Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

На Дальнем Востоке все еще много «белых пятен»

На Дальнем Востоке все еще много «белых пятен»

Генеральный директор ОАО «Росгеология» Роман Панов о Стратегии развития геологической отрасли РФ на ближайшие годы и о том, как санкции в отношении России могут отразиться на геологоразведочной отрасли.

- Роман Сергеевич, в СМИ появилась информация, что «Росгеологию» собираются превратить в госкорпорацию. Правительство согласовало передачу на баланс 10 госпредприятий стоимостью 1,3 млрд рублей. Для чего это делается? И как скажется на развитии компании?

- Я не могу комментировать вхождение компаний в холдинг до тех пор, пока Указ об их передаче на баланс «Росгеологии» не подписан. Однако при подготовке Стратегии развития до 2020 года мы просчитывали различные сценарии и пришли к пониманию, что дальнейшая консолидация государственных геологоразведочных активов на балансе «Росгеологии» была бы абсолютно логична.

«Росгеологии» в ближайшие годы необходимо обеспечить существенный прирост выполняемых государственных заказов, расширение объемов работ на сервисном рынке, приступить к реализации инициативных поисковых проектов в целях привлечения частных инвестиций и увеличения объемов геологоразведки на ранних стадиях геологического изучения недр. Наукоемкие и высокотехнологичные геологоразведочные работы, выполняемые компанией, должны быть обеспечены функционалом научно-прикладного характера.

Для успешной реализации целей и задач доля ОАО «Росгеология» на рынке ГРР к 2020 году должна вырасти в разы. Причем наиболее важно достичь данного показателя за счет наукоемкой доли рынка, использования самых современных инновационных технологических и технических методов комплексного геологического изучения недр.

Выполнению этой задачи значительным образом способствовала бы дальнейшая консолидация на базе холдинга государственных активов, в частности, научно-практического и научно-исследовательского профиля, а также геофизического. Ряд таких предприятий, для которых вхождение в «Росгеологию» было бы целесообразно, включены в «Прогнозный план приватизации на 2014-2016 годы». Мы подготовили обоснования для передачи их в уставный капитал холдинга. В итоге мы планируем, что на базе «Росгеологии» будет консолидировано 63 геологических предприятия. Такая совокупность позволит достичь максимального интегрального результата от слияния, обеспечит комплексность работ, даст возможность увеличить эффективность использования основных средств и оптимизировать управленческие расходы.

- Сейчас готовится пакет поправок к закону о недрах, и эти поправки предусматривают так называемые «сквозные» лицензии, когда компания, исследующая недра и проводящая геологоразведку, получает и право на добычу. Поможет ли принятие инициативы развитию отрасли?

- Полагаю, было бы справедливым, если бы компания, понеся затраты на подготовку и формирование первичной информации об участках недр, имела бы возможность возврата вложенных средств. Поэтому считаем логичным механизм предоставления лицензий по заявочному принципу первооткрывателям месторождений на бесконкурсной основе и поддерживаем идею его внедрения. Это стимулировало бы развитие юниорного бизнеса, повышало бы интерес инвесторов к геологоразведке и, в конечном счете, служило бы постоянному восполнению минерально-сырьевой базы нашей страны.

- В июне на парламентских слушаниях Вы выступили, осветив Стратегию развития геологической отрасли РФ. Каковы, на Ваш взгляд, основные принципы ее развития?

- Стратегия развития геологической отрасли Российской Федерации до 2030 года предполагает перевод отечественной геологоразведки на качественно новый уровень как в части технологий, так и по объемам прироста геологической информации. В результате ее реализации изученность территории России, ее континентального шельфа и акваторий внутренних морей должна вырасти к 2015 году до 45%, к 2020 году – до 50%. Что же касается территорий нашей страны, подверженных влиянию опасных геологических процессов и явлений, то к 2015 году их изученность должна вырасти до 55%, а к 2020 году – до 60%.

Также должен быть обеспечен рост объемов финансирования за счет внебюджетных источников вследствие повышения инвестиционной привлекательности геологоразведочных работ по отношению к достигнутому уровню в 2015 году на 20%, в 2020 году – на 40%. Это тоже важный аспект.

«Росгеология» является важнейшим инструментом реализации Стратегии. Холдинг может быть не только основным подрядчиком по изучению территории нашей страны, но и институтом развития отрасли, через него можно претворять в жизнь и проекты в рамках частно-государственного партнерства, а также помогать развитию юниорного бизнеса.

- Роман Сергеевич, могут ли санкции в отношении России негативно сказаться на геологоразведочной отрасли?

- Геологоразведочная отрасль (а также сервисный бизнес в России) за последние 20 лет попал под сильную зависимость от компаний с участием иностранного капитала. Без достоверной геологической информации невозможны эффективные инвестиции в развитие добывающего сектора. Цена ошибочных решений, принятых на основе неполных или некачественных исследований, может выражаться сотнями миллиардов рублей. Понимая это, США и Китай фактически закрыли внутренние рынки для иностранных геофизических компаний, в России же активно работают американские Schlumberger, Halliburton, Baker Hughes, Weatherford и др. И год от года они расширяют свое присутствие путем поглощения профильных российских или создания совместных предприятий. Если доля зарубежных игроков на внутреннем рынке в 2000 году составляла всего 5%, то в 2012г. – уже 27%, а при отсутствии должного противодействия, например в виде становления и развития государственного геологоразведочного холдинга «Росгеология», рост иностранного присутствия может привести к 2020 году к потере контроля над 50-60% рынка геологоразведочных работ, занятому зарубежными концернами. На добывающий комплекс приходится большая часть ВВП нашего государства, геологоразведка обеспечивает возможности для его нормального функционирования. Поэтому так важно вывести отрасль в России на новый уровень. Росгеология может стать центром развития геологоразведки и сопутствующих технологий в нашей стране.

- Вы работаете с Московской школой управления СКОЛКОВО. В чем заключается работа?

- В мае в рамках Петербургского Международного экономического форума мы подписали соглашение о сотрудничестве с Московской школой управления СКОЛКОВО. Документ предусматривает совместную работу в целях развития кадрового потенциала для образовательной, научной и инновационной деятельности для решения наукоемких задач геологической отрасли. Мы прорабатываем вопрос о создании на базе бизнес-школы Кафедры инновационных технологий геологоразведочных работ и освоения нетрадиционных и трудно извлекаемых запасов углеводородного сырья (НТРИЗ). Для холдинга, как координатора центра по изучению и освоению таких видов углеводородов при Министерстве природных ресурсов, данное направление является приоритетным. Документ предполагает также взаимодействие «Росгеологии» с Энергетическим центром бизнес-школы «Сколково», которое в дальнейшем позволит реализовать ряд совместных проектов по разработке инновационных технологий для рентабельного освоения НТРИЗ. Один из них – геоинформационный проект интеграции геолого-геофизической и промысловой информации по таким углеводородам.

- Как можно оценить состояние геологоразведки на Дальнем Востоке? Для эффективного освоения минерально-сырьевой базы нужны, кадры, хорошее оборудование, слаженная работа. Можем ли мы этим похвастаться?

- В настоящее время Дальний Восток недостаточно исследован с геологической точки зрения. И именно здесь, а также в Восточной Сибири еще могут быть сделаны по-настоящему значимые открытия. Такие перспективы есть, здесь пока еще много «белых пятен». Регион очень значим с точки зрения развития добывающего комплекса страны, сейчас такое понимание есть на государственном уровне, поэтому отмечается тренд к увеличению финансирования на геологическое изучение региона. Регионы наибольшей емкости рынка геологоразведочных работ сегодня – Уральский, Сибирский, Дальневосточный, Приволжский федеральные округа и шельф. Если посмотреть на статистику финансирования геологоразведочных работ последних лет, на Дальний Восток приходилось порядка 13% освоенных средств, на Сибирь – 15%, 23% - на Урал, 9% - на Поволжье. В дальнейшем тренд должен еще сместиться только в сторону увеличения финансирования ГРР в Дальневосточном округе и Восточной Сибири. Особое внимание этим регионам уделяется в рамках реализации государственной программы «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2018 года» (распоряжение Правительства Российской Федерации от 29 марта 2013 года №466-р), а также в соответствии с приоритетами, сформулированными в Протоколе заседания Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока от 24 октября 2013 года № 1 (г.Комсомольск-на-Амуре), в перечне поручений Президента Российской Федерации по итогам бюджетного послания Федеральному Собранию 12 декабря 2013 года по ускоренному развитию минерально-сырьевой базы, расширению геологоразведочных работ в таком стратегически и геополитически важном для экономики Российской Федерации регионе.

- Каковы на сегодняшний день цели и задачи холдинга на Дальнем Востоке (вы присутствуете во всех регионах за исключением Якутии и ЕАО)? Сколько у вас предприятий в ДВФО? Есть ли нерентабельные? И если да, то каковы планы по их выводу из кризисной ситуации?

- У «Росгеологии» в Дальневосточном округе базируются 7 компаний: «Приморгеология», «Магадангеология», «СахГРЭ», «Амургеология», «Дальгеофизика», «Камчатгеология», «Георегион». При этом ряд других предприятий реализуют на данной территории отдельные проекты, связанные с геологоразведкой. Износ оборудования у компаний достаточно высок, основные фонды требуют модернизации, есть и определенные кадровые проблемы. Особое внимание предприятиям Дальнего Востока мы намерены уделить в рамках реализации Стратегии развития холдинга.

- В конце мая ОАО «Приморгеология» (г. Владивосток) приступила к летнему полевому сезону 2014 года. По каким направлениям идет геологоразведка и можно ли говорить об успехах? (Поиски медно-порфировых руд, редкоземельных металлов, олова, свинца, вольфрама, золота, серебра, меди)?

- Окончательные выводы по перспективности каждого отдельного объекта можно делать по завершении работ на нем, все данные будут отображены в геологических отчетах, которые мы предоставляем Роснедрам по факту исполнения контракта. Могу сказать, что в Приморье есть интересные объекты по олову, свинцу, вольфраму, золоту, серебру, меди. Но чтобы подтвердить их перспективность для промышленной разработки нужно ещё провести достаточное количество исследований.

- Какие исследования являются приоритетными в других регионах ДВФО?

- Мы ведем целый ряд проектов по составлению геологических карт нового поколения, созданию геологических основ для определения перспектив территорий на различные виды полезных ископаемых. Дальневосточный федеральный округ можно назвать самым перспективным в России с точки зрения восполнения минерально-сырьевой базы: как по ТПИ, так и по углеводородам. В Дальневосточном регионе имеется огромное количество зон для потенциального промышленного развития, необходимо выявить те из них, которые по своим экономическим характеристикам окажутся предпочтительнее других, где будет наблюдаться максимальная синергия от комплексной разработки. Для этого необходимо выполнить большой объем геологоразведки.

- Насколько вероятно, что на севере Камчатки будут развернуты геологоразведочные работы по поиску золота и серебра?

- В настоящий момент мы ведем работы на Ткаправаямской площади в Карагинском районе на севере Камчатского края. Их итогом должна стать современная геологическая основа, которая позволит оценить перспективы территории на золото, серебро, углеводороды и другие полезные ископаемые. К концу 2016 года мы закончим работу по контракту, тогда же будут даны рекомендации по постановке дальнейших геологоразведочных и поисковых работ на объекте.

- Как проходит реализация экологической программы на островах архипелага Земли Франца-Иосифа, подрядчиком по выполнению которой выступает «Росгеология»? В ходе работ выявлено свыше 60 тысяч тонн отходов, которые необходимо ликвидировать. Как с этим обстоят дела?

- В этом году мы приступили к третьему этапу работ по очистке островов архипелага Земля Франца Иосифа. Каждый этап предполагает вывоз с островов по 8 тыс. т отходов. Ежегодно мы этот план перевыполняем. Рассчитываем, что и сезон 2014 года не станет исключением. Пока работы идут в плановом порядке. Старт программы по очистке территорий Северного Ледовитого океана был объявлен Владимиром Путиным на Первом международном арктическом форуме «Арктика – территория диалога» в 2010 году. Прошло три года и мы видим, что программа действительно работает и эффект колоссален. Арктика очень чувствительна к загрязнениям, так как механизмы биологической очистки в холодном климате действуют очень медленно. Изучение экологических проблем и выработка технологий для их решения является важным блоком в работе холдинга «Росгеология».

- Есть ли у вас договоренности по сотрудничеству в геологоразведочных проектах с компаниями «Роснефти», «Газпрома», «ЛУКОЙЛа»?

- Да, некоторые проекты мы уже реализуем, по определенным находимся в стадии обсуждения. Например, для «Газпрома» мы ведем работы сейчас по выявлению потенциально перспективных объектов для постановки ГРР с целью строительства подземных хранилищ газа в осадочном чехле Восточно-Сибирского и Дальневосточного регионов.

- Государственные заказы для «Росгеологии» пока будут основным источником работы?

- «Росгеология» создавалась под выполнение задач, которые ставит государство. Это является основным нашим приоритетом, и в дальнейшем мы намерены только увеличивать объемы работ, проводимых в рамках госконтрактов. Однако мы также серьезным образом активизировали за последний год работу с бизнесом, наш портфель заказов растет и за счет частного сектора.