается с проблемой взаимоотношений местного населения и диких кошек. У них мало копытных и практикуется свободный выпас коров в лесу. Тигры считают домашний скот своей добычей. Кроме того, дикие кабаны, которые также составляют рацион хищника и находятся под охраной нацпарка, под осень выкапывают урожай фермеров. Пока правительство полностью компенсирует все расходы. В России эти вопросы решены, а специалисты готовы делиться опытом.

«Естественно, обе территории после создания трансграничного резервата будут работать по законам своего государства. Только возрастет степень координации и взаимодействия между ними. И такое межправительственное соглашение позволяет осуществлять экстренные контакты через институт погранпредставителей в случае ЧС — наводнений, тайфунов, возникновения опасных заболеваний у животных. Когда будет создан трансграничный резерват, возможно, в некоторых особо важных для миграции животных местах колючая проволока будет заменена на иные, более современные технологии. Китайская сторона также имеет интерес к нашему опыту — в установке фотоловушек, организации биотехнических мероприятий. На "Земле леопарда" в этом накоплен большой опыт, и мы можем им поделиться. Ну и плюс приграничные обмены — как сотрудниками учреждений, так и экологическими делегациями из числа местного населения, детскими, волонтерскими организациями. Также в планах — проведение совместных научных исследований, создание единой базы данных», — объяснил Виктор Бардюк.

 

Финансовый вопрос

По данным специалистов, финансовый вопрос при создании трансграничной территории закрыт как со стороны России, так и со стороны Китая. В РФ нацпарк «Земля леопарда» и заповедник «Кедровая падь» имеют достаточно большое финансирование. Плюс спонсорскую помощь оказывает автономная некоммерческая организация «Дальневосточные леопарды», созданная под патронажем специального представителя президента РФ по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергея Иванова.

«Но официально для международной деятельности денег не выделено. В российском законе даже нет такого понятия как трансграничный заповедник. И в новую редакцию закона об ООПТ это тоже не вошло, к сожалению. Но, тем не менее, у нас существуют трансграничные заповедники, такие как озеро Ханка, Даурский. Они никак не прописаны, поэтому отдельной статьи расходов нет в бюджете», — прокомментировал Юрий Дарман.

 

Уникальность проекта

Трансграничный резерват «Земля диких кошек» поможет восстановить популяцию редчайших хищников, которые еще несколько десятков лет назад были на грани исчезновения на планете.

«В одиночку мы сохранить тигра и леопарда не сможем, потому что у нас территории больше просто нет, "емкость переполнена". А в Китае огромные леса. Уверен, что эта территория лет через 10 будет достойна Всемирного наследия ЮНЕСКО по своей уникальности. Почти 20 тыс. кв. км практически нетронутых лесов с полным комплектом экосистемы — от самых мелких животных до крупных хищников. Потому что, сохраняя тигра, мы сохраняем гораздо больше — всю экосистему до насекомых, экосистему лесов”, — заключил Юрий Дарман.